Хотя американские экономические санкции против России не способны покончить с нестабильностью на Украине, в долгосрочной перспективе они могут ударить по российской экономике, полагает ряд ученых из Стэнфорда.

«Санкции не изменят политику Путина, – говорит профессор международных отношений Стэнфорда и старший научный сотрудник Института международных исследований Freeman Spogli Стивен Краснер (Stephen Krasner). – Аннексия Крыма и ослабление контроля Киева над Восточной Украиной укрепили позиции Путина внутри страны».

Соединенные Штаты и Европейский Союз ввели санкции против российских чиновников в ответ на аннексию Крыма и рост насилия на Восточной Украине. Затем, в конце апреля, Америка заморозила активы некоторых российских компаний и частных лиц. Однако энергетика и сырьевой сектор – ключевые отрасли для российской экономики, объем которой составляет 2 триллиона долларов, – пока не были затронуты.

Тем не менее, угроза продолжения конфликта на Украине и ужесточения санкций заставила мировых инвесторов усомниться, говорит Кэтрин Стоунер (Kathryn Stoner), политолог из Стэнфорда и старший научный сотрудник Института Freeman Spogli.

«Санкции в международной политике – это всегда грубый инструмент, но иногда они работают, – утверждает она. – Перед тем, как США в прошлом месяце ввели санкции, в российской экономике уже наметился спад, и сочетание санкций с явной угрозой российского вторжения на Украину дополнительно ударило по доверию инвесторов к российской экономике».

Стоунер отметила, что на прошлой неделе агентство Standard & Poor's снизило кредитный рейтинг России до уровня, лишь на одну отметку превышающего «мусорный», сославшись на отток капитала из страны.

«Нельзя сказать, что это – прямой результат американских или европейских санкций… однако, на мой взгляд, инвесторы любят видеть стабильность там, куда они вкладывают средства, а сейчас они видят, что в России, доверие к которой и без того было низким, стабильности нет», – заявила она.

Стоунер не думает, что мировое сообщество загонит Россию в изоляцию, как оно поступило несколько лет назад с Ираном в ответ на его ядерную программу. Ему будет трудно привлечь к жестким торговым санкциям Китай, пояснила политолог, а Китай, как и Европа, – крупный рынок для российских нефти и газа.

Она предполагает, что давление на Путина можно было бы усилить, если бы Запад продолжил замораживать активы богатых россиян и ограничил выдачу виз всем гражданам России.

«Если они не смогут ездить туда, где купили себе дома для отдыха или где просто любят отдыхать, это будет действовать на людей вдоль всей политической цепочки», – считает Стоунер.

По ее мнению, Соединенные Штаты могли бы нацелить санкции не только на богачей, но и на обычных россиян, сфокусировавшись на таких ключевых секторах экономики, как добыча сырья или импорт потребительских товаров. Возможно, это могло бы настроить российское общественное мнение против вторжения на Украину.

Европейская дилемма


США хотят выступить со своими европейскими союзниками единым фронтом. Однако это непростая задача. Ряд крупных немецких компаний, теснее связанных с Россией, чем американские, в открытую выступают в последнее время против расширения санкций.

По мнению Краснера, Европа стоит перед дилеммой.

«Европа должна быть лидером, – заявил он. – Однако зависимость от российской энергии мешает европейцам играть эту роль».

В долгосрочной перспективе Европа могла бы снизить свою потребность в российском газе, увеличивая внутреннее производство энергии с помощью новых технологий, полагает он.

Напротив, Стоунер полагает, что Евросоюз поддержит «ужесточение экономических санкций». «О зависимости Европы от российского газа много рассуждают, однако в действительности она меньше, чем убеждают СМИ», – говорит она.

По словам Стоунер, Германия получает от России 35% используемого ей газа, Франция – 16%, а Британия не получает российского газа вообще. Маленькие страны Прибалтики зависят от него сильнее, чем так называемая старая Европа.

Кроме того важно, что европейская и российская экономика взаимно зависят друг от друга, заявляет она. Например, Россия получает из Германии бытовую технику, а из других европейских стран – множество других необходимых ей товаров.

У европейцев есть свои рычаги, считает исследователь, и они это прекрасно знают.

НАТО и никакого статуса сверхдержавы


Эстония, Литва и Латвия – страны Прибалтики, ­некогда подконтрольные Советскому Союзу, - явно опасаются за свое будущее. Хотя они и состоят в НАТО, в каждой из них есть многочисленное русское население – как и на Украине.

Что будет, если Россия однажды против них выступит?

«Запад ясно дал понять, что он не будет использовать на Украине военную силу,  – считает Дэвид Холлоуэй (David Holloway), профессор истории международных отношений в Стэнфорде и старший научный сотрудник Института Freeman Spogli. – Однако если Россия столкнется с любой из стран НАТО, альянс будет готов применить силу».

Холлоуэй считает, что это не только проблема Европы. Обязательства НАТО защищать от нападения членов организации «глубоко вовлекают Соединенные Штаты в вопросы европейской безопасности».

«Для США это тоже серьезный кризис, способный повлиять на то, как другие страны воспринимают Америку», – отметил он.

Националистические восторги, лежащие в основе российских амбиций на Украине, в долгосрочной перспективе могут сильно подвести Россию на многих фронтах.

«Действия России, безусловно, не вернут этой стране статус сверхдержавы, – убежден Холлоуэй. – Они лишь ослабят ее экономически, заставят Европу сильнее ее бояться и приведут к новым репрессивным мерам во внутренней политике. Собственно говоря, все это уже происходит».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.