Посвященная событиям в Крыму речь президента России Владимира Путина даже, если не говорить о ее содержании, несомненно, была впечатляющей. После просмотра выступления хозяина Кремля нужно отдать должное его театральным способностям.

Подстроенные под текст меняющийся тембр голоса и темп речи, выразительный язык жестов и сдержанная, но убедительная мимика. Сложно представить речь, которая после аннексии территории другого государства звучала бы убедительнее. Она была одновременно и хорошо аргументированной, и человечной. Ей было легко поверить. Очевидно, в школу чекистов, откуда начался путь Путина к олимпу власти, тех, кто не умеет внушать людям доверие, не принимали. Однако Путин не был бы Путиным, если бы в его голосе не прозвучал металл. К тому же, не один раз. Если глава государства вроде бы в мирное время говорит об изменниках родины и «пятой колонне», подразумевая тех, кто не придерживается его мнения, то это не свидетельствует о здоровой атмосфере в обществе.

Высокопоставленные должностные лица, от высказываний которых многое зависит, обычно в своих выступлениях очень осторожны. Аналитики тщательно вылавливают отдельные ключевые слова, по которым можно судить о дальнейших замыслах этих должностных лиц. Главный вопрос, на который сейчас ведется поиск ответа: закончится ли все Крымом? Речь Путина оптимизм не вселяет, хотя в тексте были такие слова: «Не верьте тем, кто вас пугает Россией и кричит о том, что после Крыма последуют другие регионы». Эта фраза могла бы показаться успокаивающей только в том случае, если бы она вписывалась в общий успокаивающий контекст. Но этого не было. Путин указал, что «после революции большевики включили в состав Украины значительные исторические российские южные территории». Значит, косвенно высказаны территориальные претензии. Немного далее: «И скажу еще одно. На Украине живут и будут жить миллионы русских людей, русскоязычных граждан, и Россия всегда будет защищать их интересы политическими, дипломатическими и законными средствами». То, что в этот список не были включены военные средства, не должно вводить в заблуждение. В лексике Путина «законные средства» можно интерпретировать, как превентивное военное вмешательство якобы в целях недопущения больших жертв.

О том, что вряд ли Крымом все закончится, свидетельствует и абсолютно негативное отношение Путина к теперешней украинской власти. Нынешние лидеры Украины не услышали в речи Путина ни слова, за которое могла бы зацепиться надежда на то, что Москва начнет с ними нормальные межгосударственные переговоры: «Ясно, что легитимной исполнительной власти на Украине по-прежнему нет, говорить не с кем. Многие институты государства узурпированы самозванцами, к тому же, они ничего в государстве не контролируют. Они сами, хочу подчеркнуть, контролируются радикалами». Если на Украине нет государственной власти, с которой можно вести переговоры, то это сигнал о том, что Путин хочет другой государственной власти там. У него нет иной возможности поменять эту власть, кроме военной силы или угроз ее применения.

Речь Путина точно совпадает с опубликованным несколькими днями ранее МИДом России планом по урегулированию кризиса на Украине. Этот план близок к тому, что Сталин навязал Латвии в июне 1940 года. Он предусматривает: создание новой конституции Украины, которая определяла бы федерализацию Украины (раздел, как минимум, на четыре автономных региона); статус второго государственного языка для русского языка и новое (удовлетворяющее Кремль) правительство страны. Иными словами, Украине предлагается стать государством-вассалом России. Трудно представить, что правительство Украины по собственной воле примет такой план. Но расчет Путина основан на том, что западные партнеры, не желая углублять конфронтацию с ним, сами подтолкнут киевское руководство на дальнейшие уступки во имя «украинского государства и во избежание напрасных человеческих жертв».

Жесткие, энергичные действия Путина застали Запад врасплох. На фоне эффектной речи Путина высказывания западных лидеров напоминают детский лепет.  О так называемых санкциях даже неловко говорить. Они просто смешны. Путин сформулировал свою цель: Запад должен признать, что Россия мировая сверхдержава, которая так же, как и США, может диктовать другим государствам правила и указывать, что им делать. Перчатка брошена, настало время для ответного шага Запада.

Перевод: Лариса Дереча.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.