Примечание редактора. В рамках своей аналитической методики Stratfor периодически осуществляет военное имитационное моделирование. В данной серии статей проводится анализ сценариев, в которых российские и западные силы могут вступить в прямой конфликт на Украине. Этот анализ существенно отличается от наших обычных разработок и не является прогнозом. Эта серия статей стала результатом тщательного анализа военных возможностей России и НАТО, а также сдерживающих моментов, которые мешают этим силам. Это анализ на пересечении политических намерений и политической воли с учетом сдерживающих факторов в плане реального военного потенциала. Данное исследование не является окончательной оценкой, это анализ потенциальных решений военных планирующих органов. Мы надеемся, что читатель благодаря этой серии статей будет лучше понимать расклад сил и вариантов действий в украинском кризисе, а также те реалии, которые могут сложиться в связи с их применением в случае срыва перемирия и эскалации кризиса.

Помимо анализа сдерживающих факторов и шансов на успех при выборе различных вариантов военных действий, а также потенциальных ответных действий, российским стратегам придется решать, соответствует ли любой из этих сценариев их политическим требованиям. Цель состоит не просто в том, чтобы выбрать целесообразные варианты военных действий, но и найти такие варианты, которые обеспечивают достижение существующих на данный момент стратегических задач. Вполне очевидно, что Россия располагает военным потенциалом, необходимым для оказания при необходимости колоссального давления на Украину, однако результаты при этом не обязательно смогут обеспечить достижение более серьезных геополитических целей. Украинский вопрос следует рассматривать в том контексте, что России необходимо иметь к западу от своих границ буферную зону, защищающую ее от стран Европы и НАТО. В этом смысле роль Украины крайне важна, поскольку она занимает огромный участок суши в Междуморье — территории между Балтийским и Черным морями.

Анализ

Помимо конкретных геополитических успехов, которые могут быть достигнуты в этих сценариях, российским политиками также необходимо будет изучить последствия полномасштабного вторжения сил США или НАТО. Как говорилось во второй части данной серии, из-за такого вмешательства, вполне вероятно, наступление России будет обречено на провал. Но возникает вопрос, а выгодно ли Западу вступать в войну. США и НАТО не обязаны защищать Украину, если перед ней встанет угроза открытого нападения России. Как и в случае с Россией, Запад начнет действовать только для решения более важных геополитических задач.

На самом деле, более вероятно, что НАТО не будет предпринимать прямого вторжения, но российские военные стратеги должны учесть все возможные риски. Для Запада более реальной ответной мерой или мерой сдерживания было бы введение санкций — более жестких, чем уже действующие — которые поставили бы российскую экономику на колени. Ужесточение санкций обойдется Западу недешево, но на фоне слабой российской экономики эффект от политических угроз усиливается.

Анализ целей России


Мы рассматриваем сложившееся положение с Россией и Украиной — ситуацию, в которой эти три сценария начинают действовать — в контексте тех недавних перемен, которые поставили планы России по сохранению Украины в качестве буферной зоны под угрозу срыва. По мере углубления кризиса Киев развернулся в сторону Запада. Любые шаги в направлении дальнейшей интеграции с Европой или НАТО будут означать угрозу планам России и могут приблизить границы НАТО к Москве на расстояние 435 километров. На данном этапе, несмотря на то, что Россия аннексировала Крым и проводит военные действия на востоке Украины, Киев, похоже, еще больше сближается с Западом, а Россия на этом участке Междуморья осталась без буферной зоны.

При изучении вариантов военных действий, а также политических и материальных затрат, связанных с тем или иным сценарием, вознаграждением для России будет восстановление этой буферной зоны или стратегической глубины. И в этом отношении некоторые из рассмотренных сценариев можно считать проигрышными.

Например, при том, что создание наземного коридора в Крым с военной точки зрения выглядит полностью осуществимым и может обеспечить полуостров источником пресной воды, в отношении стратегической глубины многого достичь не удастся. Это нанесет серьезный урон экономике Украины — особенно если будут захвачены территории по другую сторону Днепра, граничащие с Приднестровьем. Нанесение ущерба экономике Киева не даст России гарантий безопасности. Дело в том, что в этом случае Украина будет еще больше зависеть от западного финансирования, и это лишь ускорит ее интеграцию с Европой.

За счет территорий на востоке Украины, которые сепаратисты захватили при значительной поддержке российских войск, была в некоторой степени увеличена стратегическая глубина российских Волгоградской и Ростовской областей. И это немаловажно — поскольку эти области соединяют российские южные границы с Кавказом — однако потеря остальной территории Украины в качестве буферной зоны по-прежнему означает приближение Запада к Москве. Даже если бы сепаратистам и их российским покровителям удалось захватить Донецкую и Луганскую области полностью, в районе Курска все равно буферной зоны не будет, и там останется участок прорыва. Принимая во внимание, что Украина перебросила значительную часть боевых сил и средств на театр военных действий на юге страны, операция по захвату всей территории Донецкой и Луганской областей могла бы уничтожить военный потенциал Украины. России было бы вполне по силам существенно понизить боеспособность вооруженных сил Украины в целом. Однако это не исключило бы возможности объединения Украины с Западом, и разгром украинской армии, подобно сокрушительному удару по украинской экономике, мог бы еще больше подтолкнуть Киев в сторону Запада, поставив его в зависимое положение перед США и НАТО, у которых он искал бы поддержки для восстановления своего военного потенциала.

Из всех рассмотренных нами вариантов военных действий есть единственный, который соответствовал бы возможностям России и при этом обеспечивал бы ей большую стратегическую глубину — это сценарий, согласно которому российские войска занимают территорию восточной Украины и закрепляется на Днепре. Как описано в первой части, для проведения такого наступления потребуется привлечь значительную часть российских сухопутных войск. Задействовав эти войска, России придется не только переориентировать многие из имеющихся сил безопасности. По всей видимости, придется предпринять и огромные усилия с целью увеличения численности вооруженных сил за счет нового призыва и мобилизации большого числа запасников — особенно если Россия захочет сохранить присутствие войск на других участках российской границы и на периферии.

Препятствием для этого может стать состояние российской экономики. Для масштабной мобилизации России потребуется увеличить и без того жесткий военный бюджет, хотя когда правительство сокращало бюджет, расходов на оборону это не коснулось. Даже если России удастся организовать эту операцию, нет никакой гарантии, что она завершится успешно. Более того, участие сил НАТО в боевых действиях на Украине не только сведет на нет усилия России по достижению своих целей, но и нанесет сокрушительный удар по ее военному потенциалу.

Опасность эскалации

Вооруженное вмешательство США и НАТО с целью противодействия открытому наступлению России на Украину само по себе станет серьезной эскалацией конфликта. Однако в случае такого вмешательства возникнет вполне реальная угроза распространения боевых действий и нанесения ответного удара на территории стран Балтии или в России. В рамках оперативно-стратегических военных операций стороны будут стремиться нанести удары по объектам инфраструктуры и военным объектам, используя баллистические и крылатые ракеты или авиаудары. Вне всякого сомнения, такие действия быстро перерастут в полномасштабную войну, и на этом этапе из-за вероятности ответного ядерного удара развитие вооруженного конфликта будет стремительным и непредсказуемым, а вопрос о победителе в этой войне попросту утратит свой смысл.

Разумеется, российские политики и стратеги могут рассматривать опасность эскалации как средство устрашения США и НАТО на случай, если те вмешаются в конфликт и будут противодействовать любым наступательным операциям российской армии на Украине. Но если бы Россия все-таки провела операцию, позволившую ее армии закрепиться на реке Днепр, Украина оказалась бы в таком положении, которое, возможно, было бы невыгодным для России. Даже если бы Запад и не нанес ответный удар, западная часть Украины все равно сохранилась бы как государство, и сегодняшнее нежелание Запада вооружать Украину или вводить в страну войска для ее защиты быстро бы исчезло.

Фактически вдоль Днепра появился бы новый «железный занавес», а российские и натовские войска, стоя на противоположных берегах, мерили бы противника пристальным взглядом. И хотя Россия могла бы считать такой исход чистым выигрышем — учитывая, что могла бы отдать Западу всю Украину — это все-таки будет серьезным проигрышем, поскольку Украина могла бы остаться неделимой и нейтральной. Если бы Россия решила захватить всю восточную Украину, она бы создала буферную зону шириной около 800 километров, увеличив стратегическую глубину в рамках своих границ примерно на 320 километров. И если бы границы были бы лучше защищены, силы НАТО, по всей вероятности, остановились бы у самых границ России, не оставив никакой буферной зоны вообще.

После сравнительного анализа всех этих сценариев решения стратегических задач России был сделан вывод, что ни один из вариантов военных действий не является оптимальным. В материально-техническом отношении все сценарии вполне осуществимы, хотя некоторые из них потребовали бы неимоверных затрат, немногие из них на самом деле отвечают потребностям России, и ни один из них не мог бы гарантировать успех пока существует вероятность военного реагирования США и НАТО. Если перспективы такого военного противоборства удерживает Запад от быстрого реагирования на наступление России, то решение Запада присоединить оставшуюся часть Украины значительно уменьшает целесообразность каких либо военных операций, которые могла бы предпринять Россия. Как заметил герой фильма «Военные игры» (WarGames, 1983) компьютер Джошуа, «единственный способ победить в игре — не участвовать».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.