Что замышляли Россия и Североатлантический альянс, когда проводили крупномасштабные военные учения в течение прошедшего года? Авторы опубликованного в среду доклада оставили без внимания умиротворяющие официальные объяснения и сделали вывод — основываясь на том, что и куда было передислоцировано в ходе этих двух военных маневров — что каждая из сторон вела подготовку к нападению противника.

Это не должно вызывать излишнего беспокойства: отработка действий на случай возникновения особой ситуации отнюдь не означает, что такая ситуация запланирована или неизбежна. И, тем не менее, риск эскалации напряженности на самом деле существует.

В российских военных учениях, проходивших в марте, приняли участие 80 тысяч человек, было задействовано 65 кораблей и 220 самолетов. Они отрабатывали действия в ответ на возможные (по мнению России) варианты нападения НАТО: от Северного Ледовитого до Тихого океана, а также со стороны Крыма, уязвимого анклава Калининграда и участка российской границы с Латвией и Эстонией.

Военные учения стран НАТО «Союзнический щит» (Allied Shield), проходившие в июне, были менее масштабными — в них было задействовано 15 тысяч человек. В ходе этих учений отрабатывалась быстрая переброска войск и техники на восток для отражения гибридной атаки на страны Балтии и Польшу по типу той, что была предпринята в Крыму. Британский неправительственный аналитический центр The European Leadership Network (ELN), подготовивший этот доклад, предоставил серию слайдов, иллюстрирующих то, как проходили учения обеих сторон.

Возможно, что и в обоих случаях учения по характеру были оборонительными. Но у НАТО были все основания предполагать, что Россия чувствовала необходимость в отработке действий на случай возможного конфликта именно из-за того, что она сама рассматривала вариант нападения на Эстонию, которое могло бы спровоцировать ответные вооруженные действия.

При этом российский президент Владимир Путин опасается, что в России произойдет народное восстание, подобное украинскому. Возможно, он на самом деле считает, что массовые беспорядки являются оружием, которое США используют против России и которые предшествуют интервенции НАТО (независимо от того, насколько это ошибочно). Наступление и оборона — это понятия, которые каждый оценивает по-своему. В октябре 1962 года Никита Хрущев написал Джону Кеннеди (John F. Kennedy) письмо, которое позволило разрешить Карибский кризис: «Мы поставили туда (на Кубу) средства обороны, которые Вы называете средствами наступления ».

Аналитики центра ELN рекомендуют обеим сторонам с целью уменьшения рисков создать более прозрачные каналы связи и снизить активность проведения военных учений. Это должно способствовать решению проблемы. «Проблема — в той динамике, в создаваемых побудительных факторах, — сказал директор центра Иэн Кирнс (Ian Kearns). — Все, что делается, вызывает ответную реакцию».

В качестве более масштабной цели авторы доклада рекомендуют НАТО и России предпринять попытки создания основ для заключения нового договора — по образцу подписанного в 1990 году и уже не действующего Договора об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ). Новый договор определял бы, какие вооружения и где могут размещать вооруженные силы каждой из сторон, а также обеспечивал бы обеим сторонам возможность осуществления контроля над исполнением договора.

Скорее всего, эта задача неосуществима. Сам ДОВСЕ был довольно неудачным. Он был согласован в конце холодной войны, но вступил в силу лишь после прекращения действия Варшавского договора. В апреле договор утратил всякий смысл, поскольку Россия окончательно приостановила свое участие в нем. Причина несостоятельности этого договора заключалась в том, что у сторон не было единого мнения и договоренности о том, где после окончания холодной войны должна проходить линия разграничения между НАТО и Россией. И, следовательно, оставался отрытым вопрос о том, на каком участке определенная дислокация войск и танков будет иметь наступательный или оборонительный характер. Расположенные рядом с Россией бывшие советские республики теперь образуют серую буферную зону между Россией и НАТО, что практически исключает возможность достичь договоренности по вопросу о том, на каких участках считается допустимым размещать вооружение.

Именно по этой причине попытки заключить соглашение об адаптации ДОВСЕ в 1999 году были обречены на неудачу. НАТО не ратифицировала этот новый документ, так как хотела, чтобы Россия сначала вывела свои войска с территорий, которые с ее помощью были отделены пророссийскими сепаратистами от Молдавии и Грузии — двух находящихся по соседству с Россией суверенных государств. Позиция России заключалась в том, что она имеет право держать там свои войска, поскольку местные власти попросили ее об этом в целях обороны. НАТО же воспринимала российские войска как агрессивную и незаконную оккупационную силу, используемую для дестабилизации обстановки в Молдавии и Грузии. И согласовать эти две позиции было абсолютно невозможно.

Сегодня же любая попытка заключить новый договор о дислокации войск и вооружений привела бы к возникновению еще более серьезных проблем. В настоящее время Россия дислоцировала десятки тысяч военнослужащих Крыму, который она аннексировала, и заявляет о своих правах на размещение на этом полуострове ядерного оружия. Трудно представить, как НАТО сможет со всем этим смириться. А тем временем на востоке Украины присутствуют многочисленные российские войска и военная техника, которые участвуют в кровопролитной войне, хотя Россия отрицает даже само их присутствие там.

Если мы являемся свидетелями начала новой холодной войны, то она будет не такой, как прежняя. Но так же, как в 1940-1960-е годы, когда еще не были согласованы зоны влияния и правила задействования сил и средств, это лишь начальный этап противостояния ядерных держав, и он — самый опасный. Возможно, потребуется еще какое-то время, прежде чем заключение договоров с целью разрядки напряженности станет возможным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.