Большая шумиха, возникшая в связи с принятием Кремлем накануне Олимпийских игр в Сочи пресловутого антигейского закона, стала причиной немалого количества нападок на Россию, которые часто  не только не являются справедливыми, но и вызывают обратный результат. Туманно сформулированный российский закон, одобренный Владимиром Путиным летом прошлого года, запрещает пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних. Это необязательный и неуклюжий закон, который во многом напоминает Статью 28 (Закона о местном самоуправлении) эпохи Маргарет Тэтчер (о недопущении содействия местных властей Великобритании в распространении гомосексуальности; принят в 1988 году, отменен в 2003 году – прим. перев.). Закон направлен в первую очередь на то, чтобы усилить поддержку Путина в консервативно настроенной центральной части российского государства.  Он также стал причиной всплеска гомофобного насилия, что в настоящее время стало поводом для выступлений во всем мире в поддержку российского ЛГБТ-сообщества, а также для создания документального фильма в рамках программы Dispatches четвертого телеканала.

В то время как западные оппоненты кремлевского закона, вероятно, имеют вполне благородные намерения, их критика слишком часто оказывается истеричной и лицемерной. Осуждение также нередко напоминает нетерпимые речи ненависти, и это относится в том числе к недавнему заявлению Хью Лори (Hugh Laurie) о том, что русские вообще ничего ценного предложить Западу не могут. Однако эмоциональная реакция Лори оказалась довольно мягкой - Стивен Фрай (Stephen Fry) и Джей Лено (Jay Leno) сравнили кремлевский закон с нацистскими преследованиями евреев.

У меня нет совершенно никакого желания защищать Путина или пропитанные ненавистью антигейские комментарии, сделанные российскими политиками и знаменитостями. Жизнь в России для представителей ЛГБТ нередко оказывается весьма неприятной, и они заслуживают поддержки со стороны международного сообщества. Однако с чувством перспективы должно быть все в порядке, особенно если критики претендуют на то, чтобы установить определенную моральную инстанцию. В противном случае они будут играть прямо на руку управляемых Кремлем СМИ, смысл существования которых все больше основывается на ликующем стремлении обнаруживать западные несоответствия. Новый закон, несомненно, не является «одним из самых драконовских антигейских законов на планете», как утверждают активисты гей-движения в Соединенных Штатах.

Пребывая в возбужденном состоянии, легко упустить из виду некоторые простые факты. Гомосексуальность в России - в отличие от более 40 стран Британского содружества и 70 государств во всем мире - не является незаконной. На сегодняшний день, спустя более шести месяцев после вступления закона в силу, менее дюжины человек были оштрафованы за «пропаганду гомосексуализма». Никого за это не посадили в тюрьму. У российской полиции нет права задерживать людей просто по подозрению в том, что они геи или лесбиянки, как это ошибочно утверждал в прошлом году один из ведущих авторов газеты New York Times. Если бы это соответствовало действительности, то как бы мы могли объяснить тот факт, что гей-клубы в Москве, а также в других крупных городах имеют возможность рекламировать себя и после этого продолжать работать?

И, конечно же, геев, как это утверждает Фрай, не избивают до смерти «на глазах у бездействующих сотрудников полиции». Если бы это было так, то стала бы полиция в Волгограде в прошлом году арестовывать и предъявлять обвинение трем лицам в убийстве, которое, по мнению следователей, следует считать преступлением, основанным на гомофобной ненависти? И были бы в таком случае направлены в исправительные колонии люди, совершившие в этом месяце жестокое гомофобное убийство на Дальнем Востоке России? И был бы приговорен к исправительным работам бандит, напавший на активиста и борца за права геев, который во время проведения Эстафеты олимпийского огня в центральной России развернул флаг в цветах радуги? Властям, несомненно, нужно проявлять значительно больше бдительности, когда речь идет о преступниках, совершающих противоправные действия на основе чувства ненависти, однако перечисленные события вряд ли можно назвать отличительными признаками кампании спонсируемого государством террора.

Если Путин на самом деле ведет войну против ЛГБТ-сообщества, то почему в таком случае он не последовал примеру Нигерии, наиболее населенного государства Африки, в котором был принят закон, предусматривающий тюремное заключение для геев на срок до 14 лет? Или Индии, крупнейшей в мире демократия, где Верховный суд недавно восстановил запрет на однополый секс, существовавший в колониальные времена? Если Путин действительно хочет действовать жестко, то он, конечно же, может посмотреть в сторону Саудовской Аравии, где существующий обычай казнить гомосексуалистов почти никак не повлиял на то, что Барак Обама назвал «длинной историей дружбы» между Вашингтоном и Эр-Риядом. Это, разумеется, тот же самый Обама, который «нетерпимо» относится к российскому закону о запрете гомосексуальной пропаганды.

Сравнения с антисемитскими законами в нацистской Германии оскорбительны и неуместны. Насколько оскорбительны? Ну, вот Николай Алексеев, известный активист движения ЛГБТ, ставший в начале этого года первым человеком, оштрафованным на 70 фунтов стерлингов на основании федерального закона о запрете пропаганды гомосексуализма, резко отозвался об освещении этого вопроса на Западе, назвав его предвзятым и лицемерным.

Любые попытки обратить внимание на такие противоречия обычно отвергаются как пропагандистский прием - «А как насчет…» Однако такого рода обращения к прежним методам становятся все менее удовлетворительными. И Кремль явно не намерен игнорировать существующие двойные стандарты. Вспомните о том удовольствии, которое получил Путин, указывая на то, что в законодательстве более десяти американских штатов все еще существует наказание за содомию.

Если бы Путин знал, он, вероятно, упомянул бы и доклад организации Stonewall за 2013 год, в котором говорится о том, что в Соединенном Королевстве за последние три года каждая шестая лесбиянка, каждый шестой гей или бисексуал становились жертвами гомофобных нападений или инцидентов. «Геи страдают от плохого обращения во всех сферах жизни - к ним плохо относятся незнакомцы, соседи, коллеги по работе и даже члены семьи, - подчеркивается в докладе. - Многие из тех людей, которые обращаются за помощью к представителям правоохранительной системы, оказываются разочарованными, поскольку информация о большом количестве преступлений и инцидентов поступает, но никакой реакции за этим не следует».

Ни одна страна не любит нравоучений, особенно в том случае, когда критика часто оказывается непропорциональной и основанной на недостоверной информации. Русские не являются в этом смысле исключением, и ставшая уже привычной антироссийская риторика Запада по поводу целого перечня вопросов - от прав геев до Сирии и группы Passy Riot - создает ощущение национального преследования. Это также позволяет Путину позиционировать себя как единственного защитника своей родины перед лицом злобной «информационной войны» против Матушки России. Неудивительно, что рейтинги этого бывшего сотрудника КГБ достигли наивысших за последние десять лет отметок.

На самом деле Запад мало что может сделать для того, чтобы оказать влияние на Россию – будь то вопрос о геях или какой-либо другой. Но для того, чтобы иметь хоть какой-нибудь шанс на успех, критика должна быть умеренной, точной и, прежде всего, последовательной. Существует достаточно оснований для осуждения авторитарного режима Путина, и для этого не надо прибегать к гиперболам и фальсификациям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.