В Москве, в отличие от большинства других мировых столиц, не было видно практически никаких проявлений солидарности после стрельбы в редакции Charlie Hebdo и захвата заложников в магазине кошерных продуктов. На стихийное собрание у посольства Франции и республиканский марш в воскресенье собралось лишь около ста человек, причем большинство из них были французами. Полицейские немедленно задержали двух человек, которые посмели поднять плакаты с надписью «Я — Charlie» неподалеку от Кремля, но при этом совершенно бесстрастно взирали на активистов радикальных религиозных организаций (столь же немногочисленных), чьи транспаранты гласили: «Французские святотатцы получили по заслугам».

Российские СМИ, разумеется, не оставили без внимания эти события. Крупнейшие федеральные телеканалы внимательно следили за поиском преступников и массовыми народными собраниями по всей Франции. Но хотя в голосах корреспондентов явственно слышались искренние чувства и даже некоторый энтузиазм по поводу воскресного шествия, в московских студиях эти кадры не произвели ни на кого особого впечатления. Политологи и политики неизменно твердят, что Франция лишь пожинает то, что сама и посеяла. По их словам, она потерпела неудачу с интеграцией мусульман, которых сейчас в стране стало уже слишком много, и подталкивает их к джихаду своей ближневосточной политикой. Да и вообще, ни у кого нет права безнаказанно оскорблять чувства верующих, религия — это святое, а карикатуристы сами напросились... Прокремлевский пропагандистский канал Lifenews и столь же верная властям «Комсомольская правда», в свою очередь, задались вопросом о роли американцев в парижских терактах...

Такое освещение в СМИ не только формирует, но и отражает отношение большинства россиян к парижским событиям, в котором преобладают главным образом антизападные, немного расистские и абсолютно ханжеские чувства. «Твит» вице-премьера Дмитрия Рогозина служит прекрасной иллюстрацией этой позиции: «Терроризм — это зло. Оправданий ему нет. Но и свободу слова нельзя подменять свободой оскорблять глубокие чувства людей».

Социальные сети наглядно демонстрируют демаркационную линию между теми, кто безапелляционно осуждают парижские теракты, и теми, кто далеко не так категоричен или даже, в особо запущенных случаях, пытается найти оправдание для произошедшего ужаса. Речь идет о привычном разделе на либеральную оппозицию и сторонников власти. «Фактически российское общественное мнение сыграло так, как если бы мы были мусульманской страной — при том, что государство светское, а население по большей части безбожное (хоть и любит прикидываться православным)», — пишет Артемий Троицкий в «Новой газете».

Одни лишь оппозиционные СМИ открыто выразили соболезнования карикатуристам из Charlie Hebdo. Тем не менее никто из них не откликнулся на призыв обосновавшегося в Швейцарии Михаила Ходорковского опубликовать карикатуры на Магомета в знак солидарности. Бывший олигарх всерьез настроил против себя чеченского лидера Рамзана Кадырова, который написал следующее на своей странице в Instagram: «Своими безмозглыми действиями Ходорковский поставил на себе крест. Он объявил себя врагом всех мусульман мира. Значит и моим личным врагом. Я уверен, что в его любимой Швейцарии найдутся тысячи законопослушных граждан, которые призовут беглого уголовника к ответу. И, видимо, этот спрос будет жестким и чувствительным». Похожая угроза прозвучала и в адрес главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова, который предложил слушателям и пользователям принять участие в таком опросе: «Следует ли изданиям печатать карикатуры на пророка Мухаммеда в ответ на расстрел редакции Charlie Hebdo?» По словам Кадырова, радио превратилось в «главный антиисламский рупор».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.