Вот уже в течение более десяти лет частный фонд «Династия» поддерживает науку и образование в России — предоставляет стипендии и организует летние школы. Однако примерно два месяца назад российское правительство на основании спорного закона отнесло этот фонд к категории иностранных агентов. Ранее в этом месяце основатель фонда «Династия» Дмитрий Зимин — физик, ставший предпринимателем — был вынужден объявить о его закрытии. Отношение правительства к фонду «Династия» свидетельствует о малоприятном возвращении России к неотделимой связи науки и идеологии.

Здесь речь идет о гораздо большем, чем о спонсоре науки, оказавшемся в неудачных обстоятельствах. В России происходят глубокие политические изменения, причины и последствия которых — для науки и для общества — следует оценивать в историческом, политическом и социальном контексте.

В ответ на политические протесты против подтасовок результатов парламентских выборов в 2011 году руководство страны обеспечило принятие целой серии законов и мер, призванных уменьшить иностранное влияние, но на самом деле оно серьезно ограничило политические и гражданские свободы. Принятые законы отражают антизападную риторику правительственных чиновников, а также ставшие вновь популярными националистические настроения, усилившиеся в прошлом году в связи с аннексией Крыма и войной на Украине.

Тот закон, на основании которого были предъявлены претензии к фонду «Династия», был разработан и принят для того, чтобы ограничить влияние финансируемых из-за границы некоммерческих организаций на российскую политику. Зимин предпочитает держать свои деньги за границей, а фонд «Династия» финансировал некоторые проекты, которые, по мнению властей, потенциально были способны воздействовать на общественное мнение — этого оказалось достаточно для того, чтобы Министерство юстиции выбрало в качестве мишени этот фонд. Спустя несколько часов после того, как фонд был назван иностранным агентом, был взломан аккаунт Зимина в Facebook. Все сомнения относительно политического характера этого шага отпали после показа скандально предвзятого сюжета на одном из главных правительственных телеканалов, в котором говорилось о том, что «Династия» финансирует деятельность тех, кто стремится уничтожить Россию.

Зимин принадлежит к поколению моих дедушек и бабушек, он на собственном опыте знает о грубом использовании антизападной идеологии против науки. В течение 30 лет тогдашнее советское правительство считало генетику преступной в идеологическом отношении, а студентов и преподавателей называли вредителями и агентами иностранных государств. В своей оказавшей немалое влияние книге «Герои и злодеи российской науки»  мой дед (Симон Шноль — прим. пер.) описывает репрессии — а иногда и убийства — генетиков, что заставило его, молодого биолога в то время, тайно изучать этот предмет под страхом ареста. Запрет целого направления в науке привел к развалу советского сельского хозяйства. Это также стало причиной того, что героев и злодеев того поколения надо определять не только их фактическим вкладом в науку, но и способностью противостоять политической идеологии и отвергать компромисс с существовавшим режимом. Поколение моих родителей было затронуто в меньшей степени, но и его представители также рассказывали истории о противостоянии идеологии при проведении исследований. Судя по всему, российское правительство не усвоило уроки прошлого и намерено решительным образом вмешиваться в дела науки, а также использовать ее в идеологических целях.

Это урок для других народов и организаций. Не только правительства используют науку в идеологических целях. На самом деле ученые и организации, кажется, забыли о моральных рисках, связанных с их смешиванием, и намерены рассматривать этическую сторону подобных решений только в ретроспективном плане.

При относительно либеральном российском президенте Дмитрии Медведеве Массачусетский технологический институт (MIT) заключил  выгодный договор, предусматривающий оказание помощи в создании в Москве Сколковского института науки и технологии (Сколтех) в 2011 году. Поскольку поведение нынешнего российского руководства становится все тоталитарнее и враждебнее по отношению к академической свободе, сотрудники Массачусетского технологического института, конечно же, столкнулись с дилеммой относительно того, не следует ли прекратить сотрудничество. Институты и отдельные индивидуумы, пытающиеся организовать подобные исследовательские и академические центры на Ближнем Востоке или в Китае, вынуждены принимать такие же решения.

Сколтех — одно из тех направлений, с помощью которого российское руководство пытается продвигать вперед повестку для поддержки науки и инноваций. Успешная исследовательская программа должна помогать взращивать местные таланты и привлекать иностранных ученых. Попытка поставить политическую идеологию, основанную на неистовой ксенофобской риторике, в самый центр отношений с такими научными организациями, как фонд «Династия», подвергает опасности оба этих направления. Гарантия политических и гражданских свобод является непременным условием для сохранения успешно развивающейся культуры исследований, а происходящее в настоящее время в России посягательство на демократические свободы снижает ее привлекательность как места для проведения исследований.

Если история чему-то учит, то то есть основания полагать, что вернутся и такие меры со стороны государства, как правительственный контроль публикаций или требование политической лояльности для получения финансирования.

Представители моего собственного поколения ученых теперь будут рассматривать науку в России не с точки зрения возможностей, а с точки зрения  представлений о добре и зле. История пишет новую книгу о героях и злодеях науки во всем мире. Ученые и академические институты должны помнить, что их выбор, участвовать или нет в проектах, находящихся под влиянием безнравственной политической идеологии, определит то, какую память сохранит о них история.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.