5 мая 1945 года завершилась Остарвско-опавская операция, целью которой было освобождения Красной армией промышленного сердца Чехословакии. Ее основная часть 15 апреля 1945 года. Наступлению предшествовала артиллерийская подготовка, продолжавшаяся 70 минут. Участником этих событий был и Ираклий Кандарели, ныне гвардии полковник в отставке. Мы позвонили в Грузию в город Гори, где живет Ираклий Кандарели, и попросили его вспомнить несколько мгновений тех суровых дней. В этом нам содействовала и Светлана Ониашвили, помощница Ираклия Кандарели, записавшая часть рассказа фронтовика, которому в момент начала войны исполнилось всего 17 лет.

«Я только-только окончил школу, — рассказывает Ираклий Кандарели. — В субботу нам дали аттестаты, в воскресенье началась война, а в понедельник мы уже ушли на фронт добровольцами. Первый свой бой я принял во время битвы за Кавказ. Мы тогда сражались с «эдельвейсовцами» (1-я горнострелковая дивизия вермахта «Эдельвейс» — прим. ред.), немецкими альпинистами. Они были собраны со всей Германии и Австрии. А мы были обычными ребятами. Наше офицерское училище первым встретило немцев на Кавказе и остановило их продвижение.

Вместе с нами в боях за город Остраву активное участие принимала и 1-я чехословацкая танковая бригада подполковника Владимира Янко. В эти дни подходил всенародный праздник трудящихся 1 мая, и все стремления были направлены к одной цели — как можно быстрее освободить Остраву от фашистских оккупантов. Однако для захвата Остравы необходимо было найти место для форсирования реки Одер. Вместе с начальником разведки чехословацкой танковой бригады Рудольфом Пешеком, для поиска пригодного места, мы использовали рассказы остравских воинов, и в особенности начальника связи бригады Грамише, жившего в прошлом в районе Остравы-Витковице и хорошо знавшего эти места. В ночь с 28 на 29 апреля, проведя разведку боем, советские войска и чехословацкие танкисты ночью 30 апреля перешли в наступление.  Я был командиром взвода разведки. Мы тогда, в районе Остравы, в том месте, где прошли танки, хорошенько наглотались одерской воды».

Свой военный путь гвардии полковник в отставке Ираклий Кандарели завершил в Праге. Из столицы Чехословакии он тогда отправил письмо отцу и матери, в котором повторил слова, сказанные Сталиным — «Будет и на нашей улице праздник!».

Война закончилась, но своих родных Ираклий Кандарели увидел нескоро: «Из Праги домой мы после небольшого отдыха отправились пешим маршем. Я лишь ненадолго вернулся домой, а потом меня отправили еще в Польшу, где я прослужил пять лет».