Киргизский политолог-оппозиционер Сурейя Йигит с горечью констатировал: 'Киргизская элита никогда не хотела независимости'. Вся внешняя политика местной администрации, по его мнению, с самого дня основания независимого Кыргызстана сводится к коррупции и неловким попыткам 'стравливания нынешней однополярной державы с прежней сверхдержавой' - Америки с Россией. Кто больше даст, тот и друг.

Представляется, что автор прав лишь отчасти. Действительно, Киргизию никак не назовешь свободной страной с цивилизованными институтами власти. Однако о политике 'стравливания' Вашингтона и Москвы на киргизской территории говорить все же не стоит: занятие это довольно опасное, а власть в Бишкеке слишком слаба. Уместнее предположить, что президент Курманбек Бакиев осторожно пытается воспользоваться противоречиями между Кремлем и Белым домом, преследуя одну единственную цель - выклянчить побольше денег. В отсутствие реальной оппозиции в стране, при слабо выраженном интересе народа к политике такой дипломатический стиль представляется даже здравым.

Скандал вокруг американской базы в Манасе лишний раз подтвердил эту простую мысль.

Операция 'Манас'

Опрос на улицах Бишкека, показанный по спутниковому киргизскому телеканалу в начале февраля, выглядел политически безупречным. Двое опрошенных мягко высказались за то, чтобы не выгонять американцев с базы в Манасе. Все-таки свобода слова, как ни крути, гласность и плюрализм. Им противостояло агрессивно-темпераментное большинство, которое всей душой приветствовало скорое выдворение Пентагона из Киргизии. В завершение сюжета лидер местных коммунистов солидно разъяснял, почему Бишкеку не по пути с Вашингтоном. Как можно было понять, потому что Киргизия - естественный союзник России.

Цена этого союза была объявлена накануне, во время исторической встречи президентов Дмитрия Медведева и Курманбека Бакиева. Во-первых, льготный кредит, который Москва предоставила Бишкеку - на 2 млрд. долл. Во-вторых, безвозмездная помощь - в размере 150 млн. долл. В-третьих, прощение долга, составлявшего почти 200 млн. долл. И хотя в российском МИД связь между закрытием американской базы и поступлением американской валюты в киргизскую казну категорически отрицали, у наблюдателей это вызывало добродушную усмешку. Ну да, бывают и такие совпадения.

Политические цели, которые преследует Россия, прозрачны. Пользуясь кризисом, прикупить себе немножко 'АнтиНАТО', то есть те из бывших республик распавшегося Союза, которые остро нуждаются в деньгах и готовы сотрудничать с Кремлем. Для этого в Москве собирались руководители стран, входящих в Договор о коллективной безопасности (ОДКБ), и все гости получили за верность по подарку. Правда, с кем собираются воевать российские, белорусские, киргизские, таджикские, узбекские, казахские и армянские войска, осталось неясным, но такой задачи пока никто перед ними и не ставил. Важно было создать этот Варшавский пакт для бедных, но гордых бывших советских народов. Важно для России, которая не жалеет денег на новую армию.

С другой стороны, еще важнее было продемонстрировать силу американцам. Мол, если кто-то в Вашингтоне думает, что Россия, ослабленная кризисом, падением цен на нефть, массовой безработицей и инфляцией, резко обеднела, то эти надежды напрасны. Денег хватит на всех союзников, включая Киргизию.

Оправдан ли этот исторический оптимизм - вопрос отдельный. Но в рамках той политики, которую Россия проводит последние восемь с лишним лет, все выглядит вполне логично. Это политика имитации СССР на современном этапе. Соединяющая в себе жесткую риторику и агрессивные жесты, стремление к диалогу с позиции силы и готовность к ссоре.

Тот же стиль просматривается и в отношениях с США. Сегодня никто в мире не знает, чего ожидать от новой американской администрации и лично от Барака Обамы. Европа дипломатично ликует. Израиль и арабский мир выжидают. Северная Корея на всякий случай объявляет холодную войну Южной Корее. Россия действует сразу по всем направлениям - готовится обсуждать судьбу Договора по СНВ-1, надеется на сотрудничество, выжидает и демонстрирует мускулы.

Например, в рамках той же имитационной политики Кремль, прямо к инаугурации Обамы, объявлял о размещении ракет 'Искандер' в Калининградской области, а затем - о приостановке этого процесса в том случае, если американцы откажутся от идеи размещать свои ПРО в Восточной Европе. Премьер Путин в Давосе радовал собравшихся либеральными речами, чтобы на другой день от них отречься. Легко заметить, что все эти 'обмены', за исключением иранской проблематики, совершаются лишь в виртуальном пространстве, ибо Америка весьма аккуратно высказывается насчет будущих отношений с Россией. Разнообразные сигналы, поступающие из Москвы, лишь принимаются к сведению. Правда, вице-президент США Джо Байден в Мюнхене заговорил о 'перезагрузке' отношений с РФ, но это пока лишь благие пожелания. Внятные ответы поступят не раньше апреля, когда друг Барак должен познакомиться с другом Дмитрием Анатольевичем.

А пока в Кремле припасают козыри для этой встречи. 'АнтиНАТО', собравшееся под руководством России, - один из них. Ракеты 'Искандер' - другой. Подкоп под американскую базу в Манасе - третий. Во всяком случае, так это видится из Москвы.

Однако разгадка блефа - это не самая тяжелая проблема в мировой политике. На Западе догадываются, что скрепленный американской валютой военный союз непрочен и может быть ослаблен при помощи тех же денег. В Европе побаиваются 'Искандеров', но если дойдет до их размещения, то это заставит НАТО еще теснее сплотиться вокруг Америки. Что же касается базы в Манасе, то настоящая победа в этой имитационной игре может обернуться и для России, и для Киргизии очень тяжелой головной болью.

Дело в том, что созданная в декабре 2001 г. база не только служила площадкой для натовских самолетов, участвовавших в тогдашней войне с талибами. Совершая свою операцию возмездия после 11 сентяб┐ря, американцы по сути обороняли и Бишкек, и Москву - от проникновения талибов и грядущей исламизации Центральной Азии. Защищают и теперь. Кроме того, присутствие США в этом регионе до сих пор является сдерживающим фактором для Пекина. Если же у заокеанских гостей, изгнанных из Манаса, возникнут нешуточные проблемы в Афганистане, то расплачиваться по полной программе придется сперва киргизам, а после и россиянам. Не станет же доблестная армия 'АнтиНАТО' входить в Афганистан, если дела у американцев там пойдут еще хуже.

В чем тогда тайный геополитический смысл блистательно проведенной операции 'Манас'? С самого начала насолить Бараку Обаме, который видит ключ к победе над исламским терроризмом в Афганистане, а не в Ираке? Назло вашингтонской бабушке отморозить себе центрально-азиатское подбрюшье? Показать Западу, кто в Бишкеке хозяин? Последняя версия представляется самой правдоподобной.

Пацифизм как стратегия

Не все ладно и с европейскими партнерами по 'АнтиНАТО'. Едва получив свою долю отката за участие в ОДКБ, довольно громко выступил один из самых закадычных друзей России - президент Белоруссии Александр Лукашенко. Впрочем, сперва разборки начались на дипломатическом уровне. 4 февраля посол РФ в Минске Александр Суриков, рассказывая о создании коллективных сил оперативного развертывания (КСОР) при ОДКБ, неосторожно заявил, что в рамках договора, если понадобится, белорусские солдаты будут воевать за пределами своей страны.

На другой день ему жестко ответил глава белорусского МИД Сергей Мартынов: законы его страны такого не предусматривают. То есть получилось прямо по Булгакову. 'Я воевать не пойду никуда! - вдруг хмуро тявкнул Шариков в шкаф... - На учет возьмусь, а воевать - шиш с маслом'.

А затем слово взял Батька. Он выступил широко, коснувшись сразу целого ряда проблем и не оставляя союзнику и спонсору никаких надежд на взаимопонимание. Выяснилось, что солдатами, которые никуда воевать не поедут, дело не ограничивается. Так, в обмен на сотрудничество в области ПВО Лукашенко потребовал, чтобы Кремль предоставил ему дешевые кредиты и другие льготы. Про 2 млрд. Батька уже вроде забыл, а когда по ходу своего выступления вспомнил, то отмахнулся: мол, 'если экономика Белоруссии рухнет, то для России это будет несоизмеримо большая потеря', чем эти жалкие доллары.

Одновременно Александр Григорьевич высказал сильнейшее недовольство проектами газопроводов Северный и Южный поток, которые Россия собирается пустить в обход Белоруссии. По его мнению, следовало поступить иначе: достроив идущий через Белоруссию газопровод 'Ямал - Европа', проложить там еще одну нитку. Все это следовало понимать в том смысле, что Лукашенко не потерпит исключения Белоруссии из числа стран-транзитеров. Что он оскорблен и за свое право конфликтовать с Москвой по поводу цен на газ готов драться до конца.

Защищая Батьку, один белорусский политолог предположил, что на президента 'давят' Запад и оппозиция, которые не позволяют ему тесно сблизиться с Россией, но прозвучало это довольно комично. Оппозиции в Минске никакой нет. Что же касается Запада, то не родился там еще политик, способный заставить Лукашенко играть по цивилизованным правилам.

Он играет по своим. Когда надо добиться очередных траншей и льгот от Кремля -

надевает маску объединителя земель славянских и непримиримого врага Европы и Америки. Когда видит, что путинская Россия стремится поглотить его маленькую, но суверенную страну, - обращает взор на Запад, шумно ругаясь с теми, кто учредил на Востоке большую суверенную демократию. В отличие от лояльных ко всему свету киргизских начальников, один из которых после отставки уже обрел убежище в Москве, Александр Григорьевич весьма успешно и долго занимается именно тем, в чем обвиняет свою власть Сурейя Йигит. Он 'стравливает' Россию и Запад, всякий раз заставляя их бороться за благосклонность Минска.

Вступление в ОДКБ - шаг в сторону Москвы. Отказ участвовать в неких войсковых операциях, обусловленных договором, который подписала Белоруссия, - наживка для Брюсселя и Вашингтона. А еще Лукашенко проявляет чудеса изобретательности, дискутируя с Россией и Западом о возможности признания независимости Южной Осетии и Абхазии. Правда, как можно догадаться, Лукашенко решение уже принял, исходя из того, что признание итогов августовской войны ему невыгодно: эдак в Кремле решат, что могут завоевывать и другие территории бывшего СССР. Однако объявлять свой вердикт сегодня он не хочет.

Поэтому президент Белоруссии медлит. Дает высказаться по этому вопросу своим второстепенным чиновникам, а само решение как бы перекладывает на плечи белорусского парламента, который приступит к этому делу лишь в апреле. Можно догадаться, что в кулуарных дискуссиях с кремлевскими товарищами он высказывается туманно, а западным господам говорит все как есть. Наработанная эта стратегия уже приносит свои плоды. От России Александр Григорьевич получает деньги, для Запада снова становится въездным и почти вменяемым партнером.

Разумеется, в Москве, где Батьку знают как облупленного, об этом догадываются. Однако альтернатива, связанная с уходом Лукашенко в сторону Запада, еще хуже, чем та ненадежная дружба, которой он одаривает Кремль. Так что приходится тоже вести двойную игру: как бы доверяя союзнику, подписывать с ним соглашения и снабжать дефицитной американской валютой. И даже скандал, который по приказу Лукашенко учинил глава белорусского МИД, приходится, стиснув зубы, спускать на тормозах и выводить из сферы общественного внимания.

Российская сторона позволила себе довольно сухо и только один раз откликнуться на заявления Минска, отказавшегося посылать свою армию за границу. Тот же Александр Суриков въедливо заметил, что межгосударственные соглашения имеют большую юридическую силу, чем внутреннее законодательство Белоруссии. И утвердительно ответил на конкретный вопрос, означает ли это, что белорусские военные обязаны будут участвовать в боевых действиях за границей. Минск в долгу не остался. Пресс-секретарь МИД Белоруссии Андрей Попов не без издевки сообщил, что 'уж точно не послы других государств будут разбираться в соответствующих нюансах белорусского законодательства'. Это и стало точкой в данном споре. Углублять его Россия не пожелала.

Впрочем, имитационная политика тем и хороша, что никогда не предполагает окончательных решений. Имитация дружбы с Белоруссией диктует терпение на грани срыва и геополитическую сдержанность.

Имитация дружбы с Киргизией диктует стремительность. А также тайну. В Москве все произошло очень быстро: сначала в Госдуму из правительства поступил проект закона о поправке к бюджету 2009-2011 гг., предусматривающий кредит и безвозмездную помощь Бишкеку. В тексте было написано, что секретное бюджетное приложение нужно немедленно привести в соответствие с новой его редакцией - тоже секретной. Затем документ был мгновенно одобрен в парламентском комитете по бюджету и тотчас принят в трех чтениях. В Бишкеке сюжет развивался чуть медленнее, но, разумеется, киргизский парламент, в котором у президента Курманбека Бакиева решающее большинство, также проголосовал за изгнание американцев: против был лишь один депутат, двое воздержались.

Но этим дело не кончится. Начнутся торги в треугольнике Россия-США-Киргизия о дальнейшей судьбе военной базы. Тут возможны варианты.

Уже ходят разговоры о том, что 'закрытая' база будет по-прежнему открыта для американской дальней авиации - с тем лишь уточнением, что аэродромные службы будут принадлежать Киргизии и эксплуатироваться местными специалистами. Это, конечно, идеальный для Бишкека вариант. Деньги из Вашингтона по-прежнему будут поступать в киргизскую казну - пусть числом поменьше, но компенсация уже получена из российского Минфина. Тогда никто не останется в накладе, не пострадает и самолюбие Кремля, который будет давать американцам окончательное разрешение на полеты.

Однако события могут развернуться и в другую, куда более невыгодную для Киргизии сторону. Если Барак Обама решит обидеться, то база вместе с деньгами переедет в Узбекистан, с которым после долгой паузы, вызванной бойней в Андижане, Америка снова готова сближаться. Или в Катар, или в Эмираты. В этом случае проиграет только Бакиев со своим народом. Но проиграет по-крупному. Надолго рассорившись с американцами, он лишится возможности заниматься привычным в политике делом: вести мягкую двойную игру. Должно быть, поэтому киргизская делегация в Москве столь неохотно соглашалась объявлять во всеуслышание о закрытии американской базы и сделала это лишь под давлением Кремля.

Одним словом, сюжет еще далек от завершения и говорить о проигравших и победителях рано. За одним исключением: речь веду о российском налогоплательщике. Ибо расплачиваться за миллиарды долларов, вложенные в союзников по ОДКБ, придется именно ему. А ведь игра только в самом начале, и деньги на эту армию, ее перевооружение, размещение, снабжение еще даже не начали поступать. Мировой экономический кризис тоже далек от завершения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.