Прежде я уже писал статьи, в которых выражал свое несогласие с некоторыми особенно паникерскими интерпретациями состояния российской экономики.  Я искренне удивился тому, что после 6-7 предсказаний о неминуемом обвале российской экономики за последнее десятилетие Оуэн Мэтьюз (Owen Matthews) не постеснялся заявить, что 2013 год обязательно станет тем годом, когда все вокруг Кремля наконец рухнет. Однако вам не придется тратить много сил и времени на поиски людей, которые чрезвычайно пренебрежительно относятся к экономическим показателям России, а также к «забывчивости» и всеобщему скудоумию ее политиков.

Да, темпы развития российской экономики замедляются, и да, перед властями сейчас стоит непростой выбор: снятие денежных ограничений, вероятнее всего, приведет к инфляции, а возможности государства по стимулированию экономики чрезвычайно ограничены. В течение следующих нескольких лет темпы роста будут гораздо более низкими по сравнению с высокой конъюнктурой 2000-х годов и даже по сравнению с довольно скромными темпами, характерными для 2010-2012 годов, когда мир пытался оправиться от глобального экономического кризиса.

Экономические показатели


Тем не менее, если бы Россия действительно стремительно приближалась к экономическому тупику, если бы все больше людей убеждались в том, что ее модель нежизнеспособна, расходы по займам российского правительства начали бы расти. Да, российский государственный долг не слишком велик (он составляет всего около 10% от ВВП), однако если бы рынок решил, что в недалеком будущем экономическая ситуация в стране в значительной степени ухудшится, инвесторы потребовали бы более высоких возвратов. Спрос на российские долговые обязательства стал бы снижаться, а процентные ставки по облигациям – расти. Это базовые понятия экономики.

Именно так все и происходило в худшие дни кризиса 2008-2009 годов: расходы по займам России резко выросли с 7% до почти 11%, потому что возникли серьезные и вполне понятные сомнения в способности России пережить экономическую бурю.

Однако с момента окончания кризиса процентные ставки по долгосрочным государственным ценным бумагам практически не менялись: с тех пор они колебались в довольно узких рамках, и сейчас они находятся примерно на уровне 2006 года. Лично мне кажется, что такая ситуация свидетельствует о том, что в российской экономике в ближайшее время не произойдет никаких серьезных изменений: быстрого роста ожидать не приходится, однако стремительный обвал ей также не грозит.

Возможно ли, что рынок облигаций ошибается? Разумеется. То, что рынок ошибается, столь же возможно, насколько возможно то, что Путина свергнут до конца этого года или что я выиграю в лотерею. Возможно практически все. Однако весьма маловероятно, что рынок облигаций может оказаться настолько старательно невосприимчивым к надвигающейся экономической катастрофе. Таблица, которую я привел выше, свидетельствует о том, что ситуация будет развиваться примерно в таком же ключе, как и прежде, и что в ближайшем будущем никаких серьезных изменений не произойдет.

Возможно, в настоящее время российская экономика не может похвастаться особенно хорошими показателями, однако нет почти никаких оснований полагать, что в ближайшем будущем ей грозит полная остановка. Поэтому, если вы, как и многие другие жители Запада, ожидаете, что Путин лишится своего поста в результате разрушительного экономического кризиса, вам придется ждать этого очень долго.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.