24 мая завершился XVIII Петербургский  международный экономический форум (ПМЭФ). Форум, который стал признанной  платформой для обсуждения региональных  и мировых тенденций, принявший  за 18 лет глав 20 государств (некоторых  по несколько раз), в этом году  прошел не слишком успешно. Владимир  Путин, которому в прошлом году  составили компанию федеральный  канцлер Германии Ангела Меркель и премьер-министр Нидерландов Марк Рютте, в этом году, не имея участников такого уровня, самостоятельно пытался убедить мировое бизнес-сообщество в том, что санкции Запада существенно не повлияют на Россию и его страну ожидают яркие перспективы бурного развития. Судя по всему, не убедил.

ПМЭФ оказался менее представительным, чем в прошлом году. И не только из-за отсутствия гостей высокого ранга, кроме самого Путина. В соответствии с перечнем участников на форум приехало на 20% меньше иностранных гостей, чем в 2013-м году. По оценке журналистов телеканала «Дождь», на самом деле от участия отказалось около 40% приглашенных из-за границы. Правда, немного увеличилось количество иностранцев, работающих в компаниях и представительствах иностранного бизнеса в России. Учитывая, что их бизнес уже функционирует в РФ, их, очевидно, больше интересовали не экономические, а геополитические перспективы последней и сценарии развития событий. Вместе с собственно российскими предпринимателями и армией чиновников, которых пригласили, чтобы заполнить свободные места, они надеялись, что речь Путина даст ответ на многочисленные вопросы. Вместо этого она оставила после себя неоднозначное впечатление, поляризуя реакцию присутствующих.

Речь Путина


Выступление президента РФ на ПМЭФ-2014 стало самым ожидаемым событием форума. Путин был в своем репертуаре. Он изложил свою «правду» про нынешние геополитические процессы. При этом несколько раз обратил внимание аудитории на то, что глобальное сообщество не считается с «законными интересами» России. По его мнению, однополярная модель мира себя исчерпала (впоследствии его поддержал заместитель председателя КНР Ли Юаньчао, который в своей речи заявил о необходимости перехода к многополярной модели мира). Действительно, появления нескольких политических центров на планете, видимо, не избежать. Но, очевидно, что они сформируются на базе тех стран, которые сами имеют многочисленные перспективы для развития экономики, общества, личности и создают подобные возможности для других. Если бы порядок в мире хотя бы на йоту зависел от авторитарной страны, которая ущемляет права и свободы даже своего населения, то это привело бы к глобальному восстанию свободных людей, которое переросло бы в Третью мировую войну. События на Украине, где Кремль пытается влиять на уже теперь свободных граждан, четко доказывают и моделируют это. Поэтому претензии РФ на роль геополитического центра, на которые намекнул Путин, видятся неестественными и неубедительными, особенно для бизнес-сообщества, которому точно известно все об уровне развития российской экономики.

Федеральный бюджет РФ может не справиться с масштабными инвестиционными проектами


Интерпретируя события на Украине, кремлевский лидер не раз подчеркнул, что на Украине произошел государственный переворот с целью свержения и, возможно, ликвидации «законного» президента Януковича. И ни слова о народе, который выстоял два месяца до начала радикализации событий, регулярно освистывая предложения оппозиционных лидеров, про многочисленных ефесбешников, которые нашептывали экс-президенту план кровавого разгона Майдана, о других, неприятные для Кремля подробностях украинской революции. Вот такая «правда» от Путина: с полным игнорированием простых людей, личностное развитие которых определяет силу любого государства и почву для его геополитических претензий. Дойдя до экономических вопросов, президент РФ признал, что санкции развитого мира все-таки повлияли на экономику России. Хотя он якобы не понимает, за что их ввели, ведь Кремль лишь хотел, чтобы учли его интересы. По его мнению, санкции будут иметь временный эффект, а предложенные меры по стимулированию экономики совсем нивелируют негатив и уже в среднесрочном периоде обеспечат бурное развитие российского бизнеса. Путин даже пытался шутить по поводу ограничений, применяемых к его друзьям, «двум евреям и одному хохлу», которые якобы не имеют никакого отношения к событиям на Украине и в Крыму и «еще до введения санкций все свои деньги вывели в Россию». Эти шутки производили гротескное впечатление на фоне предложенных вялых инструментов стимулирования экономики, которые, по свидетельствам российских аналитиков, мигрируют от выступления к выступлению вот уже третий год.

Путин четко идентифицировал ключевую сегодня проблему экономики - дефицит финансирования, который возник в связи с введением Западом ограничений. Президентский рецепт для ее устранения также якобы адекватен и разнообразен. Речь идет и о внедрении проектного финансирования в промышленности по ставке инфляция + 1%, и об увеличении капитализации системообразующих российских банков, и о бюджетном финансировании технологического переоборудования экономики, и об использовании средств Фонда национального благосостояния для финансирования строительства объектов инфраструктуры, и о предоставлении государственных гарантий при денежном обеспечении выбранных инвестиционных проектов. Однако все эти элементы так или иначе связаны с федеральным бюджетом. А вот где будет брать деньги кремлевский лидер в условиях, когда развитые страны ограничат покупку российских энергоносителей, защищенные статьи будут в дальнейшем сохранять высокую долю в бюджете РФ, а подписанное с Китаем соглашение абсорбирует заоблачную сумму инвестиций в $ 55 млрд., - вопрос открыт. Попытка ответить на него стандартно (упрощением открытия и ведения бизнеса и политикой импортозамещения, которая, кстати, представляется подготовкой Москвы к изоляции страны) показалась неубедительной.

Экономические реалии

В ответ на вербовочную речь Путина аудитория в целом проявила скептицизм, хотя и оказалась поляризованной. По свидетельствам присутствовавших на форуме, в этом году слова президента РФ приветствовали аплодисментами раз или два, а в прошлом году - раз десять. И хотя российские чиновники, как всегда, находились в восторге от слов главы своего государства, постоянно демонстрируя это в кулуарах, однако среди людей от бизнеса преобладали пессимистические настроения.

И надо признать, что такие настроения имеют твердое основание в макроэкономических тенденциях. Дефицит денег в России видно практически везде. Во-первых, ставка межбанковского кредита выросла от 6,7-7% в прошлом году до 8,95% в мае этого года. Это сопровождалось двукратным повышением учетной ставки Банком России от 5,5% до 7,0% и далее до 7,5%, а также ростом доходности к погашению десятилетних федеральных облигаций от 6,5-7,5% в прошлом году до 8,5% -9,5% в марте - мае 2014-го. Во-вторых, в марте впервые с 1998 года денежная масса (М2) сократилась относительно предыдущего месяца. С учетом обесценивания рубля это означает, что количество депозитов в банках падает: россияне забирают деньги из финучреждений и, возможно, конвертируют в твердую валюту. Поэтому замедляется рост требований (преимущественно кредитов) банков к бизнесу и населению. В-третьих, из России массово бежит капитал. По оценкам Центробанка, в I квартале 2014-го года чистый его отток (с учетом валютных свопов и корсчетов банков-резидентов в ЦБР) с РФ составил $ 63,7 млрд., что больше, чем за весь прошлый год при том, что события в Крыму и на Донбассе начались лишь в конце февраля. Если эта тенденция продолжится, то за весь 2014 год, по оценкам российских экспертов, из РФ могут вывезти около $ 200 млрд., что приведет к сокращению ЗВР на 40%. Не поможет даже жесткое ограничение объема сомнительных сделок, с помощью которых деньги выводились в оффшоры. Вместе с секторальными санкциями третьего уровня эта динамика движения капитала может привести к тому, что федеральный бюджет не только не справится с масштабными инвестиционными проектами вроде инфраструктуры для экспорта газа в Китай, но и социальные выплаты россиянам будет обеспечивать с большими трудностями.

Так что неудивительно, что ряд инвестиционных банкиров, по словам российских журналистов, сравнил ПМЭФ 2014 с форумом 2008 года, когда большой бизнес предчувствовал экономический кризис. Вероятно, их ощущения в большей или меньшей степени оправдаются.

Перевод: Антон Ефремов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.