Нефтяная промышленность игнорирует международные санкции против России и правильно делает, считает Ганс-Петер Зибенхаар. Специалисты по нефти не понаслышке знают, что такое санкции, и опыт, связанный с ними, оказался для них весьма болезненным.

 

Старожилы нефтяной отрасли хорошо помнят, какие последствия имело эмбарго, введенное Организацией стран-экспортеров нефти (ОПЕК) против собственных клиентов в 1973 году. Цены на нефть взлетели и вызвали глобальную рецессию — первую со времен Второй мировой войны. Нефть тогда использовали в качестве политического оружия, что привело к масштабному экономическому пожару.

ОПЕК сделала из этого выводы. Однако можно ли утверждать то же самое в отношении США и ЕС? Тамошние «ястребы» игнорируют исторический опыт и настаивают на ужесточении санкций против энергетической державы России, чтобы обеспечить Западу победу в гражданской войне на востоке Украины.

Особенно усердствуют в этом США, которые на протяжении многих лет действуют во внешней политике по принципу «нападай, вторгайся и изолируй», даже если это наносит ущерб их собственной экономике. На этом фоне примечательна реакция американского нефтяного гиганта Exxon, который совместно с российской «Роснефтью» именно сейчас начинает многомиллиардный проект по освоению Арктики. На официальном открытии нефтяной платформы присутствовал в режиме видеосвязи президент России Владимир Путин. Для него было очень важно показать, что, несмотря на конфликт интересов на Украине, экономический прагматизм для Кремля является приоритетным, по крайней мере - в энергетической отрасли.

Выступая на международной конференции нефтяников в Москве, состоявшейся в начале лета, американские энергетические гиганты дали понять, что по-прежнему делают ставку на сотрудничество с Россией в нефтегазовой сфере. Об этом ясно свидетельствовало, по меньшей мере, присутствие на встрече, которая проводится каждые два года, представителей высшего менеджмента американских компаний. В конце концов, Exxon и «Роснефть» на протяжении уже нескольких лет успешно работают в Сибири и на дальневосточном российском острове Сахалин. Для Вашингтона это сотрудничество, конечно, является своеобразным «бельмом на глазу», тем более что президент США Барак Обама включил главу «Роснефти» Игоря Сечина в «черный список» лиц, в отношении которых применены санкции.

Развитие сотрудничества в Северном Ледовитом океане становится открытым сопротивлением Exxon американской политике санкций. Это противоречие имеет большое значение. Люди, ведущие успешный бизнес, не хватаются за оружие. Вашингтон заблуждается, рассчитывая, что сможет с помощью бойкота заставить Москву способствовать деэскалации ситуации на Украине.

В том, что подобные способы давления не приносят реального результата, у американцев были возможности убедиться еще в годы холодной войны, в частности, во время Олимпийских игр 1980 года. Тогда США и многие другие западные страны, в том числе ФРГ, отказались от участия в Играх в Москве, чтобы причинить ей экономический и политический вред. Но в итоге выгоду из этого извлекли лишь сторонники «жесткого политического курса» в Кремле. Так что Западу не стоит пытаться и далее изолировать Россию, а вместо этого лучше последовать примеру Exxon. Россия очень нуждается в миллиардах, которые обеспечивают контракты с Западом в нефтегазовой сфере. Европа, в свою очередь, не может обойтись без российских энергоресурсов, чтобы не замерзнуть предстоящей зимой.

Взаимные уступки особенно важны в настоящий момент, когда выросло недоверие в отношениях Запада и России. Именно так поступает компания Wintershall, дочерняя компания концерна BASF: она сотрудничает с «Газпромом» в деле строительства газопровода «Южный поток» по дну Черного моря.

А австрийская компания Catoil, занимающаяся технологическими разработками в нефтяной сфере, подтвердила в понедельник свой прогноз. Компания, по собственному признанию, не ощущает угрозы для себя в связи с санкциями ЕС и делает ставку на тесное партнерство с русскими. Поэтому австрийцы намерены и в дальнейшем придерживаться собственных инвестиционных планов, несмотря на ужесточение санкций в конце июля, которые, в частности, предусматривают ограничения в нефтяной отрасли.

Энергетический сектор — столп европейской экономики. На этом фоне совместные интересы сторон гораздо глубже, чем думают некоторые. Значение России для Европы сопоставимо со значением Техаса или Аляски для США — это огромный источник полезных ископаемых. Их разработка с использованием новейших технологий и изобретений является залогом всеобщего процветания и мира.

Американскому руководству легко вводить новые санкции, потому что США, благодаря сложной с точки зрения экологии, но экономически привлекательной технологии добычи сланцевого газа, сумели в последние годы стать важным экспортером энергоносителей. Низкие цены на природные ресурсы привели к небывалой реиндустриализации Соединенных Штатов. С учетом этого Вашингтону, конечно, легко провоцировать конфликт с Москвой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.