В День народного единства в России, в ряде российских городов прошли «русские марши». К примеру, в Иркутске акция под лозунгом «Россия для русских» собрала более двухсот человек. В Москве состоялось два шествия националистического толка. Все эти марши, постоянные факты проявления расизма, нацизма, ксенофобии вызывают тревогу у многих представителей либеральной интеллигенции РФ. В частности, на днях Евгений Ихлов написал по этому поводу статью «Россия катится к нацизму». А вчера на своей страничке у Фейсбуке сопредседатель РПР-ПАРНАС Владимир Рыжков отметил следующее: «Россия - для всех! Вот правильный лозунг. Многонациональная федеративная демократическая Россия, где права, свободы и безопасность каждого защищены Конституцией, законом и государством. А Россия для русских, Татарстан для татар и так далее - программа быстрого и окончательного развала и уничтожения страны. Русский марш - демонстрация тех, кто хочет скорейшего развала России».

Интересно, что в столице Кыргызстана состоялась акция против проведения «русского марша». К зданию посольства России пришли несколько человек, которые выразили опасения, что «русский марш» превратится в фашистское шествие, а также они выступили против притеснения в России трудовых мигрантов.

"Русский марш" праворадикальных движений


«День» обратился к политологу, аналитику, директору Института глобальных стратегий Вадиму Карасеву с просьбой прокомментировать процессы, которые происходят в России, в частности участившиеся факты проявления расизма и нацизма, и к чему все это может, в конце концов, привести.

Украину очень часто обвиняют в проявлениях фашизма и нацизма. И в первую очередь эти голоса слышны со стороны северного соседа и некоторых пророссийских сил в самой стране. Но такие обвинения безосновательны, поскольку в Украине нет ни одной нацистской или пронацистской, не говоря уже профашистской партии.  А вот в России как раз и проходят процессы, в которых нас обвиняют. Там ксенофобия, проявления расизма и нацизма стали нормой. В частности, недавно футбольный клуб ЦСКА был наказан за расистские выкрики в адрес чернокожих игроков  английского клуба «Манчестер Сити». А на минувшей неделе во время футбольного матча «Спартак» — «Шинник» болельщики московского клуба развернули на трибунах стадиона нацистский флаг. И никто из тех, кто был рядом с этим красно-черным гитлеровским флагом, даже не выразил возмущение по этому поводу. И в довершение всего из Москвы была выдворена первая группа из более чем тысячи иностранцев, которые были задержаны на овощной базе Бирюлево в середине октября. Более того, 80% участников опроса на «Эхо Москвы» — аудиторией которой является грамотная публика — отвергли идею миграционной амнистии — единственного нефашистского способа решить проблему рабства гастарбайтеров. Как это ни парадоксально звучит, справедливо замечает по этому поводу Евгений Ихлов в статье «Россия катится к нацизму», — все это пахнет не чем иным как фашизмом. Альтернатива — бесконечные облавы, концлагеря во всех крупных городах, добровольческие дружины с энтузиазмом хватают на улицах подозрительных, тотальная система «народной слежки» за укрытиями, где ютятся мигранты».

«День» обратился к политологу, аналитику, директору Института глобальных стратегий Вадиму Карасеву с просьбой прокомментировать процессы, происходящие в России, в частности проявления расизма и нацизма.

— В принципе, нацистские флаги, нацистские движения, скинхеды в России не новость, тем более не сенсация. Тут проблема в другом, а именно в том, что сегодня в Российской Федерации традиционная либерально гуманитарная с диссидентским профилем прозападная оппозиция переживает очень серьезный кризис. В России начинает формироваться национально-освободительная, национально-демократическая оппозиция с акцентом на национальных, иногда этнических проблемах россиян, символическим лидером которой является Навальный. И предвыборная кампания его на выборах мэра Москвы как раз прошла под такими лозунгами. В частности, основным пунктом этой кампании была борьба с нелегальной миграцией.

Эти новые тенденции в протестном движении РФ зафиксированы Кремлем, российским правящим режимом, который начинает перехватывать национальную повестку дня у оппозиции. Более того, режим начинает проводить эту политику в искаженных формах с чисто показательной целью, чтобы напугать российского обывателя и либеральную протестную часть РФ, которую олицетворяет своей публицистической деятельностью на разного рода интернет-ресурсах от Каспаров.ру до «Эхо Москвы».

— Что все это означает?
— Россия переживает кризис государственной идентичности. Россия в постсоветский период перестала быть империей, но не может никак стать национальным государством. Она недостаточно сильна, чтобы оставаться империей, но слаба, чтобы быть национальным государством. Путинский политический режим — это классический постимперский режим, это не национальное государство. Национальным государством ей стать очень трудно, учитывая этническую структуру РФ, федерализм, ситуацию на Северном Кавказе, внутренние республики. Поэтому в России зреет запрос, прежде всего среди молодого протестного политического поколения, на национальное российское государство. Но Россия в нынешнем политическом, этническом, административно-территориальном виде не может быть национальным государством, потому что она остается постимперской государственной структурой.

Русский марш в Москве


В этом все противоречие, которое будут программировать разного рода этно-национальные и этно-территориальные конфликты, все  более приобретая политизированную форму. И власть понимает, что для получения власти нужно трансформироваться в какую-то национальную структуру, чтобы не потерять поддержку именно русского населения. Ведь выглядит довольно странно, что свою электоральную поддержку нынешний режим получает от Северного Кавказа. А протестные настроения, которые отказывают в легитимности нынешней власти и режиму Путина, — как раз среди русского населения, в городах, где сосредоточено наибольшее количество русских.

Нужно готовиться к тому, что сегодня Россия находится в фазе вызревания от постимперской квазигосударственности к национальной государственности. Но учитывая территорию, административно-территориальное устройство, большую роль этнического элемента в российских элитах, разного рода этно-политических уний Кремля с Грозным, Дагестаном, Казанью, Уфой, а также то, что протестные настроения против нынешнего политического режима больше всего исходят от россиян, сегодня Россия запрограммирована на масштабные политико-этнические конфликты. Это будет проявляться не только в разного рода нацистских проявлениях среди футбольных фанов, но и в том, что Путину ради выживания своего политического режима придется перенимать национальный порядок дня.

Поэтому разного рода облавы на мигрантов, показательные антимигрантские выступления, игра в национализм, и более-менее солидная жириновщина будут сопровождать все эти процессы. Именно для того, чтобы в нынешнем постимперском политическом теле РФ и в процессах вызревания российского национального государства не вызрело поколение здорового гражданского российского национализма европейского типа, олицетворением которого более-менее является Навальный и его команда.

В России дилемма состоит в следующем: либо вызреет российский проевропейский либеральный национализм, такой, как в свое время в Украине украинская национальная демократия, либо Россия пойдет путем формирования политического режима на консервативной националистской платформе со всеми присущими ей атрибутами: ксенофобией, этническим сепаратизмом, консервативным национализмом и даже нацизмом.    

— Может ли Европа каким-то образом повлиять на Россию, чтобы не допустить второго варианта?
— Россию может спасти Европа только тогда, когда Россия будет становиться европейским государством и тем или иным образом будет иметь ассоциацию с ЕС. Только Европа может способствовать тому, чтобы на руинах этой постимперии формировалось российское национальное государство. Здесь другого пути нет. Но сегодня Россия, наоборот, делает шаг от Европы, чтобы сохранить основы современного политического режима, конец которого близок. Постимперское состояние не может долго существовать. Нужно формировать либо новую империю, либо новое национальное государство. Поэтому для Путина Таможенный союз или Евразийский союз — вопрос выживания. И если России не удастся вернуться в форму подобия империи на базе новых так называемых интеграционных проектов,  — на самом деле это проекты реимпериализации, тогда остается один путь — становиться национальным государством.  Но как ей выйти на уровень национальной государственности и при этом сохранить нынешний территориально-административный строй, территориальные границы? Как в российском национальном государстве может быть Чечня и Южный Кавказ? Теоретически можно было бы в РФ сделать что-то вроде Соединенных Штатов Америки с их плавильным котлом и отсутствием национальных признаков.

— А разве это не возможно?
— В России ленинской национальной политикой была заложенная бомба национализма и этнического сепаратизма. Союз Советских Социалистических Республик был создан на базе титульных наций. Поэтому процессы национализации внутри РФ зашли далеко и вернуть назад структуру американского имперско-республиканского типа невозможно. Впрочем, возможна какая-то модель европейского национального государства. Но для этого нужно снять административно-территориальный строй, и тогда появляется вопрос, сможет ли Россия быть национальным либерально-демократическим государством в нынешних территориальных границах.

— Тогда все упирается в ресурсы?

Празднование Курбан-байрама в Москве

— Да. Пока Россию объединяет нефтегазовая труба. Россия, как другие советские республики, — это осколки советской галактики. Украины это тоже касается, если она не станет ассоциированным членом ЕС и не войдет в европейскую семью народов. Россия — это некая ресурсная уния славянских, тюркских и угро-финских народов, которые припали к нефтегазовой трубе, и это их пока еще держит. Не будет трубы, не будет ренты — все разойдутся, и все будут приватизировать эту трубу. Да, это сегодня проблема ресурсной колониальной модели, которая больше бонусов и преференций дает не россиянам. Это очень странная модель колониального государства, когда Москва, Кремль платит дань, контрибуцию за то, чтобы Чечня и другие северокавказские так называемые республики не воевали против Кремля. А кто оплачивает это привилегированное положение? Россияне. Тем более что мы видим обратную колонизацию, когда этнические группы и анклавы колонизируют Москву, основные российские центры и фактически там хозяйничают, начиная с бизнеса и заканчивая лезгинкой и праздником Курбан-Байрам в Москве. И это выглядит очень странно для россиян. И оттуда тоже могут быть проявления низового национализма, нацизма и профашизма. Оттуда как раз и формируется запрос на новую оппозицию национально-демократического типа, как Навальный. И это как раз формирует ситуацию для отчаяния у таких либеральных интеллигентов, диссидентов-оппозиционеров, как Ихлов и иже с ним, которые в отчаянии, потому что это фактически ставит черту под дилеммой: западники и славянофилы. Этого уже нет.


— Понимают ли в Европе, насколько сложные процессы происходят в России, и необходимость подписать соглашение об ассоциации с Украиной, чтобы подтолкнуть российский режим к европейскому пути?
—  Думаю, что такого понимания в Европе нет. И тут важно то, что делает Украина. А мы сделали две очень важные вещи. Во-первых, в 1991 году мы не пошли на варианты разного рода конфедерации, которые нам предлагали, и предприняли шаг вперед, создав независимое национальное государство. И теперь мы должны подписать соглашение об ассоциации с ЕС, тогда у России не будет выхода. Россия либо распадется, либо будет вынуждена двигаться в сторону Европы. Но мы не должны ожидать, когда она до этого додумается, а сделать самим быстрее и эффективнее. Пока Европа до конца не понимает, что происходит сегодня в России, какие там зреют подводные антагонистические противоречия, которые ставят на грань существования и выживания саму государственность российскую. Кроме того, европейцы сегодня усыпляются разного рода рейтингами «Форбса», который назвал Путина самым влиятельным политиком. Пока Европа живет в иллюзорном мире, она не до конца понимает процессы, происходящие на постсоветском пространстве. Речь не о демократии или авторитаризме, а о том, что разрушаются структуры континентальной империи, государственности, которые закладывались в России, и в том числе в Украине, последние 300 лет, начиная с Московии и заканчивая империей Петра Первого. А это значит, что будет меняться геополитический ландшафт постсоветской Евразии, а это колоссальные вызовы для всего мира. И большинство их будет в интересах Китая, и пока еще западный мир не хочет задуматься над этим, так как это новая головная боль, что делать с этой огромной территорией, в которой нет порядка. Поэтому они терпят Путина, поскольку он минимум стабильности и минимум порядка обеспечивает в этом регионе. А что будет через 20—30 лет — просто страшно подумать. Поэтому и не хотят об этом думать. Когда страшно думать, тогда не думают. Лучше голову в песок, об этом не думать и жить сегодняшним днем, а там уже другие поколения будут разбираться с этим «счастьем» по-своему в других условиях. Но это уже дело других поколений, элит  и европейских лидеров.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.