У крупных международных кризисов есть гораздо больше общих моментов, чем может показаться на первый взгляд. У мировых держав есть шанс урегулировать их, причем совместными усилиями. В этом могла бы сыграть свою роль и Германия.

У мировой политики не бывает отпусков. Президент США или, скажем, глава МИД Германии могут сколько угодно пытаться нормализовать все больше и больше выходящую из-под контроля ситуацию в мире — им это все равно не удастся. Во-первых, потому что им все равно никто не верит, учитывая новости, поступающие из многочисленных кризисных регионов по всему миру. Во-вторых, потому что это выходит за рамки той ответственности, которую они несут перед миром; ответственность эта снимается вместе с костюмом в свободное от работы время.

Кроме того, мировая политика может превратиться в мировую историю: так, сегодняшние дни изменят все.

Крупные конфликты, которые, на первый взгляд, никак не связаны между собой, при более внимательном взгляде на них оказываются элементами одной мозаики. Кто бы мог подумать, что интересы Саудовской Аравии могут совпасть с интересами Израиля? Но именно это произошло, когда речь зашла о борьбе с группировкой ХАМАС. Или разве можно было представить себе, что Египет последует примеру Израиля и воспротивится террору со стороны движения ХАМАС? И это при том, что оно рассчитывает на признание со стороны Лиги арабских государств.

США все знали заранее


В мировую историю войдут и события последнего времени в Ираке. Распад страны практически предрешен. США во главе со своим президентом настолько сильно хотели вернуть свои войска на родину, что потеряли контроль над ситуацией в этой стране. В противном случае они обязательно обратили бы внимание на появление исламистской группировки, которая теперь собирается основать на территории нескольких государств собственный халифат.

Эти радикальные сунниты со своим ужасно отсталым и, по сути, антиисламским мышлением и поведением именно сейчас открывают «врата ада», о которых когда-то говорил Саддам Хуссейн, предупреждая о возможных последствиях своего свержения. И США вполне могли об этом знать, да, собственно, наверняка знали, потому что король Иордании еще несколько лет назад обращал внимание Вашингтона на некоторые опасные сигналы в Ираке, которые тот, впрочем, проигнорировал.

Мировая политика возможна также и тогда когда речь идет о пересечении Ближнего и Среднего Востока с Восточной Европой. Как? Не географически, конечно, но геостратегически: если США и Россия, наконец, признают свою общую обязанность по урегулированию кризисных ситуаций. Россия имеет влияние в Сирии (на этом уже почти позабытом поле битвы) на тамошнего президента Асада. А Сирия не должна оказаться в руках группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ): в таком случае окажутся под угрозой истребления сразу несколько направлений религиозной веры. США, в свою очередь, должны положить конец геноциду курдов-езидов со стороны ИГИЛ, если Вашингтон не хочет окончательно дискредитировать и сделать абсолютно бессмысленным собственное многолетнее присутствие в Ираке.

Роль Германии


К чему это должно привести? Стороны должны предпринять попытку сотрудничать, чтобы остановить ИГИЛ. Совместное противодействие безумию, творящемуся сейчас на Ближнем Востоке, могло бы помочь всему этому региону урегулировать ситуацию в шиитском Иране, который, кстати, поддерживает добрые отношения с Россией. Еще это могло бы угомонить Катар, который, похоже, хочет, благодаря своему безграничному богатству, во что бы то ни стало собственную значимость в мире.

Это могло бы оказать влияние на движения ХАМАС, которое рассчитывает получить оружие из Ирана, а также утихомирить тех чеченцев, которые действительно являются участниками «террористического интернационала», о котором говорят русские.

Вот о чем, собственно говоря, идет речь. А также о том, что ближневосточное сотрудничество США и России могло бы вновь привести их позиции к «общему знаменателю» в Восточной Европе, где они находятся по разные стороны баррикад. Это сотрудничество могло бы помочь обеим державам, да и всему миру в целом «сохранить лицо».

Относительному отсутствию в эти дни громких внешнеполитических новостей — если считать ее демонстрацией «нормальности» в ненормальные времена — относительно легко положить конец. Например, Германия по-прежнему поддерживает прекрасные (по сравнению с другими) контакты с Москвой. Их поддерживает министр иностранных дел, его государственные секретари. Ну а в крайнем случае можно для начала отправить туда какого-нибудь эмиссара типа Эгона Бара (Egon Bahr — немецкий политик, принимавший активное участие в формировании «восточной политики» ФРГ в 1970-х годах — прим. пер.).

У американцев, в свою очередь, в России находится посол, относительно хорошо разбирающийся в тонкостях «русской души». Так что вполне возможно, что совместными усилиями двум странам удастся отправить миру послание, которое имело бы большое политическое значение для многих стран. По крайней мере, стоит предпринять подобную попытку.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.