Балтийск — Если усиление напряженности в отношениях между Россией и Западом приведет к полномасштабной конфронтации, то именно этот некогда прусский город — с его крупной военно-морской базой, расположенной в глубине территории страны-члена НАТО — окажется в самом центре событий.

Здесь, в самой западной части Калининградской области — российского анклава размером со штат Коннектикут — порт заполнен военными кораблями, улицы — людьми в униформе, и военные суда непрерывным потоком курсируют по каналу, выходя в море для патрулирования или участия в военно-морских учениях.

Даже сейчас невидимый за горизонтом военно-морской флот России проводит в Балтийском море крупные противолодочные учения — последние из продолжающейся целый год череды военных учений, затеянных для того, чтобы продемонстрировать полнейшее пренебрежение к западным санкциям и политическому давлению, а также показать свою боеготовность на случай, если произойдет самое худшее.

Но при том, что нарастающий кризис тревожит умы политиков и стратегов в Москве, Брюсселе и Вашингтоне, людей на улицах Балтийска, похоже, эти проблемы внимания не волнуют.

Местные жители выглядят спокойными и говорят, что их больше волнует инфляция и падение жизненного уровня в регионе, чем угроза войны. Для тех, кто помнит всеобщий страх и подозрительность чиновников советских времен, кажется удивительным, что даже иностранец, фотографирующий военные корабли на территории базы ВМФ Балтийска, не привлекает внимания полиции.

«Мы видим в средствах массовой информации, что рядом с нами НАТО активизирует свою деятельность, и, конечно же, это вызывает беспокойство, — говорит действующий глава Балтийского района Николай Плюгин. — Но наша жизнь от этого не изменилась. Все идет нормально, стабильно, и люди продолжают заниматься своими повседневными делами».

На переднем крае

Не считая военных стратегов, похоже, что мало кто на Западе особенно задумывается или вообще знает о существовании необычного российского анклава у берегов Балтийского моря.

Эта территория была в составе немецкой Восточной Пруссии, но после Второй мировой войны СССР включил ее в свой состав и депортировал местное население, на месте которого поселились русские. На протяжении всего периода холодной войны Калининградская область была закрытой военной территорией, и даже советские граждане, желавшие поехать в Балтийск, должны были получить специальное разрешение.

Конечно же, сейчас все изменилось. Теперь сюда ежегодно приезжают немногочисленные группы туристов — в основном, из Германии — которые хотят посетить старые кладбища, полюбоваться прусской архитектурой, множество образцов которой до сих пор можно увидеть в Балтийске. Или побродить вдоль берега, на котором сохранились остатки фашистских береговых укреплений, дотов, и артиллерийских окопов. Сам Балтийск, в то время называвшийся Пиллау, был базой немецких подводных лодок.

С учетом истории этого региона и на фоне неодобрительной реакции в связи с аннексией Крыма в прошлом году сейчас звучат некоторые риторические высказывания о том, что, если Москва может захватывать территории, ссылаясь на исторические корни, то почему бы и Германии не заявить о своих правах на земли Восточной Пруссии?

Правда, сегодня 90% населения Калининградской области составляют этнические русские, и по результатам опросов общественного мнения они — как и другие россияне — решительно поддерживают Владимира Путина. «Большинство наших жителей солидарно с „материковой“ Россией, — говорит Плюгин. — Другие идеи здесь не приветствуются».

При этом жители области в большинстве своем безразлично воспринимают сегодняшние напряженные отношения между Востоком и Западом в связи с угрозой Калининграду, и, по мнению некоторых российских военных обозревателей, правильно делают.

«Я считаю, что это искусственно созданная паника, которая существует, главным образом, у людей в головах — утверждает главный научный сотрудник Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН Владимир Дворкин. — Нет такого сценария, согласно которому НАТО могла бы на самом деле представлять угрозу для Калининграда. Мы имеем дело с дипломатией с позиции силы — дипломатией канонерок, только без стрельбы».

«Обуза и важный объект»

Правда, если произойдет углубление кризиса, все может опять измениться. И Калининград из соображений стратегической необходимости выйдет на первый план, оказавшись в центре событий.

На протяжении нескольких последних месяцев НАТО перебрасывает войска и технику на восток — на территорию бывших советских прибалтийских республик и в Польшу, которые полностью окружают Калининградскую область — и проводит свои масштабные военные учения в непосредственной близости к крошечному российскому анклаву.

НАТО считает такое наращивание военной мощи необходимым в целях противодействия тому, что, по мнению альянса, является агрессивной политикой России, проводимой с недавних пор на Украине, а также для того, чтобы успокоить встревоженных восточно-европейских союзников, которые сами вышли из-под контроля Москвы едва лишь четверть века назад.

В ответ на это Кремль угрожает в целях противодействия передовому развертыванию сил НАТО разместить свои дополнительные силы — особенно в Калининградской области. Все равновесие сил, достигнутое в период после холодной войны, может быть нарушено, если Москва выполнит свои часто повторяемые угрозы разметить в анклаве оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М» с ракетами малой дальности, откуда они могут легко наносить удары по Берлину, Варшаве или Копенгагену.

По имеющимся сведениям, российские стратеги обдумывают вопрос, каким образом пополнить арсенал вооружений в Калининграде на случай, если западные санкции будут усилены до такой степени, что анклав будет полностью отрезан. В настоящее время доступ в анклав из «материковой» России осуществляется по суше по территории Литвы или Польши, являющихся членами НАТО. Единственным альтернативным доступом в Калининградскую область является обходной морской путь из другого российского балтийского порта — Санкт-Петербурга.

В стратегическом плане Калининград «является одновременно и обузой и важным объектом, хотя, в основном, это важный объект», считает Дмитрий Горенбург — эксперт по российским вооруженным силам из Научно-исследовательского центра военно-морских проблем в Арлингтоне, штат Виргиния.

«Это что-то вроде базы передового развертывания, только без затрат и сложностей, связанных с содержанием и обеспечением войск на чужой территории. Но анклав является обузой, поскольку, если НАТО действительно захочет напасть на него, то для России он будет менее пригодным к обороне, чем страны Балтии для НАТО. Но поскольку вполне понятно, что страны-члены НАТО не намерены захватывать часть российской территории, эта обуза не очень ощутима».

«Окно» закрывается?

Хотя жителям Калининградской области не привыкать к милитаризации региона, они привыкли и к некоторым преимуществам, которые дает близкое соседство с Европой — в том числе и к режиму безвизовых поездок в соседнюю Польшу. Многообещающие попытки превратить этот регион в новое российское «окно в Европу» позволяют привлекать некоторые иностранные инвестиции, развивать туризм и обеспечивать жителям более дешевый доступ к западным товарам массового спроса, по сравнению с жителями «материковой» России.

Некоторые местные жители побаиваются, что из-за усиления напряженности все это может закончиться.

«Существует большая вероятность того, что Калининградская область опять превратится в закрытую военную территорию — как в советские времена, — говорит профессор калининградского Балтийского федерального университета Михаил Берендеев. — Никто здесь не хочет этого. Но, учитывая происходящее, вероятность этого возрастает».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.