Сегодня много говорят о том, что мишень этой «игры» президента России Владимира Путина — НАТО, США, Турция. Однако никто не принимает в расчет, что главной целью может быть и его собственная страна.

Путин нацелен держать свою страну в узде. И не только через включение турецких ВВС в набор целей, но и с помощью сирийской ситуации в целом, а именно — внедрения в эпицентр войны в Сирии.

Что это значит?

Прежде всего, замечу, что относительно прямого вмешательства России в войну в Сирии звучит множество мнений. В целом они сосредоточены на международных отношениях. Кто победит, кто проиграет, кому что делать, какова роль НАТО...

А число тех, кого волнует сама Россия и положение путинского режима, как и вопрос о том, что он сегодня пытается сделать и что происходит внутри этого закрытого ящика, ничтожно мало.

Тем не менее, Россия и Турция — крайне интересные примеры, которые любопытно анализировать и сравнивать. Например, отдельным предметом исследования могут служить контакты турецких властей с Управлением по делам религии и политическое взаимодействие путинской администрации с Русской православной церковью, а также политический вес, который все это придает данным религиозным институтам.

К кадрам с изображением православных священников, благословивших российские военные самолеты, или тому, что РПЦ назвала вмешательство Путина в Сирию «священной войной», в Турции относятся как к «смешным новостям». Тем не менее, такие действия находят серьезный отклик в политике и общественном мнении России. Возможно, однажды и мы в Турции станем больше говорить о том, что силы безопасности начинают сочетать в себе милитаризм и религиозность.

Почему после Украины Путин превратил в поле битвы России Сирию?


Во-первых, мы говорим о лидере, который усиливает свою власть с помощью телеэкранов. Для Путина повелевать экранами телевизоров значит повелевать Россией. И по мере того, как Путин, который с 1999 года держит в своих руках судьбу России, форсирует тезис о «противопоставлении силы России гегемонии США» и распространяет эту пропаганду в СМИ — прежде всего на телеэкранах — он побеждает.

«Сильная страна, несущая цивилизацию на Ближний Восток и вычищающая авгиевы конюшни, созданные варварами-террористами и Западом», «сильная армия», «сильный лидер», «лидер-спаситель, с чьей справедливой позицией соглашаются народы мира, и с которым приходится договариваться лицемерным западным лидерам». Такие сигналы несет в массы машина пропаганды российских государственных СМИ.

Чем больше российский народ говорит о происходящем за пределами России и о роли этой страны на международной арене, тем меньше он осведомлен о том, что, на самом деле, происходит внутри страны.

Война на Украине, которая вмиг обратила на себя все внимание россиян именно в тот момент, когда рейтинги Путина снизились, теперь стала «рутинной новостью» для машины пропаганды. Иными словами, войной на Украине уже невозможно поддерживать огонь национализма в России. Первым полосам газет нужна новая, еще более грандиозная новость.

Путинская администрация напоминает компанию по связям с общественностью, которая в первую очередь занята управлением российским общественным мнением. А вероятность прямого конфликта с США поворачивает огни рампы на Путина не только в его стране, но и за ее пределами. В то время как западный союз выглядит слабым и беспомощным, Россия, чей символ — медведь, «рычит». С другой стороны, в отличие от погруженных во внутренние споры США и ЕС, которые не ведут активной внешней политики, Путин олицетворяет лидера, который может пойти на любой риск ради своей страны.

Кроме того, США и сильные страны Европы, которые, казалось бы, загнали Россию в угол своими экономическими и политическими санкциями на фоне войны на Украине, готовы сесть с Путиным за один стол переговоров. Встреча президента США Барака Обамы с Путиным в ходе Генассамблеи ООН в официальных и проправительственных российских СМИ подавалась как настоящая победа.

Все, кто полагает, что Россия находится в сложной экономической ситуации, что россияне не поддержат эту войну и что «Путину придет конец», просто не знают этой интересной страны, с которой у нас множество исторических параллелей. А главное — они совершенно не представляют, как работает путинский режим.

Путин считает, что политика — это жестокая война, победитель в которой заказывает музыку. Сегодня, по разным оценкам, от 14 до 39% россиян поддерживают вмешательство России в Сирии. Но кремлевская машина пропаганды только начала работать над этой темой. И Путин сосредоточен на том, чтобы не только выиграть, но и ни при каких условиях не утратить власти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.