Для человека, десять лет проведшего в российской колонии, Михаил Ходорковский выглядит просто замечательно.

Он смеется, шутит и с легкой иронией парирует вопросы о своем главном враге Владимире Путине — человеке, который бросил его за решетку, а на прошлой неделе помиловал. Бывший магнат ведет себя скромно, с чувством юмора и не проявляет никакой мстительности.

Спустя 36 часов после своего эффектного отъезда из России Ходорковский в воскресенье впервые появился на публике в Музее Берлинской стены. Это был весьма символический выбор — место, где во времена холодной войны советские и американские танки стояли в нескольких метрах друг от друга, граница между свободным Западом и закованным в кандалы Востоком.

Ходорковский в синем костюме и галстуке прошелся по залам музея в сопровождении суетливых телеоператоров. Он посетил мемориал великому советскому диссиденту Андрею Сахарову. И он всем улыбался.

Во время последовавшей затем беседы с группой западных журналистов, в том числе, с корреспондентом Guardian, Ходорковский дал несколько ответов на самый очевидный вопрос: что дальше? Многие ждали, что этот некогда самый богатый в России человек, а затем самый известный там политзаключенный возглавит российское оппозиционное движение и может быть даже станет когда-нибудь президентом страны.

Но Ходорковский не намеревается сразу бросать вызов президенту Путину или «бороться за власть», как он выражается. Да и в Россию он пока возвращаться не собирается. Ходорковский также исключил возможность возвращения в бизнес, хотя благодаря ему он стал мультимиллиардером и одним из самых богатых в мире людей.

Он заявил, что займется «общественной деятельностью», начав кампанию за освобождение других российских политзаключенных, остающихся за решеткой, включая группу молодых активистов, задержанных и посаженных в тюрьму после прошлогодних протестов против Путина. У него не было возможности поговорить с женой Инной о том, где они будут жить, однако Ходорковский сказал, что немецкая виза у него на год.

Отвечая на вопрос о том, благодарен ли он Путину, который помиловал его за несколько недель до начала зимних Олимпийских игр в городе Сочи, которые станут самым важным для России спортивным событием после московской Олимпиады 1980 года, Ходорковский сказал: «Мне трудно сказать, что я ему благодарен. Я долго думал о том, какие слова использую. Я рад его решению».

Он сказал, что не поддерживает бойкот Игр, однако отметил, что Олимпиаду не надо превращать «в праздник лично президента Путина».

Олимпиада могла стать «фактором» в его освобождении, заявил Ходорковский Guardian. Он добавил: «Я думаю, [мое освобождение] это символ того, что российское государство и лично Путин серьезно обеспокоены имиджем страны». Но, по мнению Ходорковского, его освобождение не означает, что Россия идет в направлении «глубоких реформ» или по более либеральной траектории движения.

Ходорковский, ставший одним из первых олигархов в 1990-е годы, был арестован в 2003 году после того, как начал финансировать оппозиционные политические партии. Многие увидели в его аресте и тюремном заключении политическое возмездие Кремля и лично Путина. Ему дважды выносили приговор за мошенничество и уклонение от уплаты налогов.

Его нефтяную компанию ЮКОС расформировали, а активы отдали государственной нефтяной компании «Роснефть», которую возглавляет союзник Путина Игорь Сечин. Ходорковский сказал в воскресенье, что не будет пытаться вернуть активы ЮКОСа, однако назвал «фантасмагорическими» те обвинения, которые выдвинула против него государственная прокуратура.

Самое примечательное в Ходорковском то, что он сохраняет едва ли не сверхчеловеческую способность оставаться оптимистом. На вопрос о том, изменился ли он в тюрьме, Ходорковский сухо ответил: «Самая большая перемена в том, что я стал на десять лет старше». Он сказал, что не знает, сколько у него денег, и пошутил: «Футбольный клуб я покупать не буду».

Он признал, что многие его друзья и коллеги из ЮКОСа дорого заплатили за связи с ним. Его соответчик Платон Лебедев по-прежнему находится в тюрьме. Он сказал, что смерть юриста ЮКОСа Василия Алексаняна в 2011 году после тюремного заключения будет преследовать его всю жизнь.

Российский Верховный суд пока еще не отменил многомиллионный иск по его первому делу. Ходорковский сказал, что пока этот вопрос не будет решен, он в Россию не вернется, поскольку опасается, что снова может попасть за решетку.

Детали освобождения Ходорковского похожи на шпионский боевик. Нефтяной магнат сказал, что первым идею о помиловании выдвинул в 2008 году временный преемник Путина президент Дмитрий Медведев. Но подавать прошение Ходорковский отказался, потому что это означало признание вины. Тем самым, он мог поставить под удар своих коллег по ЮКОСу, которым в таком случае могла грозить экстрадиция из-за рубежа.

И вдруг 12 ноября адвокат принес ему предложение от бывшего министра иностранных дел Германии Ганса-Дитриха Геншера (Hans-Dietrich Genscher), который провел секретные переговоры с Путиным. Там говорилось, что Ходорковскому следует написать прошение президенту о помиловании. «Я проанализировал это предложение. Там не было требования о признании вины», — сказал Ходорковский. Он написал такое прошение.

И ничего. И вдруг в прошлую пятницу в два часа ночи его разбудил начальник тюрьмы и спросил, хочет ли он улететь в Германию. «Они не предложили мне альтернативы», — сказал Ходорковский. Магнат знал, что его мать лежит в больнице в Берлине, где проходит лечение. Его отвезли на вертолете в Санкт-Петербург, а затем быстро вывезли из страны на частном немецком самолете. В субботу он встретился со своими родителями Борисом и Мариной, с сыном Павлом и с остальными членами семьи. Скоро в Германию приедет его жена Инна.

Его отъезд из России «прошел в лучших традициях 1070-х», сказал в воскресенье Ходорковский, имея в виду тогдашнюю практику отправлять оппонентов советской власти типа Александра Солженицына из страны в изгнание за рубеж.

По словам Ходорковского, условия содержания в тюрьме были «не как в ГУЛаге». По его словам, в самом начале тюремного срока он бросил курить. Но без поддержки семьи он бы не вынес десятилетнего заключения. «Семья могла навещать меня только четыре года из десяти, да и то на несколько минут раз в месяц», — сказал он.

За его встречами с близкими и с адвокатами велось наблюдение. По словам Ходорковского, он не может ответить на некоторые вопросы, скажем, надо ли иностранцам инвестировать средствам в Россию, потому что у него недостаточно информации.

Каковы перспективы России теперь? Магнат считает, что в ближайшее время никаких перемен в российском руководстве не будет, хотя он надеется, что Путин сдержит свое обещание «не быть президентом пожизненно». «Путин здоров, — отметил Ходорковский. — Он может продолжать работать длительное время». Российская оппозиция остается слабой, отметил он.

По его словам, главная проблема заключается в том, что в российском обществе слаба политическая сознательность. Хотя сейчас положение лучше, чем десять лет тому назад, когда его отправили в сибирскую тюрьму.

Пока приоритеты у Ходорковского ближе к дому. «Я не видел свою семью десять лет. Я не был на свободе десять лет. Дайте мне немного частной жизни».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.