Перезагрузка в отношениях между США и Россией, объявленная президентом Обамой, относится к не столь отдаленному прошлому. Как это обычно бывает в жизни, объявленная смена направления американской политики, была продиктована не стратегическим решением американского лидера, а суровой необходимостью. Решающее значение имела здесь позиция таких европейских держав, как Германия, Италия и Франция. Эти страны, если не прямо, то при помощи закулисных действий, демонстрировали свое отрицательное отношение к присутствию американцев в Европе. Сейчас мы можем сделать вывод, что кульминацией антиамериканских фобий оказался отказ Польши под давлением Германии от создания системы ПРО, а чуть позднее — памятные торжественные мероприятия в Гданьске в годовщину начала Второй Мировой войны, на которых присутствовали Меркель, Путин и Туск. Путь к выгодному сотрудничеству российских и немецких корпораций был проложен в день смоленской катастрофы, и, как казалось, на долгие годы. Среди прочих погиб защитник Грузии, непримиримый оппонент России президент Лех Качиньский (Lech Kaczyński) и пять польских генералов, входивших в структуры НАТО в Центральной Европе. Тем временем был построен и запущен газопровод по дну Балтийского моря, соединяющий напрямую Россию с Германией, а тем самым экономическая и политическая независимость Польши вновь была положена на алтарь истории. На самом ли деле?

Военные игры.

Спасены ли мы? К сожалению, нет, ведь игра все еще продолжается, а события последнего года я бы назвал повторением истории. В XVI веке огромный регион Восточной и Центральной Европы выглядел землей, текущей молоком и медом. Основой благосостояния Польши Ягеллонов была свободная торговля между Востоком и Западом, Европой и Азией. Однако в игру вступила растущая держава — Британская империя, для которой стабилизация и процветание региона были костью в горле. Именно британская дипломатия чаще всего подстегивала и финансировала имперские притязания царей. Череда войн, восстаний, кампаний, вторжений тянулась бесконечно. Свободная торговля и перемещение товаров практически замерли на 200 лет — до распада Советского Союза. Тем временем Британская империя, контролируя морские пути, непрерывно усиливалась до середины XX века, пока в ходе Второй мировой войны ей не пришлось уступить свои влияния Соединенным Штатам. Смотря на историю под этим углом, можно сказать, что Владимир Путин играет роль агента янки, который мечтает о царской короне и империи, действуя вразрез реальным интересам граждан собственной страны.

Мы вновь имеем дело с дестабилизацией региона, военным пожаром, страданиями и бедностью. Всевластный Путин, считающий себя наследником царей великой России, решил обложить своих соотечественников имперским налогом в виде инфляции. Он ввел запрет на ввоз в России продуктов питания, за последние 10 дней цена рубля по отношению к доллару упала более чем на 12%, а инфляция быстро вышла в двузначную зону. С начала года покупательная способность российской валюты в пересчете на доллары упала на 41%, в простые россияне начали текущую неделю, выстроившись еще до рассвета в очереди перед пунктами обмена валюты и банками, чтобы как можно быстрее обменять «деревянную» валюту на твердую. Каким будет имперский налог Путина? Ответ звучит так: украинцы и россияне уже щедро расплачиваются за него собственной кровью.

Что после Путина?

Путин пытается спасти собственную шкуру. Сейчас он отказывается от строительства «Южного потока» и не может позволить себе «гордость России» — газопровод в Китай, поскольку две недели назад китайцы отказались выделить на эту цель кредит в размере 25 миллиардов долларов. Так же закончится дело с Турцией и «Голубым потоком». Российские энергетические молохи и банки должны в течение этого месяца выплатить 35 миллиардов долларов долга. Валютные резервы тают: меньше, чем за год они уменьшились на 100 миллиардов долларов. Отток капитала из России дойдет в 2014 году до суммы, превышающей 140 миллиардов долларов. Военные счета за Крым, Донецк и Луганск растут в геометрической прогрессии. Особенно в числе убитых российских солдат, которых лишают права на достойные похороны. У НАТО прибавилось сил, а вновь оцененных по достоинству американцев ждут с распростертыми объятиями в Польше и Европе. Что может сделать Путин? Эскалация военного конфликта усугубила бы экономические и общественные проблемы, а также международную изоляцию России. И поэтому кажется правомерным вопрос: что будет после Путина? Какие условия и какой счет намерен предъявить Запад и Польша очередному кремлевскому правителю? Должен ли это быть «правитель» или демократически избранный лидер? Как россияне его выберут? Ясно одно: Путин впал в столь крайний радикализм, что его преемник может быть только лучше. Или разумнее.

Ежи Белевич — финансист, глава ассоциации «Прозрачный рынок», бывший консультант Goldman Sachs и Royal Bank of Kanada, специалист в сфере ведения переговоров между предпринимателями и банками.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.