Что бы кто ни думал о Владимире Путине (а на его счет, особенно во Франции, мало кто хранит нейтралитет) ловкость и стратегический характер его заявлений представляют собой настоящую золотую жилу для того, кто хочет понять главу государства, чья неоднозначность или даже двуличность иногда серьезно затрудняют понимание его истинных намерений.

Последнее его крупное выступление (оно прозвучало 9 мая в ходе празднований по случаю окончания Второй мировой войны) не исключение из этого правила. Оно исполнено пафоса, лиризма и патриотизма, а также дало президенту возможность обратиться к западному руководству с целым рядом посланий.

Разумеется, Путин подчеркнул, как «Великая отечественная война» (так в России называют Вторую мировую) отставила след в памяти народа, заставила его пройти через немыслимые испытания. «Великая отечественная была битвой за будущее всего человечества, — заявил президент. — Наши отцы и деды пережили невыносимые страдания, лишения и утраты. Работали на износ, на пределе человеческих сил. Воевали не щадя своей жизни. Показали пример благородства и подлинного патриотизма».

Тем не менее был в его речи и другой тезис. Более фундаментальный и политический. Путин посчитал нужным выразить благодарность «народам Великобритании и Франции, Соединенных Штатов Америки за их вклад в победу» (заметьте: именно «народам», а не правительствам...). Положительно отозвался он и послевоенных инициативах по поддержанию мира вроде создания ООН и системы международного права.

Как бы то ни было, затем в его словах слышится все меньше оптимизма и все больше угрозы: «Однако в последние десятилетия все чаще стали игнорироваться базовые принципы международного сотрудничества. Те принципы, которые были выстраданы человечеством после глобальных испытаний войны. Мы видели попытки создания однополярного мира, видим, как набирает обороты силовое блоковое мышление. Все это подтачивает устойчивость мирового развития».

По мнению Путин одним из главных уроков Второй мировой войны стал тот факт, что если какой-то участник международной системы обосабливается в связи со своими гегемоническими притязаниями, это подрывает стабильность и мир. Ловкий ход: он обращает против Америки (причем не называя ее открыто) ее собственные аргументы и подчеркивает, что «силовое блоковое мышление» и стремление к однополярной системе представляют собой главные факторы риска для мировой стабильности.

Поведению США и Европы (Путин считает ее вассалом Америки) президент России противопоставляет международную систему с опорой на суверенитет и равенство наций: «Нашей общей задачей должна стать выработка системы равной безопасности для всех государств».

Такую доктрину Путина«, которая зиждется на суверенитете, равенстве наций и непринятии одностороннего подхода, нельзя назвать чем-то новым. Вот, что он заявил на прошедшем 24 октября заседании клуба «Валдай»: «В условиях доминирования одной страны и ее сателлитов поиск "глобальных решений" зачастую превращался в стремление навязать в качестве универсальных собственные рецепты. (...) Само понятие "национальный суверенитет" для большинства государств стало относительной величиной; по сути, была предложена формула: чем сильнее лояльность единственному центру влияния в мире, тем выше легитимность того или иного правящего режима». 4 декабря 2014 года в Государственной Думе Владимир Путин придерживался той же линии, обрушившись с критикой на Европу: «Если для ряда стран Европы суверенитет и национальная гордость — забытые понятия и роскошь, то для РФ — это абсолютно необходимые условия».

Неизвестно, верит ли сам президент в эти слова, но его позиция отличается завидной последовательностью и эффективностью. Потому что нужно быть слепцом, чтобы не увидеть, как активно она привлекает людей, в том числе и в Европе. Поборники суверенитета, противники США, консерваторы — многие люди восприимчивы к «доктрине Путина». И вряд ли случайно, что постановочные фото «царя» (на коне, на татами, на рыбалке) сейчас встречаются все реже: сердца людей пытаются покорить не красивыми картинками, а красивой риторикой. В вышедшей в феврале книге «В голове Владимира Путина» писатель Мишель Эльчанинофф (Michel Eltchaninoff) проводит подробный анализ идеологических источников (славянофильство, евразийство, даже великий христианский философ Бердяев) вдохновения человека, который лучше всех понял силу национальных мифов и их самых выдающихся рассказчиков.

В этом-то, наверное, и кроется одна из самых сильных сторон (о ней, кстати, слишком мало говорят) президента России: он понял, что битва разворачивается не только на переговорах и в отношениях политических сил, но и в умах и идеях.