Решение азербайджанских властей срыть памятник 26 бакинским комиссарам и перенести их останки на Говсанское кладбище, расположенное на окраине города, не вызвало потрясения ни в мире, ни в России, ни в самой республике.

Как и положено в авторитарной стране, демонтаж проводился по-тихому, однако режим секретности был довольно мягок. Перемахнувшего через высокий забор и сделавшего несколько снимков корреспондента портала Day.Az встретили лица в штатском, но ни арестовывать, ни засвечивать пленку они не стали. Просто попросили уйти, хотя и 'в настойчивой форме'. Журналист подчинился.

Конечно, коммунисты протестовали. И в самом Азербайджане, и в Армении (это был уникальный в наши времена случай солидарных действий азербайджанцев и армян). Отметилась и КПРФ. Но не лично Геннадий Зюганов, а коммунисты Ленинградской области. 'Святое место захоронения революционеров-героев, - сказано в их пресс-релизе, - понадобилось... для коммерческих целей. Дорогостоящая автостоянка под памятным погостом гораздо важнее для нынешней буржуазной власти, чем историческая память'. Впрочем, текст размещен и на официальном сайте КПРФ.

Не чуждые бизнесу российские коммунисты попали в точку. Президент Азербайджана чтит память своего отца Гейдара Алиева, посмертный культ которого в стране можно сравнить с почитанием Ленина в брежневском Советском Союзе. Однако не все из политического наследия покойного вождя востребовано в современном Азербайджане. Тем более комиссары, живое воплощение так называемой 'дружбы народов' - армян, азербайджанцев, евреев, русских, грузин, которых объединила общая идея и общая судьба. С точки зрения нынешних бакинских политиков, это была неправильная дружба народов.

Как известно, комиссары во главе со Степаном Шаумяном захватили власть в Баку весной 1918 г., и 25 апреля они образовали Совет народных комиссаров, который попытался организовать оборону города от турецких и азербайджанских войск. Потерпев поражение, бежали из города. Вскоре по приказу нового меньшевистского правительства они были схвачены и обвинены 'в попытке бегства без сдачи отчета о расходовании народных денег, в вывозе военного имущества и в измене'. Сперва комиссарам повезло: накануне вторжения контрреволюционеров меньшевики их отпустили, и те бежали вновь - на последнем отходившем из Баку пароходе 'Туркмен'. Однако из-за недостатка топлива пароход остановился в Красноводске, где правили эсеры. Там комиссаров вместе с охранниками арестовали вновь, обвинили в сдаче Баку и расстреляли на 207-й версте Закаспийской железной дороги. Спасся лишь один Анастас Микоян, прозванный с тех пор 27-м бакинским комиссаром. Два года спустя, когда в город вошла Красная армия, их останки были захоронены в центре азербайджанской столицы, на территории парка 'Сахил'.

Теперь, когда монумент срыт, удивляешься прежде всего тому, что он простоял так долго. Пережив и Сумгаит, и Карабахскую войну, и долгий 'холодный мир' в отношениях между Арменией и Азербайджаном. Вероятно, демонтируя памятник, Ильхам Алиев имел в виду и политическую акцию, которая означала, что у Баку и Еревана отныне нет общей истории. С этим жестом неплохо соединились и новейшие изыскания азербайджанских историков, обнаруживших, что среди комиссаров-армян были лица, причастные к военным преступлениям. Например, командир дашнакской кавалерии Амиров якобы руководил массовыми убийствами мирного азербайджанского населения в Баку, Кубинском и Шемахинском уездах.

Однако экономические интересы бакинских элит наверняка важнее политических жестов. В самом деле, стояла в центре города 'бесхозная' земля, на которой располагался мало кому понятный памятник. Теперь, когда монумент снесен, на его месте будет построена двухэтажная автостоянка. Это неплохой бизнес. Ходят также слухи, что автомобилями дело не ограничится и на бывшей могиле поставят высотные дома. Правда, глава исполнительной власти Сабаильского района Сахиб Алекперов эти слухи гневно опровергает, но только будущее покажет, кто прав - глава района или сплетники. Пока даже неизвестно, какова будет процедура перезахоронения.

Что же касается внешней политики, то, если не считать левых, демонтаж памятника 26 бакинским комиссарам почти никому не показался оскорбительным. Включая официальную Москву. Комиссары - это не 'Бронзовый солдат', это совсем другая история, никак не связанная с нынешней Россией. Ибо война, названная Великой Отечественной, по-прежнему остается событием, которое объединяет все поколения, живущие в РФ, а также власть и народ. Про революцию этого не скажешь.

Октябрьский переворот 1917 г., Гражданская война, установление советской власти - все это очень по-разному оценивается в странах, которые составляли союзные республики бывшего СССР. В самой России общество расколото на 'белых', 'красных' и 'равнодушных', словно до сих пор продолжаются классовые бои. Это вынуждены учитывать и в Кремле, где давно уже перестали искать объединяющую национальную идею и предложили народу гордиться в своей истории всем подряд - от Александра Невского до Ивана Грозного, от Колчака до Буденного и от Сталина до Путина. Для официального Киева коммунистическая власть - это абсолютное зло, повинное в убийстве миллионов украинцев, но в обществе, особенно на востоке страны и в Севастополе, эта идея непопулярна. Напротив, в государствах Балтии по поводу коммунизма существует национальный консенсус, что и выражается в акциях типа переноса 'Бронзового солдата'.

В Азербайджане все и проще, и сложней. С одной стороны, Ильхам Алиев, не встречая сопротивления, активно насаждает культ своего отца. С другой стороны, все, что мы знаем о Гейдаре Алиеве, чекисте и коммунистическом вожде, а впоследствии лидере свободного Азербайджана, позволяет говорить о поразительной идеологической гибкости покойного президента.

Сотрудник 'органов' при Сталине, чекистский босс при Хрущеве и Брежневе, при том же Леониде Ильиче сделавший головокружительную партийную карьеру и уволенный Горбачевым, он продемонстрировал чудеса политической выживаемости почти при всех режимах. Когда время требовало льстивых песен, превосходил всех в угождении Брежневу. Когда нерушимый Союз только начал распадаться, нашел чрезвычайно жесткие слова против ввода советских войск в Баку, что позволило ему стать на родине фигурой национального масштаба. Уйдя в тень при президенте Эльчибее, терпеливо дожидался и дождался своего часа. В течение десяти лет он был бессменным и безальтернативным руководителем Азербайджана и даже в свой смертный час продолжал активно участвовать в жизни страны, переписав Конституцию и передав бразды правления сыну Ильхаму.

Конечно же, он был политиком от бога - жестким, умелым, циничным и глубоко равнодушным к словам, которые диктовали ему эпохи. Плевать он хотел и на Ленина, и на Сталина, и на лично дорогого Леонида Ильича, и на коммунистическую историю. Доживи Гейдар Алиев до сегодняшних дней, вероятно, он и сам мог бы стать инициатором переноса останков 26 бакинских комиссаров. Азербайджанцы с пониманием отнеслись бы к такой антикоммунистической акции бывшего первого секретаря ЦК компартии Азербайджана, члена Политбюро ЦК КПСС и первого заместителя председателя Совета министров СССР.

Почти никто не осуждает и Ильхама Алиева. Трагедия комиссаров давно забыта, и население Баку, как отмечают наблюдатели, с полным равнодушием отнеслось к их посмертной судьбе. Сквер опустел, жизнь продолжается.

****************

Город русских террористов (Общественная палата читателей ИноСМИ)

США, Европа и особенно Германия могут поблагодарить Гитлера (Общественная палата читателей ИноСМИ)

У нас, у патриотов, - пИндосы (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Ей-богу, они опять пропьют Россию! (Общественная палата читателей ИноСМИ)

_______________

В сети российской идеологии ("Latvijas Avize", Латвия)

Краткий курс патриотизма ("Вести Сегодня", Латвия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.