Ни работы, ни роста, ни перспектив. Джейсон Берк побывал в городе Мариямполе и увидел Литву - страну оборвавшегося бума. Спад здесь глубже, чем в Западной Европе - но большинство людей все же верит, что проблемы Литвы решит капитализм по-американски.

* * *

Если вы по профессии водитель грузовика, знаете французский, и вас устраивает жизнь в 50 милях от границы с Беларусью и минимальная зарплата в 200 фунтов в месяц, смело обращайтесь к Ирене Грабалискиене (Irena Grabaliskiene).

Ирена - директор службы занятости в Мариямполе, городе с 50-тысячным населением в сером углу южной Литвы, окруженном лесами и полями. Должность водителя - единственная из восьми, что у нее были в прошлый четверг в полдень, на которую никак не удается найти кандидата. Так что у подавляющего большинства из трех тысяч официально зарегистрированных безработных в Мариямполе дела действительно плохи.

- Я стараюсь быть оптимисткой. С моей работой по-другому нельзя, - говорит Ирена с грустной улыбкой.

В Мариямполе оптимизмом могут похвастать далеко не все - как, впрочем, и во всей Центральной и Восточной Европе. Глобальный экономический спад бьет по всем, от Балтики до Черного моря. Последний прогноз объема экономики за этот год - минус 6 процентов для Литвы, а для соседней Латвии - все десять. Немногим лучше будет и следующий год.

По этим государствам, избавившимся от власти Советского Союза в 1991 году и пережившим непростой период экономической трансформации, кризис ударил гораздо сильнее, чем по странам Западной Европы. В предыдущие пять лет они, напротив, переживали сильнейший бум. Год за годом их экономика росла темпами, сильно превышавшими десять процентов - и вот этот бум неожиданно и резко подошел к концу. Латвия, еще несколько месяцев назад возглавлявшая таблицу темпов экономического роста Европейского Союза, сейчас занимает первое место по быстроте ее сокращения. Недалеко от нее ушла и Литва.

- Мы росли, росли, росли, а затем. . . бамм! - рассказал Вашему корреспонденту премьер-министр Литвы Андриус Кубилиус (Andrius Kubilius). - Время для нас настало непростое. Народ взвинчен, эмоционален, на нервах. Для всех главный вопрос - как выживать в следующие два года.

Для Кубилиуса, лидера главной консервативной партии Литвы, кризис - это возможность реформ.

- Кризис дает возможность осуществить действительно значительные перемены. Кто не меняется - просто будет страдать.

Сейчас вопрос в том, в какой форме эти перемены будут проходить. Уже сейчас налицо одно следствие экономического кризиса - усиление социальной напряженности во всем регионе. По Литве и соседней Латвии в январе прокатилась волна беспрецедентных беспорядков. В Западной Европе многие уже предрекают региону популизм, национализм, демагогию и гражданское неповиновение.

Местные политики и аналитики утверждают, что опасения западных стран по поводу волны уличного насилия или даже распада государственных систем преувеличены, но они не отрицают, что экономический кризис говорит о необходимости усиленного самоанализа - какую социально-экономическую модель выбрать, когда поднятая кризисом пыль осядет.

- Для нас, первого посткоммунистического поколения, это будет значить очень многое, - говорит 27-летняя Агне Накивкайте (Agne Nacivkaite), преподавательница иностранных языков в Вильнюсском университете.

Недавно ей урезали зарплату, и, чтобы сводить концы с концами, ей пришлось взять дополнительные рабочие часы. Из ее друзей многие вообще потеряли работу - причем кое-кто из них брал огромные ипотечные кредиты на покупку квартир, цена на которые за шесть лет взлетела в шесть раз.

- Сейчас мы видим, что люди становятся гораздо ближе друг к другу, чем во времена безумного потребительства. Народ отворачивается от материализма - к человеческим ценностям.

Во всяком случае, бывший премьер-министр Литвы и лидер литовской социал-демократической оппозиции Гедиминас Киркилас (Gediminas Kirkilas) чувствует, что подвижки есть:

- Молодежь долгое время двигалась в другом направлении, но сейчас они идут к нам и нашим ценностям, а не к ценностям консерваторов и либералов.

В Мариямполе - это 90 миль холмов, замерзших озер, полей и лесов к юго-западу от Вильнюса, столицы страны, кризис пришел в конце прошлого года. В начале января на бирже труда зарегистрировалось уже 3435 человек - в два раза больше, чем в октябре. Причем этот город по литовским меркам отделался довольно легко. По словам Ирены Грабалискиене, не только никто в стране сейчас не набирает новых сотрудников, но и в Литву возвращаются тысячи людей, до кризиса работавших за границей - в том числе в Великобритании и Ирландии.

Одна из таких - 25-летняя Одетта Сижвинскайте (Odetta Sizvinskaite). Она недавно вернулась в Мариямполе из Чехии, где работала на заводе по производству запчастей для автомашин. Но в ее родном городе работы для нее нет.

- Мне не до оптимизма, - говорит она.

На окраине Мариямполе расположен самый крупный в Восточной Европе рынок подержанных автомобилей. Это, по существу, перевалочный пункт между Россией, бывшими республиками Советского Союза, Польшей и Германией - и очень яркий пример того, как кризис пересекает границы. Если раньше местные дилеры продавали по 20 машин в день, то сегодня - не больше двух в неделю.

- Не покупают даже русские, - сказал один из них по имени Генадеус. Он очень надеется на Казахстан. - Сейчас там минус 30 градусов, никто не ездит и ничего не двигается. Но когда начнется весна, может быть, они будут приезжать. Раньше они приезжали и брали сразу целыми трейлерами. Если не приедут - мы банкроты.

Директор местного молокозавода 51-летний Раймондас Карпавичюс (Raimondas Karpavicius) считает, что кризис - это возможность 'стать ближе к Богу'.

- Наши тела заплыли жиром, мы обленились, живя на еэсовские субсидии, наши души отравлены. Кризис нам только на пользу.

Недавно Карпавичюс уволил каждого пятого из своих 520 сотрудников. И в своем мнении он не одинок: наблюдатели отмечают, что в последние месяцы людей в литовских церквях становится все больше.

Правда, жители Мариямполе не жалеют об окончании коммунистической власти. На вопрос, не испытывает ли 41-летний шофер Витас ностальгии по советской эре, довольно сильно распространившейся в Восточной Европе, он только рассмеялся.

- Вы, наверное, шутите, - сказал он. - Может быть, кому-то из самых бедных этого и хочется, но больше никому.

Из-за памяти о десятилетиях жестокой и некомпетентной власти и недоверия к нынешней России Литва, первой из республик бывшего Советского Союза провозгласившая независимость, остается на однозначно проамериканских позициях, несмотря даже на то, где начался экономический кризис. По-прежнему сильна, по словам премьер-министра, поддержка размещения натовских войск в Афганистане. Он прибавляет, что запрос США на выделение дополнительных сил из состава литовского спецназа будет, по всей вероятности, удовлетворен в ближайшие недели. По-прежнему остается прочной вера и в ЕС, куда три прибалтийские государства - Литва, Эстония и Латвия - вступили в 2004 году.

- Реакция против консюмеризма и материализма последних пяти лет, вероятно, преувеличена, - считает известный журналист Вирджиниюс Савукинас (Virginijus Savukynas). - Коренным образом мало кто сомневается в том, что капитализм неразрывно связан с либеральной демократией.

В Мариямполе безработная Одетта Сижвинскайте согласна с ним. Ей кажется, что, чтобы она могла исполнить свою мечту о машине, квартире и хорошей работе, нужен 'капитализм как в Америке'.

Такие слова разочаровывают Альгирдаса Палецкиса (Algirdas Paleckis) из партии 'Фронтас' (Frontas), нового политического движения, выступающего за 'государственный капитализм' - 'сильное государство, отстаивающее интересы Литвы, а не ЕС или США'. Он с большой неохотой убрал из программы партии слово 'социализм' - потому что у него 'очень плохие коннотации'.

- Государство тянут на себя конгломераты коррумпированных политиков, частично коррумпированных СМИ и частично коррумпированной бюрократии, - утверждает Палецкис. Именно его власти обвиняют в подстрекательстве к бунтам, потрясшим Вильнюс в январе. - Двадцать лет назад политическая элита нашей страны купилась на догмы свободного рынка, и поэтому у нас сегодня проблемы - психологического и мировоззренческого плана.

Эти слова - непременный атрибут популистских движений, набирающих политическую силу по всей Центральной и Восточной Европе. Хотя премьер-министр Кубилиус утверждает, что если уж Литва прошла тысячу лет трудной истории, то два непростых года она как-нибудь выдержит, любому понятно, что, как и во всем регионе, вера людей в свое политическое руководство очень сильно пострадала.

- Да вообще не видно никого, за кого стоило бы голосовать, - говорит 43-летний Артурас, строительный рабочий, уволенный в январе. Он был одним из ста участников пикета у парламента на прошлой неделе. - Все только обещают, и никто ничего не делает. А скоро будет еще хуже.

____________________________________________

Один бог дал - другой взял. Литва в тревоге - Брюссель готовится отключить свет ("The Financial Times", Великобритания)

Как Вильнюс стал литовским ("Литовский курьер", Литва)

Экскурсия в советское прошлое Литвы: приказы на русском, которыми двое парней в форме подгоняют экскурсантов, еще можно пережить. . . ("Le Figaro", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.