Осторожно ступая по земле, Заза Дуджеашвили шел вместе с женой посреди развороченных кровельных балок, разбитого стекла и покрытых снегом кирпичных глыб, разбросанных по саду вокруг его разрушенного дома. В паре километров от них в воздух поднялись два российских вертолета и полетели вдоль границы с Южной Осетией, которая проходит неподалеку от дома четы Дуджеашвили.

Девять из десяти домов в Эргнети необитаемы. В стенах некоторых из них дыры от снарядов. Но большая часть покрыта пятнами сажи и копоти вокруг окон. Это верный признак того, что дома поджигали люди, пешком передвигавшиеся от здания к зданию.

Сейчас Дуджеашвили живут в столице Грузии Тбилиси вместе с пятью детьми и престарелыми родителями Зазы. Они вынуждены тесниться в одной комнате детского сада, выделенного для жертв августовской пятидневной войны. Но несмотря на все беды и лишения, их можно отнести к категории счастливчиков, каких очень мало среди перемещенных лиц. Они могут поехать домой. Эргнети находится за пределами Южной Осетии — региона Грузии, отколовшегося от нее в 90-е годы, и прошлым летом объявленного Россией независимым государством.

Российские войска прошли через Эргнети и вклинились глубоко на территорию Грузии, заняв на короткое время даже город Гори. Но в октябре они отошли назад. Целью Москвы было наказать грузинскую армию, которая развязала августовскую войну, предприняв злополучную попытку вернуть в свой состав Южную Осетию. Вместе с русскими пришли банды югоосетинских боевиков, а также казаки и чеченские мародеры, которые грабили и жгли все подряд. Когда захватчики ушли, около 75 процентов из 100-тысячного населения приграничного региона вернулось домой. Агентство ООН по делам беженцев на месте многих разрушенных домов ставит домики на две комнаты, чтобы людям было где разместиться и подготовиться к восстановлению жилищ с приходом весны. В Эргнети и близлежащих деревнях уже слышен стук молотков, а бежавшие семьи приезжают сюда, чтобы проверить свою разрушенную и поврежденную собственность.

Беспокойство по поводу собственной безопасности сохраняется. "Какие у нас есть гарантии, что жить здесь будет не опасно?" — спрашивает Дуджеашвили. Но те 17000 грузин, которые жили на территории Южной Осетии севернее и восточнее ее столицы Цхинвали, не могут задать даже такой вопрос. Они тоже бежали, однако свидетели сообщают о том, что многие их дома были снесены бульдозерами — чтобы воспрепятствовать возвращению грузин. Жертвы войны сейчас живут в больших новых поселках. Ряды одинаковых домов растянулись вереницами вдоль грязных сельских дорог между Гори и Тбилиси. 68-летняя Анна Кенкадзе въехала в один из них в декабре. До этого она три месяца прожила в жалком сарае, прилепившемся к огуречным парникам. Две недели тому назад она съездила в Южную Осетию, в свое село Ахалгори, чтобы навестить разрушенный дом. "Мои осетинские соседи сказали мне, что теперь домом распоряжаются они", — говорит женщина.

Ахалгори это единственный район в Южной Осетии, куда могут приезжать грузины. Они составляли 70 процентов его населения. Ахалгори отрезан от Цхинвали цепью гор, и до августовской войны был неподконтролен Южной Осетии. Когда русские военные и югоосетинские боевики впервые прибыли в прошлом году в Ахалгори, большая часть 7-тысячного населения района оттуда бежала.

Под присмотров российских танков, контролирующих дорогу из замаскированных укрытий, микроавтобусы как и прежде снуют между Ахалгори и Грузией, что дает людям возможность ездить на юг за покупками или навещать родственников. Среди десятка пассажиров, с которыми мне удалось поговорить на границе, был лишь один мужчина — и тот пожилой. Мужчины помоложе опасаются ареста, как подозреваемые в принадлежности к грузинской полиции или армии, а также насильственного призыва в российскую армию. До войны в Южной Осетии находилось 500 российских военнослужащих. Теперь их там 3800. Они укрепляют границу и создают свои базы, что на прошлой неделе стало поводом для протеста со стороны НАТО. "Южная Осетия медленно, но верно превращается в военную базу", — заявила заместитель министра внутренних дел Грузии Эка Згуладзе.

Спустя шесть месяцев после окончания войны люди вспоминают случаи героизма. Село Земо-Никози находится на одинаковом расстоянии от Цхинвали и Эргнети, однако большая часть его домов цела. Причиной тому, по всей видимости, стало мужество священника Исайи, у которого в этом селе дом. Он вышел навстречу боевикам и собственным примером призвал жителей не покидать село. "Один раз люди сказали мне, что группа мародеров приказала им собрать деньги, иначе они сожгут их дома. Я позвонил русскому полковнику, и через 45 минут приехал бронетранспортер. Мародеры убежали".

Правозащитная организация Human Rights Watch обвиняет военизированные формирования Южной Осетии в тягчайших военных преступлениях. Вместе с тем, она обвиняет грузин и русских в уничтожении мирных жителей. Представители организации говорят, что русские как сторона, захватившая чужую территорию, обязаны были контролировать боевиков и защищать мирное население.

Сейчас границу с грузинской стороны патрулируют 200 наблюдателей ЕС. В Южную Осетию Москва их не пускает. Там также находится два десятка наблюдателей от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. По их словам, обстановка на границе "стабильная, но напряженная". Это значит, что крупных нападений нет, но поскольку вооруженные группы людей находятся друг напротив друга, разделенные лишь узкой нейтральной полосой, опасность вспышек существует постоянно. Грузинские власти заявляют, что после августовского перемирия было убито 11 полицейских и семь гражданских лиц.

Россия, будучи членом ОБСЕ, воспользовалась своим правом и потребовала от наблюдателей организации покинуть территорию Южной Осетии. Она заявила, что поскольку Южная Осетия теперь независимое государство, ОБСЕ нужны отдельные миссии по обе стороны границы. Грузия такое требование отвергает, поскольку это является фактическим признанием независимости. Сейчас идут переговоры и поиски решения проблемы. Срок окончания переговоров — середина февраля.

_____________________________________

Грузия, несостоятельное государство ("The Moscow Times", Россия)

Полгода после войны. Грузия — уже другая ("The Guardian", Великобритания)

Южная Осетия превращается в обузу для России ("Spiegel", Германия)

Фарс Саакашвили ("The National Interest", США)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

И он ссылается на ИноСМИ (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Вырвать жало империи (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Да пошли вы к черту!" (Общественная палата читателей ИноСМИ)

"Плавленый сырок" — это ваш Шендерович (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.