Практически одновременно с закрытием американской образовательной программы FLEX в России открыли программу «Глобальное образование». Согласно ей государство оплачивает обучение молодых россиян за рубежом, но не в школах, а в университетах. Закончив учебу в иностранных магистратурах, аспирантурах, докторантурах (бакалавриатов программа не касается), они должны три года отработать в России в одной из четырех приоритетных областей: в органах государственной власти и местного самоуправления; высокотехнологичных компаниях; ведущих российских образовательных организациях высшего образования и научных организациях, а также организациях социальной сферы, в частности, медицине. По сравнению с аналогичными программами Бразилии или КНДР, российская инициатива проигрывает в количестве участников. Например, в Бразилии в аналогичной программе «Наука без границ» участниками за несколько лет станут 100 тыс человек, в Китае за счет государства за границу отправляют учиться больше 20 тыс человек в год (в какие-то года эта цифра доходила и до 40 тыс). Россия за три года выучит за границей 1,5 тыс человек.

Программу принимали долго. Первую ее версию в Кремле презентовали дискуссионный клуб «Экономика и политика» и «Клуб выпускников Гарвардского университета». Члены этих организаций говорили чиновникам, что во всех странах, где за последнее время сильно вырос ВВП, приняты программы по обучению граждан за рубежом за государственный счет, рассказывал журналу «Коммерсантъ – Власть» сопредседатель дискуссионного клуба Валентин Преображенский. Вскоре после этой встречи в 2010 году о запуске программы «Глобальное образование» заявил президент Дмитрий Медведев.
Место в мировых рейтингах не выдающееся

Но неожиданно инициатива вызвала горячие споры среди чиновников и экспертов. Многие, в принципе, полагали, что программа не нужна. Как рассказывает источник, близкий к разработчикам «Глобального образования», в своем отзыве на программу российское Министерство финансов полагало, что приняв ее, Россия признавала, что отечественные вузы слабее иностранных. Но в последние годы место российских вузов в мировых рейтингах действительно не выдающиеся. Например, в рейтинге QS University Subject Ranking в 2014 году самый лучший российский вуз - Московский государственный университет – занял 114 место. Следующие отечественные университеты стоят только на 233 и 322 строках. Times Higher Education World University Rankings поставил МГУ на 196 место, а Academic Ranking of World Universities на 84-е место. Один из главных показателей, по которым иностранные вузы обгоняют российские, – публикации в ведущих научных журналах мира.

Против программы, говорят источники, выступали и ректоры крупных российских вузов, которые утверждали, что деньги надо вкладывать в развитие их университетов, а не в обучение россиян за рубежом. Но в российском Министерстве образования аккуратно признали, что в стране у высшего образования есть проблемы «с некоторыми направлениями подготовки». И в итоге программу все-таки начали писать, но согласование нюансов, в том числе и из-за недоверия к идее высокопоставленных лиц, заняло почти четыре года.

После обучения – домой


Изначально выпускники Гарварда предполагали, что после обучения за рубежом россияне не обязаны будут возвращаться. Аналогичная программа была запущена в Китае в 1978 году Дэн Сяопином. За границей за почти 40 лет выучилось около 1,3 млн китайцев, лишь треть из них вернулись домой. Но при этом те, кто окончил иностранный вуз, например, в 1980-х гг., в середине 2000-х, вернувшись в страну, нередко занимали высокие чиновничьи должности. Но российские чиновники и из Администрации президента, и из правительства в один голос говорили, что оставаться соотечественникам за рубежом недопустимо. Причем так считали как и при президенте Медведеве, так и при президенте Путине. Идею гарвардских выпускников назвали «слишком романтичной». В итоге было решено, что вернувшийся на родину участник программы должен отработать в стране три года.

Вопрос, на кого должны учиться россияне за счет государства, стал вторым препятствием на пути «Глобального образования». Выпускники Гарварда опять же намекали на Китай и Казахстан: вернувшиеся из-за границы студенты могли бы стать чиновниками и внедрять международный опыт на уровне управленцев. Например, после внедрения таких же инициатив в Китае доля чиновников с западными степенями возросла до 15%, а в Сингапуре – до 90%.

Такая идея долго обсуждалась в правительстве и экспертном сообществе, но в итоге, как говорят в Министерстве образования, решили, что России чиновники с дипломами западных университетов не нужны. «Высококвалифицированные уникальные специалисты должны быть заняты в сфере реального производства и оказания услуг», – объяснили в министерстве. Решили, что за счет российского бюджета смогут учиться за границей «научные, педагогические, медицинские, инженерные кадры» и «управленческие кадры в социальной сфере». По возвращению в страну они станут работниками лабораторий российских вузов, центров высокотехнологичной медицины, институтов Российской академии наук, госкорпораций типа Росатом или Роснано – то есть большая часть будет работать на государство, но не в органах власти. В программу ввели еще одно ограничение: вернувшиеся россияне должны будут работать в основном в регионах, а не в «двух столицах» – Москве и Санкт-Петербурге. Представители региональных вузов ждут у себя специалистов по биологии, химии, нанотехнологиям (в последние годы приоритетном научном направлении в России), энергетике.

В Министерстве образования горячо возражают, что отправлять учиться за границу всего около 1,5 тыс человек за три года – это не капля в море.  По мнению чиновников, вернувшиеся из-за границы люди в вузах, в госкомпаниях, в медицинских центрах будут передавать свои знания коллегам по цепочке, ловко использовать полученный международный опыт, готовить своих учеников. Впрочем, эксперты боятся, что участники «Глобального образования» столкнутся с теми же проблемами, что и выпускники отечественных аспирантур и вузов: бюрократией на местах, закостенелостью науки и консервативным отношением большинства российских руководителей к любым новшествам. Есть еще одна проблема, по мнению руководителя института образования российского вуза Высшей школы экономики Исака Фрумина. Вернувшихся студентов могут устроить в итоге на малозначимые должности и «размазать тонким слоем по стране». Если не дать этим молодым людям развернуться, пусть и сильно рискуя, и не заставить окружающих прислушаться к их советам, то пользы от их учебы будет мало.

Ректоры нескольких университетов Сибири и Дальнего Востока в разговоре со мной признали, что, например, заведующими лабораторией выпускники пусть и иностранных магистратур сразу стать не смогут: у них слишком мало опыта. Впрочем, достойную по меркам региона зарплату им гарантируют, говорят ректоры. Например, весной в Дальневосточном федеральном университете средняя зарплата профессорско-преподавательского состава вуза была 50 тыс рублей в месяц. А в Вятском университете ставка кандидата наук в среднем 30 тыс рублей, доктора наук 40 тыс рублей.

Уезжать навсегда

Независимые эксперты опасаются, что россиянам, решившимся учиться за рубежом и посвятившим себя науки, будет проще сделать это не за счет государства. Для учебы в некоторых вузах выделенных из казны денег просто не хватит. Бюджет «Глобального образования» на три года почти 4,5 млрд рублей. За одного россиянина государство готово заплатить не более 1,38 млн рублей. В эту сумму входят все расходы, в том числе на проживание, учебники, страховку. Претендовать на нее смогут те, кто сам уже поступил в иностранный вуз и оставил заявку на участие на сайте «Глобального образования». Но, например, учеба в Массачусетском государственном университете обойдется в $68 тыс в год с питанием и проживанием. В одном из лучших азиатских вузов, Национальном университете Сингапура, обучение будет стоить $29 тыс в год. В итоге, учитывая насколько подешевел за последние месяцы российский рубль, участник программы сможет позволить себе обучение отнюдь не в любом зарубежном вузе.

Официально программа «Глобальное образование» стартовала только в июне 2014 года, когда ее подписал премьер-министр России Дмитрий Медведев. По данным Министерства образования, на начало декабря для участие в ней подали заявки более 100 человек. Чиновники заверяют, что деньги на учебу россиян за границей уже выделены из бюджета и пути обратно нет. Но с учетом обострения внешнеполитической ситуации и санкций против России к «Глобальному образованию» снова возникли вопросы. Недавно в Государственной Думе один из депутатов поделился с министром образования России Дмитрием Ливановым своими опасениями: россиян, пока они учатся за рубежом, могут вербовать иностранные спецслужбы, поэтому «Глобальное образование» надо закрыть. Министр в ответ снова повторил, что программа не закроется, но может быть скорректирована в связи с последними политическими событиями. Источники в министерстве так пояснили мне слова руководителя: наблюдательный совет программы, который решает, кому из поступивших россиян давать деньги, может «поменять предпочтения по направлениям».

Еще весной 2014 года, после первых санкций России, представитель министерства мне говорил, что кроме вузов США и Европы существуют и азиатские университеты, на которые «идет переориентация среди российской молодежи». И что россияне едут учиться в западные вузы не для того, чтобы получить образование, а чтобы навсегда уехать из страны. Опрошенные мной университеты США и Европы (в том числе Оксфордский университет, Бостонский университет, Калифорнийский университет в Беркли) заявили, что не будут чинить препятствий на пути россиян, приехавших к ним учиться за деньги правительства. Вузам, по словам их представителей, все равно от кого поступает транш за учебу. Но, учитывая слова российских чиновников, депутатов, обеспокоенных запуском программы, и подорожание обучения за границей из-за курса рубля, не исключено, что за счет страны за рубежом будут учиться в основном россияне, поступившие в азиатские вузы. Точно подтвердятся предположения экспертов, когда закончится прием заявок на участие в «Глобальном образовании». Это произойдет в ближайшие недели, говорят в российском Министерстве образования.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.