К историку и литературоведу Борису Соколову официозные историки путинской России относятся недоброжелательно, но сам он не считает себя оппозиционером и говорит, что просто пишет правду, например, о неприлично больших потерях России во время войны. Соколов приехал в Ригу по приглашению Центра исследований политики Восточной Европы, чтобы наладить отношения между независимыми историками Латвии и России. Но историк надеется, что наступит время, когда и официальная Россия будет рассматривать Латвию как хорошего соседа, а не как отколовшуюся от империи провинцию.

— Как вы оцениваете  утверждение, что для России нет  плохих сценариев развития, а  есть только очень плохие?

— Я тоже в будущее  смотрю без оптимизма. Скорее  всего, наступит глобальный экономический  кризис, и болезненнее всего он  затронет Россию, потому что кризис  будет означать снижение цен  на нефть, а энергоресурсы образуют  основу российского экспорта. В этой связи я думаю, что в ближайшие годы ситуация может существенно ухудшиться.

— Что во время  такого кризиса может произойти  в России?

— Все что угодно может  произойти: может быть — революция, может  быть — дворцовый переворот. Революцию  невозможно предвидеть, то же самое с дворцовым переворотом — его нельзя ни предвидеть, ни предотвратить. Но дворцовый переворот возможен в ситуациях, когда свержение правителя означает меньший риск, чем его оставление у власти. Любой заговорщик боится дестабилизации, которая начинается после переворота, поэтому заставить решиться на переворот могут только чрезвычайные кризисные обстоятельства. В настоящее время обстоятельств для такого переворота нет.

— Выгоден ли  Путин российской элите?

— Эта элита не едина. Для своего ближайшего окружения он пока, очевидно, выгоден, потому что от него полностью зависит благополучие этой элиты.

— Разве выгода  и зависимость это одно и  то же?

— Во всяком случае представители  элиты абсолютно смирились с  Путиным. Какая-то часть элиты, возможно, ориентирована на Запад и хотела бы сменить Путина, но не представляет, как это можно сделать.

— Значит, в ближайшее  время никаких кардинальных перемен  в российской власти не ожидается?

— В ближайшее время, наверное, нет. С развитием экономического кризиса кое-что может произойти, например, сложатся такие обстоятельства, что Россия уйдет из Донбасса. Этого я не исключаю, потому что кризис будет очень глубоким, и России понадобится помощь Запада. Но точно мы ничего не можем прогнозировать.

— Была ли у Украины возможность не отдавать Крым?

— Если бы Украина начала  сопротивление, когда российские  войска появились в Крыму, не  знаю, удалось бы удержать Крым, но наверняка была бы предотвращена  оккупация Донбасса. Однако украинская  армия и те люди, которые пришли к власти на Украине, очевидно, считали, что, получив Крым, Путин успокоится. Оказалось, аппетит приходит во время еды.

— Насколько велик  аппетит Путина?

— В идеале Путин хотел  бы присоединить к России всю  Украину.

— А также Латвию?

— Он охотно объединил бы вокруг России все бывшие советские республики, и, может быть, присоединил бы также Польшу, которая когда-то была частью Российский империи, и Румынию, чтобы не было вопроса Бессарабии. Но это только теоретические рассуждения, этого никогда не произойдет.

— Как вы расцениваете  утверждения о том, что Путина  поддерживает 86% жителей России?

— В 1984 году я видел социологический  опрос средней степени секретности. Он свидетельствовал, что 95% населения  удовлетворено уровнем своей  жизни, а 97% полностью поддерживает политику партии и правительства. Через семь лет СССР развалился. Вся популярность Путина зависит от контроля государственных телеканалов — они формируют имидж Путина.