Почему западные страны, которые, как правило, с таким трепетом относятся к праздникам в своих странах, настолько равнодушны к праздникам других?

В субботу президент Владимир Путин будет принимать грандиозный военный парад на Красной площади в Москве. День победы 9 мая — день, когда Россия празднует свое участие в одержанной вместе с союзниками победе над фашистской Германией — это одновременно и самое печальное и явно патриотическое событие. Это один из немногих государственных праздников, которые сохранились в календаре после распада Советского Союза.

День Победы стал самым ярким праздником в том году, который я в рамках программы по обмену студентами прожила в Воронеже — об этом городе почти всегда говорят, добавляя уточняющую фразу «последняя линия фронта перед Сталинградом». Подготовка к празднику началась за несколько недель — рисовали плакаты, улицы украшали флагами и знаменами. Нести знамя университета было очень почетно. В магазинах чудесным образом появлялись дефицитные продукты.

Десять лет спустя, я вела репортаж из Москвы и помню, как вокруг Красной площади ставили ограждения, как ночью подошли танки, и, прежде всего, помню удушливый смрад от их топлива, когда эти железные чудовища ждали своей очереди, чтобы присоединиться к триумфальным колоннам. Парад на День победы был событием, которое приковывало внимание каждого — даже когда Советский Союз был на грани распада.

Празднование Дня победы в этом году будет уникальным. Это 70-я годовщина, то есть, круглая дата. Как и многочисленные торжества, связанные со Второй мировой войной, эта годовщина, по всей вероятности, станет последней круглой датой, на праздновании которой смогут присутствовать те, кто принимал непосредственное участие в тех событиях или был их свидетелем.

Ну и, конечно же, в этом есть и более сложная, современная и типично российская составляющая. Праздник в этом году — это возможность продемонстрировать, что Россия как великая держава вернулась. Наступление загнивающего Запада на Украине остановлено, а сакральная территория Крыма возвращена на родину.

Именно поэтому западные лидеры — которые в полном составе участвовали в праздновании 60-летия Победы — на праздник в этом году не приедут. Они не хотят общаться с Путиным — конечно же, пока есть угроза существованию Украины как суверенного государства. И особенно они не хотят присутствовать на военном мероприятии, которое устраивает Россия, что может быть воспринято как сигнал о том, что они одобряют все то, что происходило на протяжении последних полутора лет.

Строго говоря, бойкота западных стран как такового нет — есть разная степень отсутствия или присутствия на торжествах. Президент Чехии приедет в Москву, но на параде присутствовать не будет. Ангела Меркель приедет на следующий день, чтобы возложить венок — что в любом случае, возможно, будет более целесообразным для канцлера Германии на праздновании годовщины победы в войне. Что же касается Великобритании — никто не знает, кто станет премьер-министром к субботе. Так что приглашение было отклонено по вполне понятным и уважительным причинам — вне зависимости от ситуации на Украине.

Возможно, некоторые сочтут список ожидаемых гостей, возглавляемый лидерами Индии и Китая (правда, в нем нет лидера Северной Кореи, который совсем недавно передумал и отказался приезжать), за которыми следуют диктаторы из Центральной Азии, свидетельством того, в какую сторону ориентирована политика России. Не исключено. Но реакция Кремля на отказ Запада от участия в торжествах говорит об обратном. В ней чувствовалось недовольство, но было еще и раздражение из-за отсутствия понимания. Для россиян то, что происходит на Украине, и роль России в победе 1945 года — совершенно разные вещи, причем как в качественном, так и в количественном отношениях.

Каждый год 9 мая Россия не только отмечает победу над фашистской Германией, но и оплакивает 20 миллионов погибших на этой войне и вновь подтверждает святость идее о том, что Россия страдала ради того, чтобы спасти Европу. В последние несколько недель, разговаривая с русскими, мне приходилось выслушивать вопросы, в которых чувствовалась обида — вроде «понимает ли Запад, какую жертву принесла Россия?» или «начнет ли когда-нибудь Запад ценить эту жертву?». Слова о том, что камнем преткновения во всем этом является Украина, выше всякого понимания, и отказ от участия в празднованиях воспринимается как очередное доказательство того, что Россию никогда не будут считать «одной из нас».

Страны хранят в памяти события, значение которых зачастую нереально преувеличено, по разным причинам. В июне прошлого года в знак признательности за союзническое братство в годы войны Путин получил провокационное приглашение принять участие в праздновании годовщины высадки союзнического десанта в Нормандии — в тот момент, когда аннексия Крыма была еще совсем свежа в памяти в отличие от сегодняшнего дня. Но это дало западным лидерам и Путину возможность откровенно высказать свое мнение, при этом каждая сторона могла сохранить свое достоинство. Одним из результатов этого мероприятия стала первая официальная встреча Путина и вновь избранного украинского президента — без которой ситуация на Украине могла бы оказаться еще более критической, чем сегодня.

Присоединиться к Путину на трибуне во время парада не было бы политическим шагом. А вот поприсутствовать на обеде в Кремле и возложить венки было бы весьма кстати. Возможно, большинство на Западе не боится возрождения фашизма на Украине, но разговор с Путиным и другими — чьи отцы воевали в той и других войнах — помогло бы понять, почему это пугает многих русских. В последние годы Запад одну за другой упускал возможность понять, почему прошлое России так влияет на ее настоящее. Вот и еще одна такая возможность упущена.