Москва – Во время недавней поездки в российский город Сочи я встретилась с 26-летней Марией, живущей вместе с матерью на третьем этаже в муниципальной квартире. Их дом находится всего в нескольких километрах от сверкающих новых олимпийских объектов, которые ждут спортсменов, болельщиков и прочих гостей. Мария с трудом передвигается и поэтому пользуется инвалидной коляской. Сидя в комнате, слабо освещаемой дневным светом, она сказала мне, что обычно стесняется и не любит рассказывать людям о своей инвалидности. Однако ей есть что расссказать о том, как живется в Сочи людям с ограниченными возможностями. «По телевизору они говорят и говорят без умолку о том, как ко времени проведения Олимпиады все в городе изменится, – сказала мне Мария. – Они говорят об этом уже несколько лет, но здесь ничего не меняется».

На момент нашей встречи Мария не покидала свою квартиру четыре месяца. Лифт в ее доме работает лишь периодически из-за частых перебоев с электроснабжением в квартале. Лестница у входа в подъезд оснащена металлическим пандусом для инвалидных колясок. Таких спусков и подъемов для колясочников в зданиях и в пешеходных переходах полно, но уклон у них слишком крутой, и Мария не может ими пользоваться.

В Сочи начался обратный отсчет времени до марта 2014 года, когда там начнутся Паралимпийские игры. Эти игры дают возможность  сотням атлетов с ограниченными возможностями состязаться в пяти зимних видах спорта, включая горные лыжи, биатлон, лыжные гонки, следж-хоккей и керлинг на колясках. Но пока Россия готовится к рукоплесканиям и хвалебным отзывам за организацию Паралимпийских игр, важно указать на серьезные препятствия, с которыми в России сталкиваются миллионы людей с ограниченными возможностями.

В Сочи я посетила несколько мест, где будут проходить соревнования по паралимпийским видам спорта. Я ходила по зданиям с пологими спусками и подъемами, с лифтами, имеющими широкие и удобные для въезда двери. В душевых для спортсменов были низко расположенные краны, а в раздевалках – удобные крючки для одежды. Там можно было увидеть дверные проемы с контрастной краской для слабовидящих, а также кнопки в лифтах со шрифтом Брайля.

В целом возникло ощущение, что организаторы постарались все сделать так, чтобы спортсмены-паралимпийцы и прочие люди с ограниченными возможностями чувствовали себя в Олимпийском парке желанными гостями. Кроме того,  власти приложили немало усилий, чтобы распространить свое гостеприимство и на сам город Сочи. Они пообещали сделать удобными и доступными для инвалидов сотни зданий, автобусов и транспортных узлов. В феврале 2013 года во время встречи с организацией Human Rights Watch один чиновник заявил нам, что Сочи «может стать образцовым городом для всей России», прилагая усилия для того, чтобы люди с ограниченными возможностями не чувствовали себя чужими в обществе.

Обзор олимпийских объектов и информация об амбициозных российских планах по обеспечению доступности и удобств оставили сильное впечатление. Но печальный опыт Марии многое говорит о том,  как в России относятся к людям с ограниченными возможностями, которые удалены от взоров общественности. Количество переоборудованных зданий и доступных автобусов не имеет никакого значения, если сочинские инвалиды не могут воспользоваться этими удобствами из-за несоблюдения основных прав, таких как право на доступное жилье.

К сожалению, жизненная ситуация Марии – это обычное дело в России, где проживают по меньшей мере 13 миллионов человек с ограниченными возможностями.

Многие люди из Сочи и других городов, с которыми побеседовали сотрудники Human Rights Watch, рассказали, что не могут выбраться из своих домов и воспользоваться услугами общественного транспорта. В результате они в своей повседневной жизни не в состоянии делать то, что большинство людей воспринимают как само собой разумеющееся: получать образование, работать, посещать врачей, общаться с друзьями.

Когда люди, с которыми мы разговаривали, обращались за содействием в переселении и в получении необходимых приспособлений для своих домов, как указано в выданных им медицинских документах, власти отвечали им отказом. Мария несколько раз подавала в сочинскую администрацию заявление о переселении, но ей постоянно говорили, что подходящих квартир в наличии нет.

Россия добилась немалых успехов. Проводя летние Олимпийские игры в 1980 году, Советский Союз отказался от организации Паралимпийских игр, заявив: «В СССР инвалидов нет».

Решение российского правительства о проведении Паралимпийских игр основано на его внутрироссийских и международных обязательствах обеспечить соблюдение прав людей с ограниченными возможностями. Федеральный закон гарантирует, что физическая инфраструктура будет доступна для таких людей, хотя конкретные механизмы исполнения этого закона отсутствуют. В 2012 году Россия ратифицировала Конвенцию ООН о правах инвалидов, которая обязывает российские власти развивать доступную физическую инфраструктуру, а также включает другие требования и положения. Международный паралимпийский комитет, отвечающий за проведение Паралимпийских игр, должен настоять на том, чтобы Россия воспользовалась проведением Паралимпиады и оставила долговечное позитивное наследие для жителей Сочи с ограниченными возможностями, а также для жителей других городов.

Прежде всего, Россия должна прислушаться к тем, кто непосредственно страдает от отсутствия должных условий. Она должна подключить этих людей к принятию важных решений и откликнуться на их призыв сделать дома, общественный транспорт и жилые кварталы более удобными и доступными для инвалидов. И сейчас самое подходящее время для реализации  таких усилий.

Андреа Маззарино - исследователь Human Rights Watch по правам людей с инвалидностью и автор нового доклада этой организации «Вездесущие преграды. Отсутствие доступной среды для людей с инвалидностью в России».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.