Из Москвы пришла неожиданная новость: в Думу внесен законопроект, предлагающий запретить отрицание... сталинских преступлений. Предложение внес не какой-нибудь оппозиционер, а Константин Добрынин. Как говорят россияне, «очень системный человек». То есть, доверенное лицо Кремля, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству.

Это может показаться удивительным, потому что в последние годы в России существовал обратный тренд. Под запретом была «фальсификация истории» Второй мировой войны, то есть оспаривание версии о целиком и полностью положительной роли, которую сыграл в ней СССР. А отрицание очевидных исторических фактов, признанных когда-то российскими историками и российским государством, стало всеобщим явлением в находящихся под контролем Кремля СМИ. Появляется множество текстов о «великом государственном деятеле» Сталине, и эти образы начинают вводить в школьные учебники истории.

Но, судя по всему, Кремль почувствовал угрозу со стороны радикальных националистов, которых он сначала терпел, но немного ограничивал, и с которыми потом, в период конфликта с Украиной, вступил в неофициальное тесное сотрудничество. Видимо, Москва испугалась черта, которого сама создала и решила поставить националистов на место.

На это указывает, например, произошедший в конце июля в Крыму арест известного московского активиста националистических сил и публициста Юрия Мухина. Его перевезли в столицу и обвинили в экстремистской деятельности, а также в подготовке смены существующей власти нелегальным путем. Скоро должен начаться процесс. А Мухин как раз неоднократно оправдывал Сталина и отрицал масштаб его преступлений.

Что особенно интересно для поляков, Мухин был одним из ведущих «отрицателей Катыни», которые не признают ответственности СССР за убийство польских военнопленных в 1940 году. Однако не это стало причиной ареста Мухина, а Кремль, конечно, беспокоят совсем другие вещи. Однако во всем этом есть и катынский аспект. Какой? Внесенный в Думу законопроект запрещает и делает преступлением отрицание не любых сталинских (и шире — большевистских) преступлений, а только тех, которые уже ранее назвало преступлениями российское государство. Поэтому высказывания о том, что Сталин и его коллеги по политбюро не несли ответственности за голод в период коллективизации, не будет противоречить закону: ведь российское государство не занимает официальной позиции по этому вопросу.

Однако катынское дело практически идеально подпадает под критерии проекта. Российское государство уже неоднократно максимально официально, насколько это возможно, признало посредством заявлений своих президентов, премьеров и постановлений парламента ответственность советского государства за это преступление (хотя по-прежнему не принимает определения «геноцид»). Поэтому, если закон будет принят, катынская ложь станет в России противоправной и должна будет преследоваться по закону. Вот к таким неожиданным последствиям приводят причудливые игры путинцев и националистов...