'Раньше нас показывали добродушными простаками, теперь - тупыми и злобными предателями', - сокрушается автор статьи 'Кино и украинцы', опубликованной в 'Газете по-киевски'.

Заняться исследованием того, как менялся образ украинцев в советском и российском кино - с 60-х и до наших дней автора подвигли не утихающие споры о том, был ли у Колчака 'некий загадочный 'Второй украинский полк''. Споры возникли не на пустом месте - а после выхода на экраны российского блокбастера 'АдмиралЪ'. Если бы не это - о загадочном полке никто бы и не вспомнил.

'Но вот она, великая сила искусства: фраза, брошенная вскользь в кассовом фильме, и - готовый скандал, - отмечает газета. - Да, что ни говори, а кино по-прежнему остается 'важнейшим из искусств'. И все потому, что оно - идеальный инструмент для промывки мозгов, формирования массового мнения и стереотипов. А заодно - и корректировки уже устоявшихся: в согласии с 'генеральной линией партии', актуальной на данный момент'.

'Период хрущевской оттепели, плавно перетекающей в брежневский застой, отметился обилием легких, позитивных комедий. Причем большинство - с акцентированным украинским колоритом. И не в издевательском, а, так сказать, в умилительном ключе: 'За двома зайцями' (1961), 'Королева бензоколонки' (1962), 'Свадьба в Малиновке' (1967), - приводит свои наблюдения журналистка издания. - В советском кино 60-х украинцы - это милые, добрые, пускай и малость недалекие люди. Кино того периода - это не карикатура, а дружеский шарж. Оно - как Попандопуло из Малиновки, - все 'такое влюбленное'. Влюбленное во все украинское: выискивает милые черточки, штришки и с нежностью переносит их на экран'.

Самые запомнившиеся образы украинцев в советском кино 1970-х - это, пожалуй, Пасюк и Левченко из 'Место встречи изменить нельзя' (1979). На их примере ясно видно, как 'поменялась концепция': добродушные, смекалистые экранные украинцы явно начали сдавать позиции в пользу куда менее привлекательных 'коллег' с полярными амплуа - 'тупой увалень' и 'предатель'.

Хотя, конечно, Левченко - не законченный отрицательный персонаж: бывший однополчанин Шарапова, он - жертва системы. Сгорели документы - сослали в штрафбат. От обиды до предательства - один шаг, и Левченко его делает...

'Говорят, что мода возвращается каждые 20 лет. По всей видимости, к киномоде это тоже относится, - продолжает украинская киноисследовательца. - Во всяком случае, если сравнивать образы украинцев в советском кино 60-х и 80-х: на экраны опять вернулись простоватые, но в целом позитивные персонажи. Яркий пример - сельский милиционер Мыкола Грищенко из 'Зеленого фургона'. Мыкола ленив, недалек, труслив, но при этом - исполнителен'.

Поскольку в 'лихие 90-е' кино на постсоветском пространстве практически не снималось, анализировать особо и нечего. 'Но фильм, с которого в 1997 году начался новый отсчет для российского кино - 'Брат', - более чем показателен. Особенно - его вторая часть, вышедшая в 2000-м. Фраза из фильма, сразу же обретшего статус культового: 'Вы мне, гады, еще за Севастополь ответите' - говорит сама за себя. Эти самые 'вы' - украинцы. Точнее - украинские мафиози в Америке', - продолжается анализ кинолент.

И вывод: дальше - хуже, например, фильм 'Автономка' (2006 год), где 'героическим усилиям русских подводников чинят всякие гадости подлые украинские наемники, вскормленные американскими деньгами'. 'Чтобы найти современные примеры-'противовесы', надо крепко задуматься. Вспоминается разве что няня Вика - шокающе-гэкающий сгусток вульгарного обаяния по-мариупольски, да один из присяжных в '12' Михалкова - туповатый и косноязычный, но хотя бы - не злобное и продажное исчадие звездно-полосатого заокеанского 'ада''.

'Прибалты, кавказцы, евреи - всем доставалась доля 'внимания' и 'заботы' со стороны 'старшего брата' с кинокамерой. И причина у всего этого одна: вечные поиски виноватого, - приходит к выводу автор. - Того, кого можно 'бить', и таким конструктивным способом 'спасать Россию'. Того, за чей счет можно самоутвердиться, потрепав по плечу, как 'младшего братишку'-недотепу. И главное, если братишка вырос и отбился от рук, - против него можно объединиться'.

К премьере документально-игрового кино 'Фрицы и блондинки', снятого эстонским режиссером Арбо Таммиксааром, с участием сопродюсеров Яака Кильми (Эстония) и Аскольда Саулитиса (Латвия), обращается латвийская газета 'Час'.

'Первоначально фильм был заявлен как кинорасследование о том, как эволюционировал кинообраз врага. О прибалтийских актерах, снимавшихся в советском кино про Вторую мировую. Авторы инсценировали некий "нюрнбергский процесс" для "главных фрицев" бывшего СССР', - поясняет статья 'Что не увидели рижские зрители на премьере ленты "Фрицы и блондинки"'. Главными героями ленты стали знаменитые артисты - литовец Альгимантас Масюлис, латыш Улдис Лиелдидж и эстонец Тыну Аав, - сыгравшие наибольшее количество разного калибра нацистов и вообще всяческих злодеев. Роль комментатора поручили российскому киноведу Александру Шпагину.

'В фильме поначалу все вроде было логично. И сопровождающиеся уместными кинокадрами пояснения о том, что прибалтов стали приглашать на роли "фрицев", когда послевоенная манера изображать их тупыми монстрами потеряла актуальность. А прибалты с их "заграничной" фактурой и манерами делали зло не таким плоским, придавали ему некое, пусть отрицательное, но обаяние. И хотя от образных и идеологических штампов избавиться мало кому удалось, все же это было весьма убедительно, - пишет автор публикации. - Но вот Лиелдидж, рассказывая о предвзятости по отношению к событиям недавнего прошлого и к образу "наци", говорит, что выведенные в советских фильмах ситуации и образы нацистов ничего общего с реальностью не имели. И вспоминает, как добрые немцы угощали его, мальчика, во время войны каким-то супом, а советские "оккупанты" до этого только все уничтожали и воровали... А кинокритик Шпагин вдруг пытается найти истоки "образа врага" в эйзенштейновском "Александре Невском". И начинаешь задумываться: так о трагедии ли балтийских актеров, из-за которых (якобы) прибалтов в Советском Союзе стали обзывать "фашистами", этот фильм? Или с помощью данной темы авторы все же пытаются высказать свою правду по поводу недавней нашей истории?'

Впрочем, надолго задуматься заставляют и современные фильмы. Например, исторический эпос 'Тайна Чингис Хаана', снятый якутским министром культуры и духовного развития, театральным режиссером Андреем Борисовым.

'Фильм Андрея Борисова смело мог бы называться 'Якут' по аналогии с 'Монголом' Сергея Бодрова, к тому же 'Тайна Чингис Хаана' становится в один ряд с казахским 'Кочевником' того же режиссера Бодрова, сделанным не из художественных соображений, а прежде всего для формирования внушительного национального архетипа, который мог бы котироваться на внешнем рынке. На внутреннем духовном рынке Якутии имеет хождение национальный герой - собиратель якутских земель Тыгын, но в разговоре на международном уровне придется сначала объяснить, кто это такой, в то время как про Чингисхана много объяснять не нужно. К тому же он настолько велик и столько всего назавоевывал, что от него не убудет, какая бы народность не пожелала его приватизировать: раз уж все равно скоро большую часть планеты будут населять китайцы, нет ничего предосудительного в том, что якуты хотят застолбить свой участок в предстоящем раскладе и раскрасить самобытными красками одну из самых обаятельных исторических икон', - пишет в статье 'Поддержка отечественного завоевателя' газета 'Коммерсант'.

Совершенно излишне также, отмечает издание, сочинять диалоги: универсальных народных мудростей и древних изречений типа 'Время миру и время войне', которыми щедро нашпигованы как бодровские исторические полотна, так и якутская наскальная живопись, хватит еще на десяток аналогичных фильмов. Первыми, кто выразил свое недоумение после премьеры фильма, были монгольские историки... Им не по душе пришлась 'приватизация' Чингисхана якутами.

В год 200-летия Гоголя на экраны выходит новая экранизация "Тараса Бульбы". Если учесть, что этот год назван ЮНЕСКО годом Николая Гоголя и именно 1 апреля празднуют 200-летие со дня рождения великого писателя, а 2 апреля фильм выходит в прокат, то значимость его трудно отрицать, утверждает 'Российская газета' ('А поворотись-ка ты, Тарас...')

'Российская газета' взяла интервью у режиссера фильма Владимира Бортко и актера Бориса Ступки. На сложный вопрос, каким должен быть патриотизм, исполнитель главной роли ответил так: 'Ежи Хоффман снял фильм "Огнем и мечом". Я играл там Богдана Хмельницкого. Саша Домогаров - атамана Богуна. Как принимали этот фильм в Польше! Дети, среднее поколение и старшее поколение стали единым целым. Весь зал скандировал имя Саши Домогарова. Он практически стал национальным кумиром. И так - по всей Польше. Мы тогда с Сашей рассуждали, а возможно ли подобное у нас? Может ли появиться такой фильм для нашего народа. Это было десять лет назад. Мы сомневались, что такое единение возможно в России или на Украине'.

'Посмотрим, какую реакцию вызовет "Тарас Бульба"', - говорит Богдан Ступка в интервью 'Российской газете'.

Но страсти накаляются не только у киноэкранов. '300 лет назад всю Украину охватил пожар партизанской войны. Наши предки поднялись на борьбу со шведами и предателями-мазепинцами', - напоминает Олесь Бузина на страницах газеты 'Сегодня'.

'Почему-то считается, что изображать Мазепу в неприглядных красках (то есть таким, каким он был на самом деле) любили только русские историки. Но это не так! Очень много интересного о злодеяниях гетмана и Карла XII на Украине можно почерпнуть из трудов архинационалистических специалистов по препарированию исторических тайн. У людей, так сказать, с 'безупречной' репутацией - живших в 'свободном мире' и печатавших свои труды в Европе и США, - ссылается он на недавно переизданную на Украине монографию Александра Оглоблина 'Гетман Мазепа' - личного друга организатора дивизии СС 'Галичина' профессора Кубийовича. - Понятное дело, что для Оглоблина Мазепа сугубо положительный персонаж. А как же еще 'зраднику' оценивать себе подобных? Не крыть же их последними словами! Но тем ценнее факты, которые приводит этот историк-перевертыш'.

В своей теплой уютной эмиграции профессор Оглоблин повествует о зверствах шведов и дубине партизанской войны, поднявшейся против завоевателей.

'Но самое главное: автор 'Гетмана Мазепы' еще полвека назад поставил крест на тех исторических мифах, которые сегодня пытаются вбить в мозги наших сограждан. Конечно, и он тоже плетет ерунду о 'тактических маневрах' своего наставника в ремесле предательства. Но под давлением фактов признается, что Мазепа заключил с Варшавой тайный договор, по которому Украина вместо того, чтобы получить независимость, возвращалась в состав Польши, - замечает Олесь Бузина в статье 'Как земляки Ющенко Мазепу 'за зраду' били'. - Признал Оглоблин и то, кто же, на самом деле, поддержал Мазепу, когда он драпанул к шведам. Это были сердюки, калмыки и молдаване - одним словом, истинно украинские люди. Этот жалкий наемный сброд лучше всего показывает, какой рейтинг был у Мазепы после двадцатилетнего правления. Видимо, процента два-три. Точь-в-точь, как у нынешнего президента'.

'Без особых эмоций отнесся советник посольства Швеции на Украине Кристиан Камин к информации о том, что на Полтавщине будет установлен памятник шведскому королю Карлу ХII в рамках празднования 300-летия Полтавской битвы', - продолжает шведскую тему 'Сегодня' в заметке 'У шведов нет желания давать деньги на памятник Карлу ХII под Полтавой'.

И совсем отчаянно звучит выдержка из обращения в украинской газете 'День' 'Еще раз о Киеве, который 'сдает' Полтаву' члена оргкомитета по празднованию этого событий Владимира Панченко: 'Но осознание того, что государство 'сдает' Полтаву - отстраняется от того, от чего не имеет права отстраняться, оставляет ощущение горечи и досады. Сколько можно проигрывать битвы - пусть уже и не батальные? И опять же: а цветы погибшим украинцам куда принести? Неужели к подножию Петра I?'

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.