В России еще не видели коррупционного скандала, подобного этому. Успешный губернатор Республики Коми, безупречно лояльный президенту Владимиру Путину, был обвинен в организации преступной группировки, в которую якобы входит ряд высших должностных лиц региона. В то время как дешевая нефть заставляет русских потуже затянуть пояса, по всей вероятности, закручивание гаек продолжится, а местным элитам явно дают понять, что теперь им не позволено и дальше красть так же свободно, как раньше.

По всем формальным параметрам Вячеслав Гайзер представлял собой образцового губернатора. В отличие от многих других местных руководителей, отобранных Путиным для управления регионами, которые они едва знали, Гайзер родился в Республике Коми — огромном, богатом природными ресурсами крае на европейском севере России с населением в 2 миллиона человек. Он работал в одном из первых российских частных банков и открыл свой филиал в Коми. Стал членом местного правительства в 2002 году и относительно быстро сделал карьеру: в 2010 году президент Дмитрий Медведев назначил его губернатором. После очередных губернаторских выборов в 2014 году Гайзер был переизбран на эту должность, набрав 78% голосов. В прокремлевском «Рейтинге эффективности губернаторов», опубликованном Фондом развития гражданского общества, он занимал четвертое место. И состоял членом высшего совета пропутинской партии «Единая Россия».

Однако сейчас Следственный комитет — российский аналог американского Федерального бюро расследований — называет его лидером «преступного сообщества», которое предположительно включает в себя спикера областной думы, вице-губернатора и ряд других должностных лиц и местных бизнесменов — на данный момент всего 15 человек. В домах и офисах чиновников были произведены обыски, и следователи обнаружили дорогие часы, документы оффшорной компании и другие знакомые атрибуты наивысшей формы российской состоятельности. Чиновники обвиняются в незаконном отчуждении государственных долей лесоперерабатывающих предприятий, молокозавода, птицефабрики и других компаний региона.

Одному из помощников Гайзера инкриминируется форсирование банкротства одного из лесопромышленных предприятий, которое он затем якобы передал в руки петербургской инвестиционной компании. Этот эпизод навел оперативников на след: они интересовались инвестиционной компанией в связи с коррупционным скандалом Минобороны. Вскоре обнаружились и другие сделки подобного характера — умышленно неэффективное управление, затем присвоение или гарантированные государством займы и субсидии компаниям, контролируемым группировкой.

Во всей этой истории нет ничего нового: российские губернаторы славятся своей репутацией коррупционеров. Так, в этом году за получение взятки был арестован губернатор Сахалина. Однако обычно это происходит лишь после ряда мягких предупреждений и имеет под собой политическую подоплеку: неудачливые руководители, как правило, являются препятствием для избирательных достижений «Единой России».

Не похоже, чтобы Гайзеру даже что-нибудь нашептывали о недовольстве Москвы, к тому же он усердно помогал «Единой России» победить на выборах. Всего неделю назад губернатор возглавлял партию единороссов, закрепив ее победу с 58% голосов. Кроме того, впервые задерживают команду губернатора целиком. Определять местную элиту как «преступное сообщество» тоже весьма рискованно: если руководителям Республики Коми на протяжении многих лет удавалось работать, создавая впечатление эффективной команды, возможно, такие же сети действуют в других регионах, а это означало бы, что вся система безнадежно погрязла в коррупции — то, что Путин никогда не согласится признать.

Тем не менее, российский президент пошел на невиданные ранее репрессивные меры. Путин любит использовать аресты и уголовные расследования, чтобы установить новые порядки. В 2003 году он приструнил олигархов, посадив за решетку самого богатого человека России, Михаила Ходорковского. В 2013 году расследование против функционеров Сколково положило конец политике Медведева по оказанию государственной поддержки долгосрочным технологическим проектам. Теперь президент посылает сигнал губернаторам.

Республика Коми богата природным газом, углем, бокситами и обеспечивает безграничные поставки древесины. Тем не менее, в прошлом году 21% ее бюджета составляли субсидии Москвы, а сам бюджет все еще находился в дефиците. Разумеется, отчасти в этом виновата чрезмерно централизованная бюджетная система России, но дела в Коми могли бы идти и лучше. Теперь, при дешевой нефти, правительство обдумывает способы обуздать расходы. Между тем, Путин знает, что повсеместное казнокрадство представляет собой одну из крупнейших утечек ресурсов России.

Выступающая с критикой Путина, комментатор Ольга Романова сравнила дело Гайзера с недавней отставкой приятеля Путина — Владимира Якунина, стоявшего во главе российской железнодорожной монополии. «Достигнут предел неэффективности, за которым нет никакого смысла держаться за преданного соратника, — пишет она. — Лояльность в бюджет не положишь, не те времена».

Суждениям Романовой, похоже, вторят даже пропутинские комментаторы. «Крайне важно понимать, что политические рейтинги, хорошие результаты на выборах, любые другие заслуги не являются индульгенцией, когда речь идет о преступлении, о преступлении коррупционном, связанном с расхищением госимущества», — сказал Константин Костин, председатель правления Фонда развития гражданского общества.

Арест Гайзера нужен для того, чтобы держать губернаторов и других чиновников в постоянном напряжении и заставить их умерить свои аппетиты в отношении центральной власти. В сложившейся ситуации победа на местных выборах уже не считается большим достижением. Энергичное вливание денег в общую копилку — или, по крайней мере не столь активное ее опустошение — в настоящее время — более желательный результат.