Путин выступает на всех фронтах: на прошлой неделе президент России выступил с речью на Генеральной Ассамблее ООН, говоря о сирийской проблеме. В конце минувшей недели «российский царь» появился в Париже для обсуждения украинской проблемы. Он считает, что все взаимосвязано. По его мнению, он прав. Внезапно Путин оказывается здесь, Путин оказывается там, Путин везде.

Западные страны ввели против России жесткие экономические санкции из-за аннексии Крыма. До недавнего времени Путин считался злодеем, которого необходимо изолировать на международной арене. Россию выгнали из «Большой восьмерки». Запад выбрал курс на столкновение с Россией. История, однако, показывает, что как раз в такие моменты русские показывают себя очень хорошо. Спросите хотя бы Наполеона.

Путин ожидал возможности нанести ответный удар, и Сирия предоставила ему такую возможность. За билет в один конец в Сирию Путин получил также коалицию в составе Ирака, Ирана и Сирии, а заодно и имидж борца против всемирного джихада, что значительно улучшает его образ в глазах общественного мнения. К тому же, Путин хорошо знает, чего хочет. Обама, напротив, знает лишь, чего не хочет. Это большая разница.

Первые результаты российской операции в Сирии можно было увидеть уже на парижских переговорах, которые организовал президент Франсуа Олланд. Встреча была посвящена выполнению Минских соглашений, подписанных в феврале. Путин выглядел более жестким, более требовательным, более уверенным. Несмотря на тяжелый экономический кризис в России, он не проявил гибкость. Так получилось из-за того, что украинские карты были снова розданы, но уже в Сирии.

И что же сегодня остается делать американо-европейской коалиции? Они обвиняют Путина в том, что он на самом деле атакует не ИГИЛ, а оппозиционные группировки, угрожающие режиму Асада. И это максимум, который сегодня может сделать Запад. Путину это прекрасно известно. У него немного иной порядок приоритетов, чем у западной коалиции: Обама нерешительно бормочет о борьбе с ИГИЛ, а Путин громогласно объявляет о защите Асада. Это большая разница.

Путин отлично знает, куда направляется. Российский президент намерен доказать всему миру, что он человек действия, тогда как противостоящий ему американский президент — человек болтовни. И у Путина неплохо получается, в том числе и благодаря помощи со стороны Обамы.

Но основная цель всего происходящего — это вынудить западные государства отменить санкции, введенные против России и повлекшие за собой в том числе падение курса рубля на 40% по отношению к западным валютам. Для Путина Асад — это средство, а рубль — это цель. Если кто-то еще не понял, то Асад и Путин — не пара влюбленных. Речь идет о прагматических интересах.

В этом месяце должна состояться новая конференция по Сирии при участии США, России, Ирана, Турции, Египта и Саудовской Аравии. Конференция должна облегчить координацию усилий по борьбе с ИГИЛ. Можно предположить, что российский лидер постарается сделать Асада частью усилий по борьбе с террористами. Шансы неплохие. Русские будут бомбить столько, сколько нужно, чтобы получить согласие. Не стоит забывать, что, в отличие от Обамы, Путин не особенно нуждается в поддержке общественного мнения у себя дома ради придания легитимности своим действиям. Путина интересуют результаты, а не моральные вопросы. Многие мирные жители уже гибнут под российскими бомбардировками в Сирии, но его это не слишком беспокоит. Не слишком это беспокоило его и в Чечне.

Обама, напротив, боится вмешиваться в сирийский конфликт, чтобы не причинить вреда мирному населению. Но это случилось недавно в Афганистане, где американские самолеты разбомбили больницу «Врачей без границ». В конце недели на Вашингтон обрушилась критика как за бездействие в Сирии, так и за гибель мирных граждан в Афганистане. Быть на месте Обамы сегодня непросто.

Редактор парижского еженедельника L’Express пытался объяснить своим читателям, как Путин за такое короткое время стал таким сильным лидером. «Путин сильный, потому что Обама слабый». Да, это еще одна причина.