Boulevard Voltaire: 17 июля, в годовщину убийства семьи Николая II была организована крупная демонстрация в память о царе... Что вы можете об этом сказать?

Владимир Федоровский:
Эта демонстрация произвела на меня сильное впечатление, потому что была спонтанной, а не официальной. Думаю, это по-настоящему здравый народный порыв, символ восстановления связей России со своей историей.

В первую очередь, впечатлило число людей. Поэтому демонстрация идет вразрез с утвердившимися на Западе мифами о России и, в частности, о революции.

80% россиян сейчас признаются в ностальгии по империи, в том числе и советской. Но 80% так же категорично отвергают коммунизм.

В России действительно есть ностальгия по прошлому, но это касается в первую очередь величия страны, и эта демонстрация служит наглядным тому подтверждением.

— Складывается впечатление, что россияне ценят все периоды истории страны...

— Они ценятся не своим наполнением, а своей принадлежностью к истории России.

Демонстрация проливает свет на тот факт, что российское население отошло от коммунизма и примирилось с извечной Россией. Отдать дань памяти царской семье значит отвергнуть кровавую историю, которая ознаменовала конец этого режима.

Пришедшие на мероприятие люди дали понять, что считают царскую семью символом, символом мученичества России.

После царской семьи советский коммунизм убил еще 25 миллионов россиян. А 26 миллионов сложили головы в войне с нацизмом! Это цифры Александра Яковлева, который был вторым человеком при Горбачеве. Они не подлежат сомнению.

Отдав дань памяти царю, Россия вспоминает обо всех погибших и признает преступное безумие большевистского режима.

Но на этом мученичество российского народа не окончилось. Посткоммунистический период стал катастрофой. В 1992 году инфляция составила 1 800%. Народ так и не перестал страдать, но Запад не желал признавать его муки.

— Россияне злятся на Запад из-за этого непонимания?

— Разумеется. В мое время 80% граждан были за Запад, а теперь 80% настроено антиамерикански.

К сожалению, нынешний кризис в отношениях Запада и России как раз-таки говорит об этом непонимании.

Приведу один пример: отсутствие западных лидеров на мероприятиях по случаю окончания Второй мировой войны в Москве было страшной глупостью. Я говорю это вам как бывший дипломат. Россияне восприняли это как пренебрежение их историей.

Поэтому проявление солидарности с царской семьей предвосхищает новые серьезные разногласия с Западом. Через два года нас ждет столетняя годовщина октябрьской революции, и этот вопрос будет необходимо подробно обсудить.

Многие россияне считают революцию контрпродуктивной. На Западе же политкорректно по ней ностальгировать. «Сливки» западных левых считают революцию достойным свершением, которым в России попросту не смогли воспользоваться. Такое расистское отношение к российскому народу выводит меня из себя больше всего.

— Как относятся российские власти к этому периоду истории страны?

— Народ России отвергает безумие большевистского террора. Владимир Путин — прагматик и поэтому обязательно учтет мнение людей.

Путин изменился и, как мне кажется, больше не испытывает особой симпатии к коммунизму. Это очень многогранный человек, и некоторые его заявления звучат двусмысленно. Так, он, например, сказал: «Кто не сожалеет о распаде СССР, у того нет сердца, а у того, кто желает его возрождения, нет головы». Туманнее не скажешь...

Однако стоит понимать, что в России существует и другая тенденция, особенно в условиях кризиса отношений с Западом: речь идет о защите достижений советской империи вроде ядерной отрасли, космоса и победы над нацизмом.

Угроза сейчас — уже совсем другая, и российский народ считает, что Запад предал собственную душу, в частности, это относится к исламизму.

Опасность разрыва сейчас вполне реальна: для россиян сегодня главное — защитить свои ценности от исламизма. Путин это понимает, а Запад — все еще нет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.