В актуальном рейтинге свободы печати Россия занимает 148 место. В то время как телеканалы и большинство газет находятся под контролем государства, интернет, судя по всему, продолжает оставаться зоной свободы. Там существуют многочисленные критически настроенные веб-сайты. И к их числу относится и colta.ru, единственное онлайновой средство информации в России, которое финансируется исключительно за счет пожертвований.

Die Welt: Г-жа Степанова, как вам пришла в голову идея о том, чтобы создать в интернете посвященный культуре журнал?
Мария Степанова:
Наш веб-сайт имеет длинную и наполненную событиями историю. До OpenSpace.ru - так назывался наш первый проект - в России, как это ни странно, не было вообще ни одного крупного интернет-издания, посвященного вопросам культуры . Мы появились в онлайновом варианте в 2008 году, и сразу получили много читателей, и их число постоянно увеличивалось. Но в 2012 году наш издатель решил, что культура для этого веб-сайта больше не имеет значения. После этого он закрыл проект, а затем превратил его в социально-политический портал. Наша редакция вынуждена была уйти из этого СМИ. Однако при увольнении мы получили солидную компенсацию. И тогда мы решили инвестировать полученные средства в возрождение нашего проекта. Только теперь уже под другим названием и на основе другой финансовой модели. Так появился на свет веб-сайт colta.ru.

- Как именно функционирует ваша новая модель финансирования?
- Colta существует благодаря пожертвованиям наших читателей, то есть на основе краудфандинга (crowdfunding). Читатели имеют возможность направлять нам различные по величине денежные суммы, которые обычно составляют от 500 до 3000 рублей, то есть от 10 до 70 евро. Таким образом нам удалось в этом году собрать 2 миллиона рублей (примерно 45 тысяч евро - прим. редакции газеты Welt). Кроме того, существует совет, состоящий из людей, поддерживающих наш проект. В него входят деятели искусства, бизнесмены, журналисты. Их пожертвования больше по размеру, и минимальный ежегодный взнос составляет 300 тысяч рублей, то есть примерно 7 тысяч евро. Это не инвестиции, поскольку Colta не считает себя коммерческим проектом. Мы, скорее, представляем собой «платформу с определенной миссией» и с широкой аудиторией, которая помогает нам в осуществлении этой миссии.

Читайте также: Свободу нам обеспечит пресса, а не интернет

Газеты


- Вы довольны выбором этой модели?
- Да, сегодня я считаю, что эта модель является единственно правильной для нас. С учетом постоянных сокращений и трансформаций на российском медийном рынке, происходящих в последнее время, я считаю, что, с точки зрения выживания, для нас важно, чтобы мы никому не принадлежали. Так, например, недавно был заменен главный редактор портала gazeta.ru, и при этом нельзя не заметить, как стали меняться оттенки в этом интернет-издании. Я надеюсь, что ничего подобного с нами не произойдет.  В современной России лучше быть собакой без хозяина.

- Означает ли это, что у вас нет никаких проблем?
- В настоящий момент веб-сайт Colta имеет от 400 тысяч до 500 тысяч  посетителей (unique visitors) в месяц. Это хороший результат, и у нас есть еще возможность роста. Наша модель, на самом деле, функционирует великолепно, но она имеет один недостаток: она не гарантирует спокойного и стабильного существования. Мы занимаемся только краткосрочным планированием: недавно нам удалось свести наш бюджет на 2013 год, а что будет дальше, мы пока не знаем. В конце прошлого года, например, мы вынуждены были закрыться, так как у нас не было больше денег. Затем мы вновь открылись. Я научилась оставаться спокойной при наличие такого рода вызовов.

- То есть вы не исключаете возможности повторения подобного сценария?
- Я думаю, что все будет хорошо, но лучше быть готовым ко всему.

- Ваши читатели - кто они?
- Наши читатели принадлежат к двум слоям общества, и мы ориентируемся на оба. С одной стороны, речь идет об экспертах в области культуры, об ученых, писателях, критиках, журналистах, интеллектуалах. С другой стороны, мы являемся интернет-изданием, которое ориентируется на широкую публику, интересующуюся вопросами культуры. Для них наш веб-сайт представляет собой единственную возможность получить информацию о событиях культурной жизни во всем мире.

Также по теме: Кризис СМИ и двойные стандарты

- Почему вы выбрали интернет-формат, а не печатное издание?
- Интернет имеет так много преимуществ, что возвращение к печатному изданию мне теперь даже трудно себе представить. Цифровая форма позволяет нам постоянно находиться в контакте с нашими читателями, в интернете работать быстро и легко - это нельзя сравнить с огромным аппаратом, необходимым для печатного издания, при котором нужно заботиться о полиграфии, распространении и т.д.

- Может ли интернет, обладая подобными качествами, внести свой вклад в противостояние авторитарным тенденциям в России?
- Да, именно так в настоящий момент и происходит. В сети все еще существует много свободы, хотя парламент уже принял различные законы ограничительного характера. У нас есть очень хорошие интернет-издания, в том числе lenta.ru и slon.ru. Кроме того, существует частный телеканал «Дождь», который преимущественно смотрят в интернете. И, конечно же, блоги, главная зона общественного сопротивления. И социальные сети с их огромной аудиторией представляют собой проблему для государственной власти. Их сложнее всего контролировать.

- Вы когда-нибудь уже испытывали на себе давление сверху?
- Нет, к счастью, такого рода случаев у нас еще не было. Более крупные порталы имеют в этом отношении больше проблем. Но в России, в целом, сложно отличить давление со стороны политики от давления конкретных людей, которые просто боятся государственной власти. Самоцензура может быть более опасной, чем давление сверху. И в любом случае более унизительной.

Работа в офисе


- Почему так?
- Потому что большая часть самых сумасшедших и бесчеловечных решений принимается не верховной государственной властью, а чиновниками второго или третьего ряда, которые пытаются уловить желания руководства и действуют в режиме опережающего послушания. Там, например, большинство решений о закрытии и прекращении работы в российских средствах массовой информации принимались не Кремлем, а самими владельцами, которые до недавнего времени рассматривали медийный бизнес как модную игрушку. Но теперь, когда ветер неожиданно подул с другой стороны, они готовы от всего отказаться для того, чтобы никто не мог усмотреть в их деятельности попытку вмешиваться в политику.

Читайте также: Десятилетие утраченной свободы

- Какое будущее, на ваш взгляд, ожидает российский медийный рынок?
- Особенность ситуации в России состоит в невозможности делать долгосрочные прогнозы. До выборов мэра в Москве вряд ли кто-то мог предположить, что у Алексея Навального могут быть какие-то шансы. Даже тот факт, что он вообще смог выставить свою кандидатуру, казался просто чудом. Однако он получил 27% голосов, и такой результат не смог предсказать ни один социолог. После этого появилось чувство, что мы постепенно можем покинуть зону общественного разочарования. Однако свобода средств массовой информации по-прежнему находится в опасности. Государственный аппарат продолжает производить запреты, он ограничивает всех и во всем. Если события и дальше будут развиваться в неправильном направлении, то, несомненно, именно средства массовой информации в первую очередь почувствуют это давление.

- Что вы хотели бы пожелать журналистике в России?
-  Я бы пожелала журналистике в России оставаться журналистикой. Поскольку в настоящее время в России у нее есть реальные шансы превратиться в машину по производству пресс-релизов и радостных репортажей о достижениях экономики.

Эта статья опубликована в рамках блог-проекта под названием «Стартапы и цифровая родина» (Start-ups und die digitale Heimat) в сотрудничестве с Франкфуртской книжной ярмаркой (Frankfurter Buchmesse) и порталом VOCER.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.