Если демонстрация неприкрытой силы не добавила Москве друзей, то у нового дипломатического наступления есть больше шансов оказаться успешным. Тем хуже для Украины, поскольку все указывает на то, что цели Кремля остались прежними: дестабилизация, а в итоге — вассализация.

1.
Одновременно с сообщениями о частичном отводе войск с российско-украинской границы стало заметно усиление давления со стороны России касательно внесения изменений в конституцию Украины, которые превратили бы устройство этого государства из унитарного в федеральное с расширением прав властей отдельных субъектов будущей федерации. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров представил этот план в письме госсекретарю США Джону Керри, а потом концепцию быстро распространили российские СМИ и политики.

Кремль увязывает воплощение плана со своей оценкой правовой ситуации на Украине. Выглядит эта оценка так: новое правительство в Киеве нелегитимно, потому что оно получило власть путем государственного переворота, следовательно, организуемые им в мае президентские выборы также будут нелегитимны. Однако Москва могла бы принять нынешнее украинское руководство как временного партнера, если бы оно выполнило следующие условия.

Во-первых, созвало Конституционное собрание, в состав которого на равных правах должны войти представители всех регионов. Далее, Собрание подготовило бы новую конституцию (проект которой должен быть утвержден на референдуме), вводящую федеративное устройство государства. И только после этого могли бы состояться выборы всех уровней власти — от президентского и парламентского до регионального.

Ключ к пониманию этого плана лежит в прерогативах регионов: по концепции Кремля, они должны иметь собственные бюджеты, самостоятельно собирать налоги и лишь потом переводить их часть в кассу федерации. Губернаторы регионов избирались бы жителями, а субъекты федерации получили бы право самостоятельно завязывать сотрудничество с иностранными партнерами, в том числе с иностранными государствами, а также устанавливать свой официальный язык.

Читайте также: Как дорого Украина обойдется Евросоюзу?


2.
Это описание напоминает Соединенные Штаты Америки: логичная концепция, которая опирается на любимой Западом идее местного самоуправления. Поэтому американцы не стали сразу же ее отвергать, а госсекретарь США даже признал, что эту тему можно обсудить. Тем более что Россия поддерживает идею переговоров с участием Америки и ЕС, которые бы занялись решением украинской проблемы, включая определение объема конституционных изменений.

Митинг-концерт "Мы вместе!"


Между тем федерализации не хочет Киев. Не только правительство Арсения Яценюка, но и кандидат на пост президента от Партии Регионов Михаил Добкин — бывший мэр Харькова, которого считают пророссийским политиком. Причина очевидна: федерализация — это российская лопата, которая может подкопать основы целостности Украины. Это инструмент для получения экономического и политического контроля над ее восточными и южными регионами, а в итоге для того, чтобы бросить ослабленный спорами между субъектами федерации и центром Киев на колени.

Варшавский Центр восточных исследований в своей аналитической работе «Доктрина Путина: создание концептуального фундамента для российского доминирования на постсоветском пространстве» точно подмечает, что осью доминирования выступает концепция «русского мира». Она не подразумевает, однако, поглощения территорий, населенных русскоязычными гражданами, при каждой удобной возможности. В плане минимум значится, скорее, использование этих регионов для нейтрализации прозападных устремлений постсоветских государств, а в плане максимум — втягивание этих государств в орбиту влияния России и постепенная вассализация. Поглощения выглядит здесь не как принцип действий, а как случайность. Таким образом, федерализация Украины по предлагаемой Кремлем модели была бы более успешным воплощением в жизнь концепции «русского мира», чем присоединение Крыма.

3.
Москва использует опасное оружие. Ведь идея федерализации — это завоевание политической мысли и политической практики Запада, ему будет сложнее отбросить и осудить ее, чем неприкрытую вооруженную интервенцию. Тем не менее, тревожные звоночки в западных столицах должны прозвенеть так же, как и при военной операции России.

Автономия — да, языковые права для украинских русских — да, федерализация — нет. По крайней мере не сейчас, вначале украинскому государству следует окрепнуть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.