Сейчас все взгляды обращены на войну на востоке Украины, однако несладко приходится и татарской общине Крыма, который вот уже почти как год назад Россия аннексировала у Украины военным путем. Жесткие задержания активистов, неожиданные допросы на границе с Украиной, рейды полицейских в масках — на прошлой неделе количество подобных происшествий возросло на порядок при полном безразличии СМИ.

26 января около полусотни вооруженных людей в масках появились в здании татарского телеканала АТР. «Это карательная операция, цель которой — нас запугать, — уверена заместитель главного редактора канала Лилия Буджурова. По официальной версии им были нужны записи событий 26 февраля». В тот день демонстрация поддерживавших украинское правительство татарских активистов переросла в потасовку с пророссийскими демонстрантами. Тогда в драке погибли два человека. «Мы были готовы предоставить все документы, — продолжает журналистка. — Но нет, им понадобились все архивы, они заходили в каждый кабинет и размахивали калашниковыми. Так, власти дали нам понять, что им не нравится наша независимость и то, что мы продолжаем выпускать новости на украинском языке». Канал АТР вещает на русском, украинском и татарском.

После этого в течение несколько дней были задержаны пять татарских активистов, в том числе Сейдамет Гемеджи (член пророссийской организации) и зампредседателя Меджлиса (собрание крымских татар) Ахтем Чийгоз. Арест Чийгоза (предлогом для него тоже стала трагедия 26 февраля прошлого года) повлек за собой возмущенную реакцию Amnesty International. Крымская прокуратура обвиняет его в убийстве двух человек и экстремизме. Сейчас ему грозит до десяти лет тюрьмы, в его доме был проведен обыск.

На крымских татар приходится 13% населения полуострова (250 000 человек). Они образуют однородную группу, которая в своем большинстве выступает против (причем не всегда мирно) аннексии. У этой нелюбви к Москве есть глубокие корни. Татары заселили Крым в XV веке (за три столетия до того, как Российская империя взяла полуостров под контроль), а их отношения с Россией всегда были конфликтными. Как чеченцев и представителей прочих мусульманских народов, Сталин депортировал большинство татар в Сибирь в 1945 году. Причиной этого коллективного наказания стало сотрудничество небольшой группы татар с нацистами. Эти воспоминания оставили глубокий след в их памяти: крымским татарам разрешили вернуться обратно на родину только к распаду СССР, причем начинать им пришлось все с нуля, без государственной помощи.

Официальный представитель Меджлиса Али Хамсин считает, что «российские власти создают условия для того, чтобы мы ушли с нашей родины. Это повторение российской аннексии 1783 года, после которой большая часть народа отправилась в изгнание. Если давление продолжится, а международное сообщество будет и дальше игнорировать происходящее, то татарам придется искать прибежище где-то еще».

Президент Республики Крым Сергей Аксенов отрицает существование каких бы то ни было репрессий в отношении татар. В недавнем интервью он аргументировал это тем, что подавляющее большинство татар получили российские паспорта. По его словам, «В Крыму власть держит руку на пульсе. Мы не допустим, чтобы был нарушен наш мир и спокойствие. Всех, кто едет к нам с плохими намерениями, мы сюда не допустим. Уверен, что представители всех национальностей, проживающих в Крыму, настроены на сохранение правопорядка и гражданского согласия. И если Джемилев считает себя настоящим крымчанином, то должен думать, прежде всего, о благополучии жителей нашего общего дома». Бывшего советского диссидента Мустафу Джемилева и его преемника во главе Меджлиса депортировали с российской территории на пять лет.

Кроме того, притеснение татарских лидеров иногда принимает тайные и даже преступные формы. Так, например, 27 сентября прошлого года сына и племянника (им тогда было 18 и 23 года) Абдурешита Джеппарова похитили неизвестные в форме. «По словам очевидцев, их забрали люди в форме спецподразделений», — рассказывает он. Он тоже входит в Меджлис и уверяет, что ни сын ни племянник не были активистами: «Не понимаю, почему на меня свалилась такая беда, ведь в то время я активно ничем не занимался». Убитый горем Абдурешит Джеппаров говорит, что следователи намекнули ему на то, что шансы на возвращение близких будут зависеть от его поведения. «Сначала я был готов на все, сотрудничать, уехать, молчать... Но это ничего не дало. У меня до сих пор нет новостей от сына. Но, думаю, он еще жив. Тогда я снова начал работать. Украина нам не поможет. А Россия обращается с нами, сами видите, как. Что нам остается, уплыть?»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.