Корреспонденция из Таллина

Эстонские солдаты сражались в гитлеровской армии за независимость Эстонии. После войны 'советскому оккупационному режиму не удалось сломить дух этих мужчин, и многие из них дожили до 24 февраля 1989 г., когда эстонский сине-черно-белый флаг вновь взвился над башней 'Длинный Герман' в Таллине. Боевой дух эстонских солдат все время был предметом признания и восхищения', утверждает главный автор и издатель книги-альбома весом в два с половиной килограмма 'Эстонский легион в словах и снимках' Март Лаар, автор т.н. эстонского экономического чуда, лауреат награды Милтона Фридмана за успешную трансформацию, двукратный премьер Эстонии, ныне - лидер партии 'Отечество', входящей в состав правящей коалиции, парламентарий, советник президента Грузии Михаила Саакашвили, доктор исторических наук, основатель Фонда национального наследия Эстонии, автор ряда исторических работ, в том числе, изданной в этом году в Польше книги 'Война в лесу. Борьба эстонцев за выживание 1944-1956'.

Пока дрезденский суд устанавливает, не являются ли экземпляры 'Эстонского легиона', конфискованные на польско-немецкой границе, пропагандой фашизма, преследуемой по закону, в таллинских книжных магазинах эта книга выставляется на полках для бестселлеров. Приобретающие это творение могут для комплекта купить изданный Лааром же календарь на 2009 г. с плакатами, прославляющими эстонских солдат Гитлера, которые вели правильную и справедливую войну с Советским Союзом.

Книга Лаара поражает сотнями фотографий людей в фашистских мундирах, с фашистскими орденами, вскидывающих руки в гитлеровском приветствии. Книга Лаара не только оправдывает службу на стороне Гитлера, но и признает ее делом похвальным, в высшей степени патриотическим.

'Мы посвящаем этот альбом эстонским солдатам, которые во время битв Второй мировой войны смело и самоотверженно сражались против коммунизма и за восстановление независимости Эстонии, даже если им пришлось воевать в немецком мундире', - читаем мы в его книге, изданной по-эстонски и по-английски. Лаар выражает сожаление по поводу того, что 'Исследователей истории Эстонского легиона даже сегодня обвиняют в пропаганде 'фашизма' или восхваление войск СС, которые в Нюрнберге были осуждены как преступная организация'. Он объясняет значение борьбы эстонских солдат Гитлера: '[...] мужчины, которые сражались за свободу Эстонии во время Второй мировой войны, оказались победителями. Их борьба и самопожертвование стали легендой, которая поддерживала дух сопротивления у следующих поколений. Ведь как иначе молодые люди, которые не знали свободной и независимой Эстонии, могли бы знать, что существует то, за что стоит бороться и, в случае необходимости, умирать. Говорят, что народ, который никогда не боролся за свою свободу, никогда не будет свободным. Эстония боролась за свою свободу. И именно благодаря этой борьбе стало возможным восстановление независимости в 1991 г. после пятидесятилетней оккупации'.

В книге, посвященной истории гитлеровских частей, укомплектованных эстонцами, есть и моменты, имеющие отношение к полякам. Один из богато иллюстрированных разделов называется 'Обучение в Польше', и речь в нем идет о подготовке эстонских солдат Гитлера к боям с Красной армией на территории Truppenübungsplatz Heidelager недалеко от Дембицы, который назван бывшим 'полигоном польской армии'. В тексте не упоминается о том, что в то время Польша была оккупирована гитлеровцами, а поляки сражались против Гитлера, а не на его стороне. В книге нет информации о том, что Truppenübungsplatz Heidelager был передан соединениям СС, и что здесь, в частности, проходила подготовку состоявшая из украинцев дивизия СС 'Galizien'. Здесь также находились лагеря для бельгийских и советских солдат, а также для поляков и евреев. В нем погибло 15 тысяч человек, в том числе 7 тысяч евреев, 5 тысяч советских военнопленных и 3 тысячи поляков. Трупы умерших от голода, замученных, расстрелянных и повешенных сжигались на костре в месте, которое сегодня называется Горами Смерти. В боях за Пустков в августе 1944 г. погибло более тысячи советских солдат.

С польской точки зрения интересна содержащаяся в книге информация о прибытии 20-й дивизии в район Ополе, Вроцлава и Бжега для сдерживания наступления Красной Армии. Мы узнаем о том что '23 января 1945 г., немедленно после прибытия на фронт, эстонцы вступили в бой, очищая город Бриге (Бжег) от врагов'.

Для этих храбрых бойцов, подчеркивают авторы книги, Вторая мировая война 'могла закончиться только после восстановления независимости Эстонии'.

Автор краткого предисловия, председатель Союза ветеранов 20-й гренадерской дивизии Хейно Керде (Heino Kerde), сожалея о том, что история эстонского легиона еще не завершена, с удовлетворением подчеркивает, что книга-альбом 'Эстонский легион в словах и снимках' - это шаг в верном направлении. Следующим станет строящийся в центре Таллина (примерно в полукилометре от того места, где стоял 'Бронзовый солдат' в память о советских воинах) Монумент Свободы - большой, стоящий на высоком фундаменте стеклянный крест (напоминающий гитлеровский). В его центре будет историческая эмблема, которую сегодня использует эстонская армия, а в годы войны использовал Эстонский легион.

ЕВГЕНИЙ ГОЛИКОВ : У МЕНЯ ДРУГАЯ ПАМЯТЬ

Когда Вы поселились в Эстонии?

- В 1958 г., то есть, полвека назад. Мой отец был офицером и получил очередное назначение - на сей раз, в часть ВВС в Тарту. Мне тогда было 12 лет.

Большинство жителей Тарту составляют эстонцы - чувствовали ли вы себя там как среди своих?

- Поначалу я жил в военном городке, но через год мои родители получили квартиру в центре города. Мы жили среди эстонцев. В том, что они говорили на другом языке, для меня не было ничего необычного. Моя мама - украинка, и читать я научился - еще до того, как пошел в школу - по украинскому букварю. Я легко наладил контакт с эстонскими сверстниками. Мы вместе играли во дворе, тренировались в клубе. Я чувствовал, что мы члены одной команды.

В какую Вы ходили школу?

- В единственную в то время в Тарту русскую школу, которая еще помнила царские времена. Русских в городе было немного. Среди них выделялись представители белой эмиграции, помнившие период Первой Республики (эстонское государство в 1918-1940 гг. - прим. К. П.). После окончания школы я пошел в местный университет, основанный польским королем Стефаном Баторием. Это вуз с сильными демократическими традициями, традициями свободы. В Тартуский университет в 1950-е гг. приехали ученые, которых из-за 'космополитического' происхождения выгнали из Москвы и Ленинграда. Среди них был всемирно известный семиотик культуры Юрий Лотман. Именно поэтому говорили о 'духе Тарту'. Тартуский университет взрастил интеллигенцию, которая сыграла ключевую роль в строительстве Второй Республики - нынешнего эстонского государства.

Многие эстонские политики из правительственного лагеря говорят, что для Второй Республики мифом об основании была память о солдатах, которые сражались во время войны 1918-1920 гг., а потом продолжали эту борьбу в период Второй мировой войны в рядах гитлеровской и финской армии, а также в отрядах 'лесных братьев'. Между тем, Вы подчеркиваете значение совсем других факторов: политики СССР и перестройки. Начнем с первого вопроса: согласно толкованию, действующему в Вашей стране, до 1991 г. Эстония находилась под оккупацией. Примирить оккупацию с независимостью невозможно.

- В 1940 г., когда советские войска вступили в Эстонию, мы действительно имели дело с оккупацией. Однако нужно помнить о том, что жертвами массовых репрессий тогда оказывались не только эстонцы, но и проживавшие в Эстонии русские, у многих из которых было 'неправильное классовое происхождение'. После смерти Сталина начался процесс эстонизации Эстонии, развития местной элиты.

Во время моей учебы в Тартуском университете - в конце 60-х - начале 70-х годов, лишь 500 из 3500 студентов учились на тех факультетах, где языком преподавания был русский. Из гуманитарных факультетов русский был языком преподавания только на факультете русской филологии. В советской статистике Эстония лидировала по чтению книг и посещению театров. Пожалуй, в последней области мы были первыми в мире. Этот процесс развития интеллигенции помог сохранить эстонский дух. В советский период эстонская творческая интеллигенция играла исключительно важную роль в сохранении национальной идентичности. Нужно помнить о том, что еще во времена Первой Республики значительное большинство эстонцев жило в малых городах и на селе. До недавнего времени эстонцы были крестьянским народом. В городах ключевые позиции занимали представители других народов - прежде всего, немцы, а также евреи и русские.

Оккупант в принципе стремится лишить оккупированный народ национальной самобытности. По какой причине власти СССР были заинтересованы в развитии эстонской интеллигенции и том процессе, который Вы называете 'эстонизацией Эстонии'?

- Где-то в конце 50-х - начале 60-х годов власти СССР начали осуществлять стратегию, которая позже была названа политикой укоренения. Ее целью было ослабление недовольства жителей национальных республик в отношении Москвы. В рамках политики укоренения власть в республиках передавалась представителям местных элит. Понятное дело, главные вопросы, касающиеся Эстонии, по-прежнему решались в Кремле, однако в республиканских партийных, административных, экономических органах власти отношение эстонцев к русскоязычным составляло два к одному. Опорой для эстонской элиты была интеллигенция. Особенно, творческая интеллигенция. Статус писателя, журналиста, актера, режиссера в советской Эстонии был очень высоким. К мнению этих людей прислушивались. Если статью публиковал эстонский представитель власти, то она, как правило, не оказывала влияния на мнения граждан. Однако когда слово брал известный писатель, его статью читала вся республика. Моральный авторитет духовных лидеров в Эстонии был очень высок. Кстати, сегодня все совершенно иначе. Главную роль в создании Второй Республики сыграли люди, родившиеся при советской власти, получившие образование в советских школах и начавшие карьеру в советских институтах, а нередко и бывшие частью властной элиты. Например, бывший премьер и министр независимой Эстонии, а сегодня - самый важный эстонский чиновник в Европейском Союзе - заместитель председателя Европейской Комиссии, комиссар по вопросам администрации, аудита и борьбы с коррупцией Сийм Каллас (Siim Kallas) - в советские годы был, в частности, главным редактором главной партийной газеты республики, руководил местными профсоюзами. Мэр Таллина Эдгар Сависаар (Edgar Savisaar) возглавлял республиканский комитет планирования. Подобных примеров масса. В период относительной стабильности, который начался в конце 50-х - начале 60-х годов, эстонцы не только возродили утраченный во время войны и сталинских репрессий национальный потенциал, но и преумножили его и создали предпосылки для воссоздания независимого государства.

Оккупированные эстонцы уже в СССР руководили оккупантами - русскими?

- Первой группой русских и шире - русскоязычного населения, прибывшей в Эстонию после войны, были военные. Часть из них после демобилизации осталась здесь. Однако это была сравнительно немногочисленная группа. Русскоязычное население начало массово прибывать в Эстонии с начала 1960-х гг., параллельно с развитием крупной промышленности. В республике не хватало местной рабочей силы и работников вербовали в других республиках СССР. В результате, сюда приезжали главным образом малообразованные люди из провинции. Они работали на промышленных предприятиях, которые строили для них жилые дома. Было создано своего рода гетто - русскоязычные работали, жили и отдыхали в своем кругу. Их дети ходили в русские детские сады и школы. Как и их родители, они не знали эстонского. Процесс взаимного отчуждения эстонцев и русскоязычных начался еще в советский период.

У русскоязычного населения не было своей элиты?

- Власти СССР не придавали значения развитию русскоязычной интеллектуальной среды. Думаю, что они делали это сознательно. В результате, русскоязычные дети не могли учиться в Тарту на филологических факультетах (кроме русской филологии), юридическом, историческом - там языком преподавания был эстонский. Политика укоренения не облегчала русскоязычному населению путь во властную элиту. Я говорил, что во властной элите на двух эстонцев приходился один русскоязычный. С другой стороны, две трети мест на производстве занимали русскоязычные. Закрепилось такое разделение: рабочий - русский, ученый, художник - эстонец. Советский строй превратил эстонцев в нацию менеджеров, а весь эстонский народ - в типичный средний класс. В свою очередь, русские в Эстонии еще в советский период стали гражданами второй категории: хуже образованными, хуже оплачиваемыми, занимающими нижние ступени общественной лестницы.

Несмотря на это, на референдуме 1990 г. большинство русскоязычных жителей поддержали независимость Эстонии.

- Это было связано с перестройкой, которой сопутствовало широкое демократическое движение. На волне перестройки в апреле 1988 г. возник Народный фронт Эстонии, получивший поддержку значительной части русских. Я сам участвовало в создании Фронта, считая, что нас объединяют общие цели: борьба с бюрократической советской системой и демократизация общества. Тогда нам казалось, что демократия важнее всего. Мы были убеждены, что она решит и национальные конфликты.

На что рассчитывало русскоязычное население, голосуя за независимость?

- Мы считали, что таким образом вырвемся с Востока и окажемся в Европе. При этом мы наивно, как оказалось, верили в то, что благодаря этому исчезнут наши проблемы. Тот факт, что на референдуме 1990 г. большинство русскоязычного населения проголосовало за независимость Эстонии, определил успех референдума и был ударом для Кремля.

Почему власти Эстонии не используют те факты, о которых Вы говорите, для строительства мостов между эстонцами и русскоязычным населением, а создают барьеры? Ведь законы о гражданстве, языке являются дискриминационными. Многие пассажиры самолета, которым я прилетел в Таллин, держали в руках синие паспорта - я с расстояния двадцати метров мог отличить жителей Эстонии без гражданства.

- На место идеи демократии, которая объединила нас в годы перестройки, вскоре после создания независимого государства пришла национальная идея. Строить демократическое общество гораздо труднее, чем действовать по старому принципу 'разделяй и властвуй'. Нынешние радикальные национальные силы относятся ко всему советскому периоду как к оккупации. Понятие оккупации стало самым важным в политическом словаре Эстонии. Представление об оккупации является обязательным среди политиков и историков, которые сумели навязать его обществу.

Каково практическое измерение эстонской исторической политики?

- Во-первых, жителям страны прививается убежденность в том, что эстонцы имеют моральное преимущество, что они лучше русскоязычного населения. Во-вторых, в силу действующего законодательства и политической практики среди министров, заместителей министров и глав департаментов министерств нет ни одного человека, для которого родным языком был бы русский. Даже в Нарве, где 95 процентов населения составляют русские, мэром города и главой полиции являются эстонцы. Из примерно 1,4 миллионов жителей Эстонии неэстонцы составляют 400 тысяч. У 120 тысяч все еще нет гражданства. По моему мнению, это свидетельствует об их огромной лояльности в отношении эстонского государства. Ведь они бы могли без проблем получить российское гражданство. Однако они предпочитают эстонское. Но я отметил, что после скандала вокруг Бронзового солдата возрос интерес к получению российского гражданства.

И здесь мы касаемся эстонско-российских отношений.

- Мы очень активно пытаемся не только противостоять реальной российской политике, но и представить Россию как главного идеологического врага Эстонии, который, несмотря ни на что, останется врагом навсегда, потому что у российской культуры имперские корни, и Россия всегда будет нам угрожать. Об этом свидетельствует оккупация. Почему никто не вспоминает, что Россия была первым государством, которое признало независимость Эстонии - 24 августа 1991 г.? Сегодня считается, что первой это сделала Исландия. Я как член руководства Демократической платформы в КПСС в конце 1980-х - начале 1990-х годов был звеном, соединявшим российскую и эстонскую властную элиту. Я помню благожелательное отношение к Эстонии российских властей во главе с Борисом Ельциным.

Сегодня Россия вновь оказывается для Эстонии большим врагом, чем гитлеровская Германия. Я с удивлением читал и разглядывал книгу-альбом, изданную Мартом Лааром, которую трудно назвать иначе, как пропагандой фашизма. Это попросту смахивает на провокацию. На месте нынешних хозяев Кремля, которые также любят иметь дежурного врага, я был бы доволен: глядите, эстонцы - фашисты!

- Думаю, что наш бывший премьер хорошо знает, что делает. Тем более, что у него есть влиятельные друзья среди политиков Европейского Союза, он регулярно получает престижные зарубежные награды. Лаар - больше прагматик, чем националист. Возможно, это книга появилась под воздействием мирового экономического кризиса, который очень больно бьет по Эстонии. Такая ситуация, не только в Эстонии, благоприятствует крайне правым националистическим, даже фашиствующим правительствам. Не исключаю, что эта книга - своего рода зондирование общественного мнения, которое призвано показать уровень готовности жителей Эстонии к подобному развитию событий.

Какими будут результаты этого зондирования?

- Я всегда считал, что в культуре эстонского народа нет традиции милитаризма и фашизма. Действительно, десятки тысяч эстонцев сражались на стороне Гитлера, но на этой же стороне сражалось полтора миллиона русских. Думаю, что они делали это не из любви к Гитлеру, а протестуя против советского тоталитаризма. Однако тот факт, что сегодня эта борьба эстонцев оценивается позитивно, и из них делают героев, ужасает - ведь они были союзниками абсолютного зла и их восхваление также означает одобрение абсолютного зла. Недавно я смотрел 'Пианиста' Романа Полански и видел это абсолютное зло. Конечно, мне жаль немецкого офицера, который спас Владыслава Шпильмана, а потом умер в советском плену. Однако нельзя допустить реабилитацию идей фашизма.

Крест на постаменте Монумента свободы в Таллине, строительство которого продолжается, напоминает гитлеровский. Никто не обратил на это внимания?

- Об этом писали в газетах, но в Эстонии решения принимают те, кто в данный момент находится у власти. Они не допустили серьезной дискуссии по этому вопросу, не приняли во внимание точку зрения оппозиционеров и интеллектуалов. По нашему обычаю, власть подает любое решение под патриотическим соусом. Тем самым, каждый, кто выступает против нее, - не патриот. Так было и по этому вопросу.

* Евгений Голиков - заведующий кафедрой социологии и профессор Эстонско-американской академии бизнеса, в 1991-1992 гг. посол Эстонии в России, бывший советник премьер-министра Эстонии по вопросам интеграции. За особые заслуги перед эстонским государством в 1992 г. получил гражданство Эстонии. (Вернуться к тексту статьи)

______________________________________

Март Лаар: Сталинизм был ничуть не лучше нацизма ("The Wall Street Journal", США)

Стоило ли сотрудничать с Третьим Рейхом? ("Le Monde diplomatique", Франция)

Сказка о победе над фашизмом ("Eesti Paevaleht", Эстония)

Операция 'Освобождение Таллина' ("Eesti Paevaleht", Эстония)

Оборотни в Европе ("Imerisia", Греция)

Освобождение ("Postimees", Эстония)

Великая Отечественная: когда мы избавимся от ложных мифов? ("Молодежь Эстонии", Эстония)

'Поход Эрны': два взгляда на одно событие ("Молодежь Эстонии", Эстония)

* * * * * * * * * * * * * * * *

На вопросы отвечает главВред? (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Малороссы", "хохлы", "украинцы" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Геббельс позеленел бы от зависти (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Предсказания Распутина (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.