Кибербезопасность — один из важнейших вопросов цифровой эпохи. Все, от домохозяйств до предприятий и правительств, заинтересованы в защите данных — самой большой ценности нашего времени. Вопрос в том, как этого достичь.


Масштабы проблемы нельзя недооценивать. Организаторы кибератак становятся все более ловкими и изобретательными, в их арсенале появляется все более разнообразное оружие, и поэтому кибератаки случаются чаще и становятся хитроумнее, чем когда-либо прежде. Отдел безопасности моей компании, BT, оператора сети и интернет-провайдера, ежедневно обнаруживает 100 тысяч экземпляров вредоносных программ — это более одного раза в секунду.


Творческое мышление кибератакующих требует творческого мышления от тех, кто отражает их атаки. И первый шаг в этом — обеспечить, чтобы в этой борьбе участвовало достаточно талантливых и обученных людей. В конце концов, согласно недавнему опросу International Data Corporation, 97% организаций обеспокоены квалификацией своих сотрудников в отношении безопасности. К 2022 году, по оценкам другого исследования, в сфере кибербезопасности появится 1,8 миллиона вакансий.


При такой сильной нехватке специалистов по безопасности крайне важно, чтобы мы разрабатывали новые подходы к привлечению, обучению и удержанию талантливых людей с целью создания огромного резерва высококвалифицированных киберэкспертов, готовых победить киберпреступников на их собственном поле.


Ключом к успеху является разнообразие талантов и точек зрения, в том числе и нейроразнообразие. Я говорю, к примеру, о людях с аутизмом, синдромом Аспергера и синдромом дефицита внимания. Скажем, люди с синдромом Аспергера или аутизмом склонны мыслить более буквально и систематично, благодаря чему они особенно сильны в математике и распознавании образов — что критически важно для кибербезопасности.


Проблема в том, что неврологически исключительные люди, как правило, оказываются в невыгодном положении при традиционном собеседовании, результат которого сильно зависит от хороших навыков вербального общения. В результате такие люди часто с трудом находят работу, и даже когда им это удается, их рабочая среда необязательно в состоянии оказывать им удовлетворительную поддержку.


Как сообщает Национальное общество аутистов Великобритании, только 16% аутистов-взрослых в Великобритании имеют оплачиваемую работу на полный рабочий день, и лишь у 32% есть вообще какая-либо оплачиваемая работа. Сравните это с 47% занятости среди инвалидов и 80% — среди людей без инвалидности. Это указывает на масштаб проблемы, с которой сталкиваются подобные кандидаты, а также на огромный неиспользованный ресурс в их лице.


Понимая, что потенциал нейроразнообразия может помочь укреплению кибербезопасности, мы в BT изменили способ взаимодействия с кандидатами во время интервью. Мы побуждаем их говорить о своих интересах, вместо того чтобы просто требовать от них ответов на стандартные вопросы о том, для чего они устраиваются на эту работу или каковы их сильные и слабые стороны. Этот подход уже с большим успехом применялся такими компаниями, как Microsoft, Amazon и SAP в области кодирования и разработки программного обеспечения, а также подразделением разведки и безопасности Центра правительственной связи Великобритании, который является одним из крупнейших нанимателей аутистов в стране.


Конечно, новый подход к собеседованию с кандидатами сработает не для всех. Но это лишь начало. Если взглянуть на проблему шире, мы должны не только содействовать расширению возможностей неврологически исключительных кандидатов, но и активно пропагандировать эти возможности.


Для того чтобы эти перемены состоялись, нужно, чтобы их застрельщиками выступали — сотрудничая при этом друг с другом — правительство и бизнес. Мне приятно сообщить, что на этом фронте BT уже играет ведущую роль, в том числе сотрудничая с британским правительством по программе Cyber Discovery — инициативе, специально направленной на привлечение школьников в кибериндустрию, а также посредством собственных программ стажировок.


В эпоху цифровых технологий нейроразнообразие следует рассматривать как конкурентное преимущество, а не препятствие. Теперь у нас есть возможность инвестировать в талантливых людей, которые часто остаются за бортом при найме, и приносить тем самым пользу им, бизнесу и обществу в целом. Признавая и развивая возможности этого источника талантов, на который обычно не обращают внимания, мы можем справиться с серьезным дефицитом специалистов в экономике наших стран и научиться более успешно бороться с киберпреступностью. Такие возможности нельзя упускать.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.