За 14 месяцев после того, как президент Владимир Путин аннексировал Крым и отправил боевиков воевать на восток Украины, российские компании получили 212 с лишним миллионов долларов прибыли от контрактов с Организацией Объединенных Наций (ООН) на перевозку войск, предметов снабжения и оборудования для миротворческих миссий этой организации.

Это составляет почти треть (32%) от тех денег, которые штаб-квартира ООН потратила за это время на авиаперевозки миротворцев, о чем сообщается на сайте закупок организации.

США оплачивают 28,4% всех затрат ООН на миротворчество. Получается, что администрация Обамы выплатила России более 60 миллионов долларов.

Этот бурный денежный поток, питающий российские авиатранспортные компании, несмотря на агрессивные действия Путина за рубежом, основан на методике фрахтования самолетов и вертолетов, в которой предпочтение обычно отдается нескольким победителям.

Среди прочего, такая система вытеснила из этого стратегически важного и прибыльного бизнеса американские фирмы. По данным ООН, в период с июня 2005 по июнь 2013 года лишь одна американская компания получила контракт на воздушные перевозки.

И чиновники ООН, и американские дипломаты утверждают сегодня, что ситуация меняется, хотя и очень медленно, что позволяет российским фирмам по-прежнему получать солидные доходы, несмотря на слабо закамуфлированную украинскую авантюру Путина.

ООН объявила о проведении 17 апреля конференции для авиационных компаний и государственных чиновников, на которой она представит новую версию системы фрахтования воздушного транспорта. По словам одного из представителей ООН, такая система «обеспечит больше гибкости для новых участников и предложит инновационные решения».

Это такое завуалированное заявление о том, что ООН (возможно) введет элемент конкуренции в чартерную систему, которую даже аудиторы этой организации критикуют с 2009 года без заметного результата. В этой системе действуют такие правила, выполнить которые в состоянии очень немногие компании. Конкурентное ценообразование никогда не входило в список требований этой системы, и значительная часть техники используется далеко не в полную силу.

В результате одна американская фирма уже получила от ООН договор чартера на 15 миллионов долларов, действие которого начнется в июле. Компания из штата Иллинойс AAR Airlift, тесно сотрудничающая с министерством обороны США и со Всемирной продовольственной программой ООН, будет обеспечивать перевозки в интересах миротворческой миссии в Демократической Республике Конго.

«Мы работаем над этим уже много лет», — говорит американский представитель в ООН по управлению и реформированию Изобел Коулман (Isobel Coleman), ранее работавшая консультантом по вопросам управления. Всячески избегая упоминания России, она добавила: «Нам надоело, что значительная часть (бизнеса ООН) сосредоточена в руках одной страны. Это выставляет ООН не в лучшем свете».

Но для целого ряда российских чартерных компаний воздушных перевозок ситуация складывалась самым благоприятным образом. Во главе шла UTair, штаб-квартира которой расположена в главном нефтедобывающем регионе России. Вместе со своими дочерними компаниями она с 2005 по 2013 годы заработала на миротворческих миссиях ООН более 1,3 миллиарда долларов.

Российская UTair продолжала грести лопатой миротворческие деньги даже после того, как Путин пошел в наступление на Крым. По информации из ООН, в целом фирма со своими филиалами за это время получила контрактов почти на 150 миллионов долларов, то есть, около 70% того, что Россия заработала в ООН на чартерных перевозках.

Самым крупным контрактным уловом UTair отметилась в марте 2014 года, когда аннексия Крыма была утверждена официально. Тогда она получила 43 миллиона долларов.

Как раз в этот момент администрация Обамы начала кампанию санкций против российских частных лиц и фирм, тесно связанных с Путиным. Как заявил Госдепартамент США, цель состояла в том, чтобы «подать мощный сигнал российскому правительству о том, что за свои действия, угрожающие суверенитету и территориальной целостности Украины, ему придется отвечать».

Российские авиатранспортные компании в санкционный список не попали. С тех пор их доходы от миротворческих миссий то увеличиваются, то снижаются. В октябре прошлого года, когда оказавшееся в трудном положении украинское правительство победило на внеочередных выборах, они побили очередной рекорд, получив 34,9 миллиона долларов.

По словам Коулман, другие страны-члены ООН заметили, что Россия наживается на миротворческих контрактах, в то время как Запад без особого успеха пытается сдержать российскую агрессию. Однако она придерживается заезженной фразы о том, что изменения предоставят «гораздо больше возможностей» всем фирмам, а не только американским.

Но в типичной для ООН манере эти изменения происходят очень медленно, со скоростью улитки. Сначала организация решила прощупать почву, запустив в преддверии перехода на более открытую систему подачи конкурсных заявок «пилотный проект», который, по словам представителя ООН, заработал в середине 2014 года. В результате появился контракт с AAR и небольшое чартерное соглашение с южноафриканской фирмой.

Но запуск полномасштабного конкурсного процесса, который планируется через две недели, по-прежнему никто не гарантирует.

Американский представитель Коулман предвидит, что со стороны неназванных «стран-членов, которые в новой системе окажутся в проигрышном положении, следует ждать сопротивления».

Представитель ООН опроверг слухи о том, что в системе фрахтования воздушного транспорта на нужды организации существуют элементы пристрастности и фаворитизма, и заявил: «Секретариат ООН поддерживает деловые отношения с претендентами со всего мира, давая возможность нашим заказчикам выполнять свои задачи и достигать своих целей в рамках справедливого и прозрачного коммерческого партнерства с нашими поставщиками услуг». По его словам, новая методика заключения контрактов ООН «считается более удобной для сложных и дорогостоящих сделок в области воздушных перевозок, в которой учитывается общая стоимость издержек, включая расход топлива. Данная система будет основана на наиболее эффективных, рентабельных и экономичных решениях в интересах Организации Объединенных Наций».