Карьера Эмануила Зельцера сопровождалась обвинениями в мошенничестве. Затем он взялся за дело, связанное с предполагаемым тайным завещанием - для него это обернулась закрытым судебным процессом и тюремным заключением. У Зельцера возникли проблемы со здоровьем, и США хотят вернуть своего гражданина на родину.

Бадри Патаркацишвили - один из самых влиятельных олигархов постсоветской России, скончавшийся от сердечного приступа в Англии 12 февраля прошлого года, - оставил после себя деловую империю с капитализаций в миллиарды долларов. Чего он не оставил, по словам его семьи - так это завещания.

Однако через два дня прямо на поминки явился малоизвестный нью-йоркский адвокат по имени Эмануил Зельцер (Emanuel Zeltser) и сообщил скорбящей вдове, что ее покойный муж составил тайное завещание, оформил на него доверенность, и назначил распорядителем имущества своего троюродного брата, живущего во Флориде.

Эта новость буквально ошеломила семью. То же самое можно сказать и о событиях, которые за этим последовали.

В течение месяца Зельцер и упомянутый дальний родственник Патаркацишвили пытались добиться доступа к капиталам магната, вложенным в разных странах. Семья покойного подала иск в федеральный суд США на двух этих американских граждан, обвиняя их в попытке присвоить громадное состояние Патаркацишвили с помощью подложных документов.

Затем Зельцер прилетел - по другой версии, был похищен и доставлен - в бывшую советскую республику Беларусь. Там он был немедленно задержан по обвинению в экономическом шпионаже и использовании подложных документов с целью хищения имущества. Адвокат отвергал эти обвинения, но после закрытого процесса его приговорили к трем годам тюрьмы, где он пребывает по сей день.

История о том, как Зельцер оказался в исправительной колонии N15 на востоке Беларуси, связана не только с беспощадной судебной баталией вокруг имущества Патаркацишвили. Речь идет и о личности этого 'лихого' американского юриста, которому в прошлом не раз приходилось отбиваться от обвинений в мошенничестве и подлоге, теперь связавшегося с делом, которое может стоить ему жизни.

Именно последнее обстоятельство вызвало озабоченность со стороны официальных кругов США.

По словам пресс-секретаря Хиллари Родэм Клинтон (Hillary Rodham Clinton), госсекретарь США 'взяла на контроль' дело Зельцера и добивается немедленного освобождения юриста, чтобы он мог пройти курс лечения. Двенадцать конгрессменов обратились к президенту Беларуси с официальным письмом, выражая 'серьезную озабоченность' сложившейся ситуацией. Правозащитная организация "Международная амнистия" (Amnesty International) призывает освободить Зельцера по соображениям гуманности.

'Эта история достойна пера Достоевского, - отмечает старший брат Эмануила, пианист Марк Зельцер. - В ней есть деньги, политика - все что угодно!'

Впрочем, сама биография Зельцера напоминает авантюрный роман. Он родился в 1953 г. в Сибири, куда советские власти сослали его родителей на рудники, а позднее получил высшее образование в Молдавии, тогда входившей в состав СССР. Впрочем, из документов, представленных в американские суды, явствует, что Зельцер, вопреки его неоднократным утверждениям, никогда не учился на юридическом факультете Кишиневского университета, а его диплом и выписка из зачетно-экзаменационной ведомости подделаны. На самом деле он закончил музыкальное училище по классу фортепиано.

Впрочем, в пробивной силе Зельцеру не откажешь. В 1974 г., в возрасте 21 года, он сумел попасть в одну из первых волн эмиграции советских евреев, получив разрешение выехать из страны. Оказавшись в Техасе, он работал уборщиком в Burger King. Потом, когда семья присоединилась к нему в Америке, Зельцер решил попробовать силы в бизнесе. Против него как минимум трижды подавали иски по обвинению в мошенничестве. Самым серьезным из этих случаев стал процесс, на котором присяжные одного из судов Нью-Джерси, вынесли вердикт, что он незаконно присвоил права собственности на медицинскую клинику. Зельцеру пришлось возместить подлинным владельцам ущерб в 2 с лишним миллиона долларов.

Примерно в это время он выбрал для себя карьеру юриста. 'Он говорил: адвокаты всегда обещают вам перезвонить, но никогда этого не делают, - объясняет его брат Марк. - Эммануил сказал: я тоже так хочу. Только юристы могут себе такое позволить'.

Несмотря на отсутствие специального образования, он сдал вступительный экзамен в коллегию адвокатов штата Нью-Йорк и в 1990 г. был допущен к юридической практике. Как раз в это время начал рушиться Советский Союз, и Зельцер нашел себе выгодную 'нишу': он начал работать на российские компании, пытавшиеся приспособиться к новым условиям.

В 1993 г. он получил должность адвоката в нью-йоркском представительстве 'Инкомбанка' - в то время второго по величине финансового учреждения в России. Однако двумя годами позже он подал в американский суд иск на своих работодателей, утверждая, что бы уволен после того, как вскрыл в банке факты мошенничества и воровства. 'Инкомбанк' подал на Зельцера встречный иск: за использование служебного положения 'для хищения почти 6 миллионов долларов с инвестиционных счетов'. В своих письменных показаниях, главный юридический представитель банка в США назвал его 'профессиональным мошенником', для которого 'подделка документов - обычное дело'. В 1998 г. 'Инкомбанк' обанкротился, и рассмотрение исков приостановилось.

Годом позже Зельцер стал главным информатором журналистов и следователей ФБР, занимавшихся историей с якобы имевшим место отмыванием денег русской мафии на сумму в 10 миллиардов долларов через Bank of New York. Он преподносил себя в качестве эксперта по российской организованной преступности, составил письменное свидетельство для Комитета Палаты представителей Конгресса по банкам и финансовым услугам, часто давал интервью CNN, Fox News и другим СМИ. Впрочем, эта самореклама ударила по нему бумерангом в 2000 г., когда New York Times сообщила, что документ о мошеннической деятельности банка, переданный газете Зельцером, оказался фальшивкой. Другие представленные им доказательства также не выдержали проверки.

Зельцер заявлял, что все обвинения в его адрес - это попытки российских мафиози и их союзников заткнуть ему рот. После этого о нем долго не было слышно - до начала прошлого года.

Когда пятидесятидвухлетний Патаркацишвили скончался в своем поместье на юго-востоке Англии, Зельцер позвонил во Флориду Джозефу Кею (Joseph Kay), троюродному брату миллиардера и своему бывшему деловому партнеру. Двое американцев вылетели в Лондон и сообщили вдове и ее адвокатам об имеющихся у Зельцера документах. Они потребовали доступа к счетам и принадлежавшим покойному компаниям в целом ряде стран - от Карибского бассейна до Кавказа. Кей сумел взять под контроль телеканал в Республике Грузии, а затем продал его, возмутив родных Патаркацишвили.

В ответ вдова, дети и мать миллиардера подали иск в Окружной суд Манхэттена, пытаясь не допустить захвата этой парочкой других активов. Они назвали документы Зельцера 'недействительными фальшивками', отмечая, что некоторые из них 'судя по всему, подделаны', поскольку Патаркацишвили не было в Нью-Йорке в тот день, когда он их якобы подписал. Кей отвергает эти обвинения. 'Хотя другая сторона утверждает, будто завещания не существует, на самом деле оно всегда существовало', - заявил он нам в интервью по телефону.

В начале марта Зельцер несколько раз встретился в Лондоне с Борисом Березовским - российским олигархом и бывшим деловым партнером покойного. Березовский стоял на стороне вдовы, но Зельцер предложил ему сотрудничество. Как свидетельствуют документы, представленные в рамках судебного разбирательства в США, он передал Березовскому проект тайного соглашения о разделе между ними большей части активов Патаркацишвили (семье предполагалось оставить лишь 15% имущества). Россиянин отклонил это предложение. 11 марта Зельцер с Березовским ужинали в японском ресторане. В какой-то момент Зельцер вышел покурить и сделать звонок по мобильному. 'Эмануил позвонил мне и сказал: 'Я еду с тобой повидаться. Вылетаю в Майами'', - рассказывает его старший брат Марк.

Вместо этого, однако, Зельцер после полуночи покинул Лондон на личном самолете Березовского и на рассвете прибыл в столицу Беларуси Минск: в этой стране, по слухам, покойному олигарху принадлежал нефтеперерабатывающий завод. Эта поездка обернулась для него катастрофой.

Прямо в аэропорту Зельцера арестовали сотрудники КГБ - так в Беларуси по-прежнему называется служба госбезопасности. Через несколько дней он позвонил Кею и попросил его приехать в Минск. 'Голос у него был такой, будто его сильно избивают', - вспоминает Кей. Ехать он отказался.

Прошлым летом несмотря на официальные запросы, белорусский правящий режим отказался допустить американских дипломатов на закрытый процесс в качестве наблюдателей, а всем доказательствам был присвоен гриф 'секретно'.

На сегодняшний день неясно, стал ли Зельцер жертвой похищения или его обманом заманили в самолет, как утверждают адвокаты американца, либо отправился в Беларусь по собственной воле. В письменном свидетельстве, составленном в тюрьме, Зельцер, судя по всему, дает понять, что его накачали каким-то препаратом. По словам юриста, за ужином Березовский 'пытался убедить меня отправиться' в Беларусь. 'Потом он угостил меня кофе'. Зельцер утверждает, что после этого он ничего не помнит, и пришел в себя только в самолете, 'заходившем на посадку в Минске'.

Защита Зельцера обвиняет Березовского и его британских юристов в том, что они намеренно организовали арест американца, чтобы захватить имущество Патаркацишвили или получить контракты на консалтинговые услуги в Беларуси; называются и другие мотивы. Все они отрицают любые неподобающие действия со своей стороны, и судья Окружного суда США Ричард Дж. Салливан (Richard J. Sullivan) в мае прошлого года выразил 'крайнее неодобрение' в связи с поведением команды защитников Зельцера, выступившей с подобными 'ничем не подтвержденными обвинениями'. В то же время судья приостановил рассмотрения иска семьи Патаркацишвили к Зельцеру до тех пор, пока того не выпустят из тюрьмы.

Тем временем здоровье Зельцера опасно ухудшилось. Доктор Альберт Бенчаббат (Albert Benchabbat), терапевт, нанятый братом Зельцера, получил разрешение обследовать его в медицинском блоке колонии в июне 2008 г., а затем 6 января нынешнего года. Он обнаружил у заключенного тяжелую форму диабета, артрит и нестабильную стенокардию. С июня прошлого года его состояние 'значительно ухудшилось', рассказал нам Бенчаббат в интервью по телефону из Парижа. Персонал колонии отказался давать Зельцеру прописанные им лекарства, присланные из Америки, утверждал врач, и он 'может умереть в любой момент'. По его словам, Зельцера необходимо немедленно перевезти в американскую больницу для коронарного шунтирования и другой срочной медицинской помощи. 'По моему мнению, отказ перевезти его в американскую больницу равносилен смертному приговору', - отметил Бенчаббат.

Пока белорусские власти не проявляют готовности смягчить свою позицию. Явно не способствует решению вопроса и общая напряженность в отношениях между Минском и Вашингтоном. Прошлой весной авторитарный режим этой страны во главе с президентом Александром Г. Лукашенко выслал 30 американских дипломатов, включая и посла. Это произошло после того, как США ужесточили экономические и дипломатические санкции против Беларуси в знак протеста против подтасовки выборов, коррупции в госаппарате и нарушений прав человека.

Сегодня в Минске работает всего пятеро американских дипломатов. Сотрудник консульского отдела восемь раз посещал Зельцера в тюрьме, однако получение соответствующего разрешения занимает несколько недель и сотрудники КГБ наблюдают за каждой встречей. 'Мы сообщили белорусским властям, что освобождение мистера Зельцера абсолютно необходимо по медицинским соображениям, - рассказал нам в интервью по телефону американский поверенный в делах в Минске Джонатан Мур (Jonathan Moore). - Тот факт, что он по-прежнему находится в заключении, осложняет и без того непростые отношения между нашими странами'.

Олег Кравченко, возглавляющий белорусское диппредставительство в Вашингтоне, настаивает: его правительство ведет себя самым ответственным образом. Зельцера судили 'с соблюдением всех юридических процедур, действующих в нашей стране', 'ему неоднократно предоставлялась возможность встретиться с представителем консульства', утверждает он: 'Все, что мы обязаны делать, мы делаем'.

Дмитрий Горячко - адвокат, предоставленный Зельцеру минским судом - посещает его два раза в неделю. Адвокату запрещено передавать подзащитному газеты, книги и лекарства, а на каждой встрече присутствует офицер КГБ. В интервью по телефону, которое он дал нам через несколько часов после очередного визита, Горячко отметил, что Зельцер страдает от постоянных болей и сильного психологического стресса. 'Его крайне угнетает единственная мысль: состояние его здоровья настолько плохое, что он не доживет до конца срока заключения', - пояснил адвокат.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.