С тех пор, как появилась концепция БРИК, российские экономические показатели стали регулярно сравнивать с индийскими, бразильскими и китайскими. И хотя в сравнении с Бразилией Россия выглядит не так уж плохо – по крайней мере, если смотреть только на цифры роста ВВП, – от Индии, Китая и еще нескольких наиболее динамичных развивающихся рынков она явно отстает. Многие с самого начала считали, что России не место в этой группе, а после того, как темпы роста ее ВВП в 2013 году после неоднократных пересмотров упали до ничтожных 1,4%, призывы исключить ее из БРИК зазвучали еще громче.

Хотя идея БРИК мне кажется интересной, а создатель термина Джим О’Нил (Jim O’Neill) сумел точно предсказать смещение экономического центра тяжести за пределы развитого мира, это не отменяет одного простого факта: Бразилия, Россия, Индия и Китай – очень разные страны, сильно различающиеся культурно, политически, демографически и экономически. Между ними нет почти ничего общего, кроме того, что все они велики по размеру.

Читайте также: Российская экономика - бумажный медведь


Я давно полагаю, что намного разумнее было бы сравнивать Россию со странами, с которыми она делит множество последствий государственного социализма. Россия и государства Центральной и Восточной Европы –  это, безусловно, не совсем одно и то же. Однако, пытаясь построить рыночные структуры на руинах командной экономики, посткоммунистические страны сталкивались с целым рядом одинаковых экономических, социальных и политических проблем. Унаследованные ими экономики были слишком сфокусированы на тяжелой промышленности и обладали недоразвитой сферой услуг. Слишком большая часть рабочей силы в них была занята в производстве, которое было исключительно неэффективным. Банковской системы в таких экономиках практически не было, а управление их государственными финансами было в лучшем случае хаотичным. К тому же, неуверенность в новых «правилах игры» порождала в них вездесущую коррупцию, раздувавшуюся до невиданных масштабов. Подобный набор проблем за пределами Восточной Европы встречался крайне редко.

Соответственно, если на фоне Китая или Индии Россия смотрится довольно плачевно, то на фоне Польши или Румынии она производит намного лучшее впечатление.

Подобная ситуация не обязательно сохранится навсегда. Вполне возможно, что лет через пять Россия окажется позади тех стран Центральной и Восточной Европы, которые стараются согласованно проводить экономические реформы. Однако в настоящее время она ничуть не отстает от государств, на которые больше всего похожа, и ее показатели в целом соответствуют общерегиональным.

У российской экономики, бесспорно, есть много трудностей. Их список возглавляет устойчиво высокий уровень оттока капиталов, от которого практически не отстает коррупция. Тем не менее, необходимо отметить, что едва ли не каждая страна в регионе пережила в последние годы долговременный период экономической слабости. Частично проблемы России носят сугубо внутренний характер, однако даже после замедления ее экономика по-прежнему растет быстрее экономик тех же Польши и Словакии, у которых традиционно были хорошие показатели. Это означает, что, скорее всего, что-то отрицательно воздействует на экономику всего региона.

В чем бы ни заключалось дело – в нехватке кредита от ЕЦБ или в последствиях демографического шока начала 1990-х годов – ни одна из стран определенно не способна справиться с этими факторами в одиночку. То есть, даже если российские власти вдруг всерьез возьмутся за экономические реформы, это вряд ли будет иметь большой эффект в краткосрочной перспективе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.