Спустя пять лет после августовской войны Россия и Грузия начинают медленными шагами двигаться навстречу друг другу. Обе страны обозначили жесткие границы уступок, на которые они могут пойти во взаимных отношениях, а также в вопросах Абхазии и Южной Осетии. Атмосферу подогревают различные инциденты, как недавнее появление российских военных на грузинской территории и передвижение границы в окрестностях Дици — небольшого села на северо-западе от Тбилиси. Оно не отличается ничем особенным на фоне других похожих населенных пунктов, разбросанных по всей территории страны. Обращает на себя внимание только его соседство. За границей села начинается сепаратистская республика Южная Осетия. Та самая, из-за которой пять лет назад разыгралась короткая, проигранная Грузией, война.

Хотя с тех пор воинственный настрой по обеим сторонам границы спал, о мире говорить пока сложно. В этом убедились жители Дици накануне пятой годовщины конфликта. Прекрасным солнечным утром на соседних полях появились российские пограничники, принявшиеся рьяно возводить заграждения из ключей проволоки. В укреплении граничной линии не было бы ничего удивительного, если бы не тот факт, что россияне передвинули эту границу на 300 метров вглубь грузинской территории, чего не предусматривали принятые сторонами конфликта соглашения.

Реакция грузинских властей была мягкой. Грузинский премьер Бидзина Иванишвили для успокоения местных жителей увеличил количество полиции в Дици, а также попросил наблюдателей ЕС чаще патрулировать окрестности.

Здание парламента в Сухуми


Читайте также: Кривая нормализации отношений между Россией и Грузией стабилизировалась

Начало оттепели?

Еще несколько лет назад подобное спокойствие было невозможно. Скорее всего, как это неоднократно бывало, стороны обменялись бы ударами, а президент Саакашвили громил бы с трибун россиян и осетин. Но эти времена уходят в прошлое. После смены власти и получения оппозиционным блоком «Грузинская мечта» большинства в парламенте, премьер Иванишвили предпринял пересмотр политики не только в отношении России, но и сепаратистских республик.

С приходом политика-миллиардера Грузия отказалась от антироссийской риторики прежнего президента и сосредоточилась на поиске плоскостей взаимопонимания с Россией, Абхазией и Осетией. Первым шагом в этом направлении стало заявление о том, что грузинские спортсмены примут участие в сочинской Олимпиаде, а Тбилиси не будет призывать к бойкоту игр. Кроме того Иванишвили назначил специального представителя для ведения переговоров с Москвой (официальные дипломатические отношения между странами с 2008 года приостановлены), который, в частности, обсуждал с Кремлем возможность возобновления прямых авиарейсов и железнодорожного сообщения между двумя странами.

Уступки касаются не только России. Грузины разрешили транзит товаров через грузинскую территорию в Абхазию, облегчили пересечение совместной границы, распустили специальное военное формирование, действовавшее на территории республики, а также ввели ряд льгот для абхазов, желающих получить визы для обучения за границей. Кроме того были отменены заградительные меры для лиц, перемещающихся из России в Грузию через территорию непризнанных республик (раньше это считалось незаконным пересечением границы). Правительство Иванишвили предложило осетинам начать переговоры по восстановлению работы рынка в Эргнети, важной точки на торговой карте региона, который был закрыт при Саакашвили.

Также по теме: Взгляните на Грузию незатуманненым взором

Предел уступок

Иванишвили рассчитывает, что благодаря этим уступкам ему удастся добиться большего, чем прежним размахиванием шашкой. И он отчасти прав. В этом году после долгих лет отсутствия на российский рынок вернулись грузинские вина и знаменитая минеральная вода «Боржоми». Эмбарго на эти продукты, которое Россия ввела в 2006 году, негативно отразилось на экономике Грузии, которой так и не удалось компенсировать убытки. Президент Путин в интервью телеканалу Russia Today похвалил стремление Грузии нормализовать взаимные отношения, но отметил при этом, что вопрос «независимости» Абхазии и Осетии не подлежит обсуждению, хотя их статус в будущем может измениться. Чтобы это произошло, Грузия, однако, должна пойти на более радикальные изменения своей политики.

Встреча Михаила Саакашвили и Бидзины Иванишвили


Одним из пунктов могло бы стать усиление взаимодействия между российскими и грузинскими службами безопасности, а точнее, согласие вторых принять обозначенные в Москве приоритеты (это в первую очередь борьба с северокавказскими боевиками, которые угрожают проведению зимней Олимпиады). В долгосрочной перспективе Кремль, по всей вероятности, будет стараться склонить Тбилиси к отказу от прозападного курса. Между тем именно на нем, а также на незыблемости тезиса территориальной целостности государства, зиждется фундамент грузинской политики после «революции роз» 2003 года.

Поэтому россияне в настоящий момент не готовы к реальной нормализации отношений с Грузией и не скрывают этого. Подтверждением такой позиции служит отказ отменить визы для грузин (один из важнейших вопросов с грузинской перспективы) или исполнить требования мирного договора 2008 года, завершившего августовскую войну (касающиеся, в частности, вывода российских войск из Абхазии и Южной Осетии).

Читайте также: Абхазия, комфортная зона конфликта

В том же русле находится и история с границей в селе Дици. Россияне утверждают, что в данной ситуации не могут ничего предпринять, поскольку грузинская сторона должна договориться с осетинами и подписать соответствующее соглашение о границах. Однако появление данного документа означало бы признание Тбилиси независимости осетинского государства, а на это грузины никогда не пойдут.

Российские проблемы

Инцидент с границей демонстрирует, каким образом Россия использует и будет продолжать использовать сепаратистские республики для давления на Грузию. В этом плане с момента окончания войны ничего не изменилось. При этом вопреки всеобщему убеждению Москва не обладает полным контролем над Абхазией и Южной Осетией. Даже наоборот: в определенной степени обе республики стали для россиян тяжким грузом.

России пришлось натерпеться стыда на международной арене, после того, как независимость сепаратистских республик признала лишь горстка стран (Никарагуа, Венесуэла, Науру и Тувалу. Вануату недавно отозвало свое решение), среди которых не было ни одного члена пророссийского СНГ.

Осетины и абхазцы не всегда оказываются удобными партнерами для россиян и в двусторонних отношениях. В 2010-2012 годах Москва перевела Южной Осетии примерно 40 миллиардов рублей. Большая часть этих денег пошла на пополнение бюджета (90% государственных расходов покрывается за счет российских средств), а оставшиеся должны были быть предназначены на ликвидацию военных разрушений. Однако этого так и не произошло. Южноосетинское Министерство строительства заявило, что реконструкцию удастся завершить самое ранее в 2015 году, что наводит на вопросы о судьбе полученных республикой финансовых вливаний. Ответ, как говорит Министерство регионального развития РФ, прост: деньги разошлись между осетинскими чиновниками и бизнесменами.

Бидзина Иванишвили на пресс-конференции НАТО в Брюсселе

Также по теме: Расмуссен об интеграции Грузии в НАТО

В Абхазии помощь также не всегда попадала по адресу. Но это лишь одна из проблем. Абхазы и россияне ведут спор по поводу территории в 160 квадратных километров, и ни одна из сторон не собирается уступать. Жители этой маленькой сепаратистской республики доказали свою неуступчивость: они ни за что не хотят возвращать недвижимость проживавшим на их территории русским (аналогичный конфликт присутствует в грузино-абхазских отношениях), а одновременно сумели «отвоевать» три из четырех курортов, которые после войны арендовало сроком на 49 лет российское Министерство обороны.

Нерешенные проблемы

В данной ситуации сложно удивляться тому, что абхазы и осетины без энтузиазма относятся к попыткам сближения Грузии и России. Возвращение грузинских беженцев (в случае Абхазии их численность превышает размеры абхазского населения), ответственность за военные преступления, репрессии против грузинского населения, заключение договора о ненападении (Грузия отказывается от его подписания по той же причине, что и от установления границы с Южной Осетией) и, самое важное, статус двух республик: вот только некоторые из проблем, которые остаются нерешенными. Спустя пять лет после завершения войны несмотря на предпринимавшиеся на грузинской и российской политической сцене шаги, перспективы реальных подвижек в этом плане пока не видно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.