Все прогнозы верны. Неверными могут быть лишь предположения, на основании которых они формируются. Поэтому, споры о правильности различных, предлагаемых нам, прогнозов лишены любого смысла. Во-первых, потому что спорить можно о правильности предположений, а не выводов из них, а, во-вторых, в основу большинства нынешних прогнозов берутся просто коньюнктурные сплетни, а не ответственные гипотезы.

Когда у меня спрашивают, какой будет Украина через 15-20 лет, я не берусь однозначно ответить на этот вопрос, но с уверенностью могу сказать, что основной тренд ее развития будет находиться в дискурсах установок, чтобы 'дети народа' не отобрали собственность у 'детей олигархов'. Это не значит ни плохо, ни хорошо, это только значит, что именно так, потому что в основе таких установок лежит рефлексия, а она непобедима. У олигархов есть много версий поведения, хотя бы потому, что они находятся в разной степени готовности осознания этого факта, но из истории мы можем выделить два основных типа поведения, каждый со своими импровизациями.

Первый тип - это усиление авторитарных настроений, второй - воплощение демократических норм. Да, в условиях авторитарного режима капитал обеспечивает свою неприкосновенность лояльностью и приближенностью к власти, потаканием ее прихотям. Он достигает сформулированной задачи. Но платит он за это 'дорогую цену', потому как не получает никаких постоянных и обязательных для исполнения гарантий. 'Авторитарная легитимность' одинаково легко как обретается, так и теряется. И очень дорога в обслуживании.

Что бы ни писали о несовершенстве демократии и сколько бы раз ни цитировали по этому поводу Черчилля, демократия по прежнему остается наименее затратной формой организации государства, которая обеспечивает легитимность капиталов, стабильную во времени и лишенную субъективных паразитных издержек.

Если собственники крупных капиталов Украины выберут демократию, то вопрос организации и построения гражданского общества (ГО) станет их первоочередной и коммерчески оправданной задачей. Предположим, что это так, и это будет наше первое и единственное предположение. Попробуем его теоретически обосновать.

Сначала договоримся о смысле употребляемых терминов.

Если попробовать найти самое общее определение гражданского общества, то это договор о диалоге. Существует множество толкований этого термина. Часто они бывают, верны лишь в ситуативном смысле, но неадекватны в общем применении. Я буду пользоваться определением, применяемым специалистами Всемирного банка. Гражданское общество - это совокупность всех формальных и неформальных организаций и правил, которая соединяет отдельного индивида или семью, домохозяйство, с государством (властью) и бизнесом (частным сектором экономики). То есть гражданское общество есть договор еще в том смысле, что это связь человека с государством и частной экономикой через те или иные формы организации, объединения.

Очевидно, что ГО это никакая не совокупность граждан, а совокупность связей. Если граждане и присутствуют, то присутствуют, опосредовано, как субъект связей.

Наверное, можно сделать вывод, что ГО существует всегда. Поэтому заявления, что у нас появилось ГО, некорректны. Признаки, по которым делается это заявление, касаются не ГО, а социального капитала (СК). Если ГО это сумма связей, то СК - это количество и разнообразие этих связей. СК - это всевозможные общности, институции ГО, от клубов по интересам, родительских комитетов до партий, профсоюзов, медиаимперий. Это коммуникационные коридоры между гражданским субъектом и властью (бизнесом). СК должен быть репрезентативным, т.е. представлять самые широкие слои населения и их интересы. Он должен быть качественным и оперативным. Его развитость определяется следующей категорией - переговорная сила (ПС). Если СК есть продукт ГО, то переговорная сила - есть качество социального капитала. Она отражает в себе развитость структуры общения граждан с властью и бизнесом, степень консолидации институтов созданных ГО, оперативность реакции и широту охвата социальных групп. Когда ошибочно говорят об отсутствии ГО, то невольно лишь констатируют неразвитость его СК и слабость ПС.

Совокупность формальных и неформальных установок, которые применяются при формировании социального капитала, определяют правила ведения диалога. Они не обязательно оформляются как документ в целом и определяются как социальный контракт. Часто социальный контракт используется и как объяснение того, что происходит, и как способ принятия решений, и просто как способ заключения конвенций для создания важных правил. В нашей истории мы имеем Меморандум и Универсал. Могут они считаться социальным контрактом? В полном объеме - нет, хотя бы потому, что носили ситуативный, скорее межпартийный, чем общественный характер. Но очень вероятно, что некоторые их нормы станут основополагающими для социального контракта, который из них же и возникнет, дополнившись уже и внепартийными составляющими социального капитала.

Почему олигархи заинтересованы в развитии ГО? Что является основой такого предположения?

Во-первых, основной задачей дальнейшего эффективного развития бизнеса есть установление четкой, однозначной и признанной системы взаимных прав, четкого институционального поля. Установленная без привлечения ГО система взаимных прав будет неестественной и непродуктивной. Надо понимать, что проблема носит тотальный характер и касается как вопросов функционирования разных ветвей власти 'на самом верху' и 'на местах', так и вопросов корпоративных прав в бизнесе, так и повседневной жизни человека. Да, на стыках неустановленных взаимных прав может формироваться новая собственность, но там не создается добавленная стоимость. Эта собственность всегда будет пребывать во внелегальном поле, и представлять собой она будет только суррогатный, но не легитимный капитал.

Надеяться, что сама власть будет заниматься установлением взаимных прав, бессмысленно и вредно. По своему назначению власть должна исполнять предписанные формальные установки. В ее функции не входит поиск их совершенства и непротиворечивости. Если вменить ей новаторство и поиск, то любую свою нерадивость и волокиту она представит, как попытку найти искомую гармонию законов. Я не говорю уже о том, что все очевидные коллизии законов и норм являются источником ее коррупционных доходов. Оставленная сама по себе, власть самоорганизованно будет выстраиваться в авторитарную вертикаль, где порука и преданность становятся высшим признаком профессионализма. Бизнес, выбрав демократическую версию развития, неизбежно вступит в конфликт с такой вертикалью власти, а это противоестественно. Поэтому он обязан будет рекрутировать ГО в свои союзники, и уже общество будет удерживать власть в рамках демократических, а не авторитарных смыслов.

Бизнес хорошо понимает такое положение вещей и готов его изменить, но он живет не будущим, а настоящим. А в настоящем, если ты в правовой бреши не ' подберешь' это предприятие, то его 'подберет' кто-то другой. И не исключено, что уже вместе с тобой. Поэтому гений сегодняшнего дня для бизнеса - это власть: близость к ней или присутствие в ней.

Только ГО генерирует и формулирует новые неформальные установки, только оно обнаруживает их несоответствие установкам формальным. ГО единственно заинтересовано в построении профессиональной и ответственной власти, четкого определения ее функций и ответственности, установления адекватных оценок качества ее работы.

Поэтому важно объединить еще только будущие ожидания бизнеса и уже сформулированные требования ГО. Задача олигархов поддержать эти общие мотивы, обеспечить в общественных организациях широкую дискуссию независимых экспертов. При этом важно, чтобы целевая помощь не превратилась в целевой заказ. Ответственный бизнес во всех странах давно понял, что получить за свои деньги объективный документ, намного интересней, чем за них же получить 'корпоратив' экспертов, желающих сопровождать тебя по жизни. Общество хорошо различает попытку декоративной легитимизации от честного диалога с ним.

Во-вторых, трудовые ресурсы и их качество (здоровье, образование, профессиональные навыки) - это такой же фактор производства, как и руда, нефть, газ и т.д. Развитие трудовых ресурсов - важнейшая задача олигархов. Хотя бы потому, что недра исчерпаемы, а трудовые ресурсы восполнимы. Только развитое ГО обеспечивает самое точное и оптимальное вложение бизнесом и властью средств в трудовые ресурсы. ГО обеспечивает наивысшую эффективность и законность таких вложений. Только развитое ГО находится в постоянном поиске и воспроизводстве новой ренты. Бизнес, который прислушивается к сигналам общества, может вместе с ним эту ренту выявить и разделить. Это можно проиллюстрировать на простом примере. Представьте себе обычный ручей. В нем скрыта масса уникальных свойств. Его рентная составляющая может проявить себя в различных формах. В развитом (разнообразном) обществе кто-то может попробовать построить мельницу, любители лошадей могут попробовать построить здесь клуб, ассоциация малой гидроэнергетики попробует поставить минигэс, любители зеленого туризма - туристический приют и т.д. Уникальные свойства ручья (его рента) найдут свое проявление и воплощение. Если ГО не развито, а его побудительные мотивы сужены к одному мотиву - поесть - то, скорее всего, уникальность ручья проявится в одном: он станет сточной канавой для мусора.

Вкладывая деньги в развитие ГО олигархи создают предпосылки для извлечения новой ренты, ренты восполнимой. Они расширяют базу, на которой будет создана новая добавленная стоимость.

В-третьих, именно в ГО формируется искомая бизнесом легитимность и респектабельность капиталов.

В условиях неразвитого ГО коммуникативные коридоры диалога общества с властью и бизнесом монополизированы партийными структурами. Партии занимаются этим исключительно из электоральных соображений. При этом, так как это вовсе не их функция (они должны бороться за власть), их совершенно не интересует ни содержание такого диалога, ни его конечный результат. Олигархи должны создать внепартийные площадки такого диалога. В странах, к которым мы обращаемся как к образцам, диалог в сферах науки, образования, здравоохранения, досуга и т.д. между бизнесом и обществом ведется по каналам абсолютно далеким от политики и власти. Власть в них присутствует лишь как незаметный регулятор, но никак не как модератор ожиданий общества и их же исполнитель. У нас власть сама определяет, сколько 'пирамидона' нужно купить в больницу, а потом сама его и покупает. Институты ГО, поддержанные олигархами, должны стать местом реальных и оперативных решений проблем общества. Независимые СМИ, общественное телевидение должны вести диалог в режиме реального времени, а не в соответствии с календарем, составленным в партийных штабах. Такие СМИ и такое телевидение могут и должны создать олигархи, обезличив свое участие формированием 'общественного бюджета' ГО. Я уверен, что общество согласится, если часть государственного бюджета в защищенных статьях станет частью такого бюджета общественного. Массовые спортивные клубы, больницы и амбулатории, профинансированные поисковые работы, новая система профессионально-технического образования - вот основа легитимности олигархов. Обеспеченные шахматные школы, паркет в клубе любителей ламбады, родительские комитеты в теплых классах, - вот базис, на котором рождается доверие к социально ответственному бизнесу.

Поддержка партийных проектов олигархами важна и полезна. Это нужная для страны работа. Но это очень неустойчивая материя чтобы связывать с ней свою легитимность. Бизнес, связавший свою респектабельность с партийным успехом, становится заложником партийных симпатий. При этом в одночасье, он может потерять не только искомую легитимность, но и приобрести весь шлейф околопартийных проблем.

Только в недрах ГО политический бомонд превращается в политический истеблишмент, а олигархи - в бизнес элиту.

В-четвертых, развитое ГО не допускает, а исключает и предупреждает экстремистские формы ведения диалога между властью, бизнесом и обществом.

Если социальный капитал ГО неразвит, полифония диалогов зашлюзована в партийные коридоры, то велика вероятность, что даже самые далекие от политики неуслышанные ожидания общества обретут форму политического протеста. И тогда единственной переговорной площадкой снова окажется та или иная версия Майдана. Но новый майдан вряд ли вызовет столько умиления, как его прототип.

Развивая ГО олигархи способствуют многоголосью и полифоничности общества, они получают широкий инструментарий удовлетворения потребностей семьи, общины, отдельно взятого человека. Широкий диалог приводит к способности общества формулировать свои пожелания в более точных требованиях, чем универсальное 'Геть!'

Остальные мотивы, по которым развитие ГО украинскими олигархами является им необходимым, суть производные от перечисленных.

Первой задачей, вокруг которой уже могут и должны объединиться все олигархи - это 'объяснить' политикам, что людей и общество пугать нельзя! Они рушат не рейтинги друг друга, они уничтожают легитимность власти и капиталов. Забыв об основном месте работы, депутаты переместились на площадки ток-шоу, отчего у людей формируется устойчивое представление, что во власти работают только мздоимцы, а бизнес представляют одни рецидивисты. Я уверен, что затраты на свою реабилитацию, в которую, после таких передач, будет втянут бизнес, превысят все партийные бюджеты вместе взятые. Власть должна понять, что добавленная стоимость создается не в партийных штабах, а в сотрудничестве бизнеса и общества. В нынешних условиях, меня уже очень мало интересует падение рейтинга 'моего' политика, меня волнует, например, ничтожный рейтинг доверия к банкам. Они первыми пойдут 'на выход', благо, всегда под боком у народа.

От олигархов мы ожидаем одного: мы совершенно не хотим, чтобы наши дети были втянуты очередными политиками в очередные разборки вокруг передела чьей-то собственности.

В развитом ГО неравенство выгодно всем, интересы человека и домовладения всегда услышаны и удовлетворены, а капитал уважаем и незыблем, потому что ответственен и служит обществу и своему владельцу.

И пусть этот 'олигархический договор' станет основой нового общественного договора о диалоге. Договора, предложенного не политиками, а бизнесом, и поддержанного обществом.

Если вернуться к сделанному в начале материала предположению и допустить, что демократии украинские олигархи предпочтут безопасность в авторитарном убежище, то они должны понимать, что такой уют будет весьма затратным, хлопотным, а порой унизительным. Они должны быть готовы к открытию, что нет никакой разницы в том, кто отберет у твоих детей капиталы, то ли 'дети народа', то ли дети 'новых назначенных олигархов'.

Важное замечание.

В изложенном материале термин 'олигархи' употребляется в положительном смысле, и в большей степени подразумевает 'ответственный бизнес', чем употребляемое политиками ругательное содержание.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.