В последнее время в украинских масс-медиа, и не только в них, появилось немало публикаций, где проводится идея, что Путин вроде бы попал в безвыходное положение и вот-вот вынужден будет пойти на попятную в своих геополитических авантюрах. «Путин терпит крах... Путин не знает, как выпутаться из созданной им же ситуации... Путин — это уже политическое ничто...» — такие или почти такие утверждения легко найти в СМИ. Иначе говоря, делает вывод массовая аудитория, Путин заигрался и доигрался. И скоро ему будут полные «кранты».

Но не выдают ли невольно авторы такого рода текстов желаемое за действительное? Не слишком ли спешат они с «политическими похоронами» кремлевского самодержца? И можно ли считать, что Украину и других соседей России (и не только их) в ближайшем будущем не ждут неприятные сюрпризы?

Да, объективно у Кремля нет ресурсов для восстановления роли одного из двух ведущих геополитических игроков мира — но разве у Гитлера такие ресурсы были, когда он начинал войну с западными демократиями, а потом еще и напал на своего недавнего союзника — СССР? Ни человеческих, ни сырьевых и промышленных, ни финансовых, ни научно-технологических ресурсов, сопоставимых с ресурсами Объединенных Наций, нацисты и их союзники не имели — что не помешало им поставить цивилизацию на грань катастрофы и уничтожить десятки миллионов людей в вихре шестилетней войны на территории всех континентов и океанов. Почему же Путин, который, по меткой формуле автора «Дня» Бориса Соколова, является «Гитлером и Сталиным в одном флаконе», не может попробовать осуществить безнадежную с точки зрения рациональной стратегии (но не с точки зрения мифологического мышления нынешних «кремлевских чекистов») геополитическую авантюру?

Поэтому давайте попробуем присмотреться к последним знаковым действиям и заявлениям российского руководства и к тому, что может стоять за этими действиями и заявлениями.

Первое, затишье на Донбассе в Кремле явно решили продлить до весны (не случайно министр иностранных дел РФ Лавров недвусмысленно заявил о вероятности пролонгации действия Минских договоренностей на 2016 год). Более того: луганские и донецкие «правительства»-марионетки, похоже, настроены на долговременные политические торги с Киевом. При этом объектами выручки, скорее всего, станут как реальные преференции для мнимых «вождей» Донбасса и их закулисных покровителей-олигархов с паспортами Украины, так и собственно фантасмагорические требования «ДНР» и «ЛНР» к украинскому руководству, которые будут иметь целью только выигрыш времени — как минимум до следующей весны или лета, а то и до первых месяцев 2017 года.

Вместе с тем сформированный на оккупированной территории Донбасса мощный танково-моторизованный кулак российско-террористических войск в любой момент способен двинуться вперед — на Харьков, Днепропетровск, Запорожье. Для успеха такого удара Путину нужны или второе издание «русской весны» в этом регионе, или широкомасштабной бунт в тылу украинских войск, то есть крайнее обострение ситуации на востоке и юге Украины, соединенное с нестабильностью на остальной украинской территории, с потерей управления страной со стороны властей. Как отмечает западная пресса, затишье на Донбассе уже сегодня обернулось существенным усилением политических баталий внутри украинской элиты (точнее, не слишком удачных, но амбициозных претендентов на эту роль) и в результате этого — ростом опасности углубления экономического кризиса. Поэтому Путин вовсе не отступил — он просто сместил акценты своей агрессивной политики, сделав ставку на подрывную деятельность как составляющую «гибридной войны» с тем, чтобы в течение зимы попробовать разрушить Украину изнутри. А не удастся в течение этой зимы — то в течение следующей осени и зимы.

Похоже, в ближайшие полтора года Путин намерен уйти в безумный с точки зрения стратегии, но тактически, возможно, в чем-то успешный «последний и решительный бой», воспользовавшись выборами в США, Франции и Германии. Скажем, в США уже начинается избирательная кампания, которая продлится — этап за этапом — целый год, потом будет продолжаться формирование администрации нового главы государства и его вхождение в курс дел, следовательно, к весне 2017 года власть в этой стране по традиции вряд ли будет делать резкие геополитические шаги. Во Франции президентские выборы позже — весной 2017 года, и уже вскоре Франсуа Олланд и его партия почувствуют на себе их приближения. В ФРГ в том же году пройдут парламентские выборы, поэтому Ангела Меркель тоже будет «завязана» на это событие. А, по данным социологов, избиратели Франции, тем более Германии, не настроены на резкие внешнеполитические акции, им хватает социальных вопросов и проблем беженцев с Ближнего Востока в Европу.

Продержится ли Россия под давлением экономических санкций эти полтора года? Да, если власть сделает акцент на дальнейшем нагнетании шовинистической истерии и формировании у широких масс психологии «осажденной крепости». Опять же речь идет о наработанных Сталиным и Гитлером политических технологиях, которые уже 15 лет шаг за шагом успешно воплощаются в жизнь. При этом Кремль не брезгует самыми абсурдными с точки зрения здравого смысла сочетаниями идей и мифологем — в одном «плавильном котле» бурлит страшное варево — от черносотенного варианта православия до самых диких форм сталинизма. И все это — для того, чтобы выплеснуть наружу. Нетрудно понять, что варево это в первую очередь выльется на Украину, но не только на нее.

Поэтому надо быть еще более бдительными, чем раньше, ведь исторически обреченный Путин может пойти на любую авантюру.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.