Новый фильм студии 'Третий Рим' можно было бы назвать 'Странности оккупации'. Нетипичные русские 'оккупанты' не разорили покоренные земли, не уничтожили культуру и языки - напротив, сделали огромные инвестиции, развили производство, науку, технику, искусство... Куда теперь держат путь Балтийские страны и на кого уповают? 'Суббота' связалась с режиссером фильма Борисом Чертковым.

СССР - помощь или вред?

- Мы запечатлели нынешнее состояние флагманов советской индустрии, - рассказал 'Субботе' Борис Чертков. - ВЭФ, Рижский вагоностроительный, Игналину, Клайпедский и Таллинский порты, а также разрушенные юрмальские здравницы. Пообщались с историками, экономистами, промышленниками и политиками разных лет. Получился срез мнений на тему - помогал все-таки Советский Союз Прибалтике или мешал?

Многие пытались нам доказать, что 'оккупация' помешала грамотному развитию Прибалтики в рамках Европы. Мол, понастроили тут, экологию попортили, а нам ничего этого не нужно было. Но цифры и история свидетельствовали об обратном.

Да и то, что в Прибалтике происходит сейчас, слабо похоже на независимость. Мы буквально отовсюду слышали, что страны по уши в долгах у шведских банков, а кто платит, тот и музыку заказывает.

Запомнилась одна цифра: в 1925-м в Латвии насчитывалось 2839 предприятий с 54,5 тыс. работающих. Прекрасная иллюстрация процветающей экономики? Если не вдаваться в детали! Тогдашняя статистика считала предприятием любое товарищество из двух-трех человек или кооператив с хотя бы одним двигателем.

Благодаря инвестициям СССР экономика Прибалтики выросла в разы. Но все это огромное дармовое наследство было пущено по ветру после обретения независимости. Это признали и ваш Раймонд Паулс, и большинство политически неангажированных экономистов.

Надо отметить, впечатление от Прибалтики у меня было куда более грустным, чем три года назад, когда снимался 'Нацизм по-прибалтийски'.

Приехали мы как раз в день вашего тракторного противостояния. В рижской гостинице на центровой улице Гертрудес, за которую мы платили 100 евро в сутки, не было горячей воды. Нам сообщили, что район неблагополучный, но ночью на улицах выключался свет - из экономии.

ЕС - стальной кулак или добрый дядя?

По поводу Евросоюза мнения тоже очень разнились

Литва: кому мешала Игналина

По мнению политика Альгирдаса Палецкиса, ЕС стал стальным кулаком почище СССР. Заинтересована в нем лишь политическая верхушка, которая банально ворует деньги.

Палецкис рассказал, как, работая дипломатом в Брюсселе, чувствовал серьезное энергетическое и политическое лобби со стороны французов.

Они просто диктовали всей Европе: закрывать атомные станции, построенные нефранцузами. Мол, хотите помощи - запомните: энергетикой в ЕС занимается Франция, за автомобилестроение отвечает Германия, за мясо - Испания... И не лезьте со своим сельским хозяйством в наш калашный ряд!

Зато литовский депутат Пятрас Аустравячус, который вел переговоры о закрытии Игналины (по сути, сдал ее!), пытался объяснить, что ЕС - братская семья народов, в которой никого в обиду не дадут. Условно, если в Литве лампочка погаснет - в Брюсселе тут же примут меры.

Очень непредсказуемо развернулось общение с руководителем Игналины Шевалдиным. Перед поездкой я прочел два его резких интервью против закрытия станции. Но когда приехали снимать - он заговорил обратное: мол, все хорошо, Европа дает нам целый миллиард на закрытие. Станция простояла 25 лет - теперь столько же будем ее ликвидировать. А рядом французы будут строить новую. При том, что старая могла бы еще работать. Где логика?

Эстония: мания переводчика

Очень интересным было общение с Героем Советского Союза Арнольдом Мери - двоюродным братом экс-президента Эстонии, с которым тот, впрочем, не хочет иметь ничего общего.

Герой Советского Союза, 89 лет, рак легких - он персона нон-грата в родной стране. Но Мери не ностальгировал по прошлому (слишком умен!), а говорил очень серьезные вещи про ЕС и глобализацию.

Совсем уж удивительное мнение о ЕС высказал эстонский радикал Март Лаар. По его мнению, прибалты взяли на себя роль... переводчиков в Евросоюзе. 'Все, что хочет сказать Европе Россия, мы переводим на европейский язык. А потом мы объясняем ответ Европы русским. И т. д. Без нас они друг друга не поймут'. Вот такой наивный взгляд.

Зеленое поющее село

Спасение Латвии - в развитии промышленности, в том числе крупной. Если же мы хотим быть этнографическим селом для туристов, то надо смириться с бедностью.

Так считает герой фильма 'Прибалтика: история одной оккупации' глава Центра экономического прогнозирования (EPC) академик Райта Карните.

'Суббота' встретилась с экономистом перед выходом фильма и попросила сравнить три Латвии - до 'оккупации', после и сейчас. А также прояснить, в чем наше будущее.

Латвия до Второй мировой: без опыта, но с маслом

- До войны Латвия была молодой страной с очень малым опытом независимости и демократии, больше похожей на диктатуру одного человека. Карлис Улманис взял страну в свои руки, и экономика вполне успешно развивалась.

Поскольку руководящей была партия крестьян, сельскому хозяйству уделялось больше всего внимания. Это было выгодно экономически (перед войной крупные страны запасались продовольствием). И политически: создавало стабильный электорат.

Латвия всегда имела неплохой индустриальный базис. Большинство предприятий было создано российскими предпринимателями, ведь регион долгое время находился под опекой Российской империи. Но развитой индустриальной страной Латвия перед войной не была.

Советская Латвия: богато и умно, но за занавесом

- Внутри Союза Латвия получила огромные инвестиции, высококачественную индустрию и развитие наукоемких отраслей, в основном ориентированных на военную промышленность и космические исследования.

Вместе с ними развивалась и фундаментальная наука - крупные институты с сильными исследованиями. В основном засекреченными.

Конечно, индустриализация была проведена на базе миграции, и кому-то это не нравилось с точки зрения социальных отношений (они не были отработаны), но если смотреть на экономику - все было очень неплохо. Насколько это возможно в условиях железного занавеса, где все варилось внутри общего котла, ресурсов не хватало, идеи не всегда получалось воплощать в жизнь...

Авторы фильма решили выяснить: что стало с промышленными флагманами, которые славились на весь Союз? Почему все оставленное 'оккупантами' богатство было в несколько лет пущено по ветру?

Латвия сейчас: если зелено, то бедно

- Стоило ли разрушать индустриальную базу, доставшуюся в наследство, - ВЭФ, РВЗ?

- Увы, опыт показывает, что приватизированные предприятия работают хуже, чем те, которые сразу развивались как частные. Монстры советской промышленности не могли освободиться от лишнего, что задержало их развитие.

Они были обречены по двум причинам. Первая - эти предприятия потеряли рынок Советского Союза, а новому рынку конкуренты были не нужны.

Вторая - они имели слабую культуру производства. Дело не только в оборудовании, но и в головах - культура характеризуется тем, как люди закрывают двери - ногой или руками.

Конечно, если бы у правительства Латвии была цель - создать из советских флагманов костяк для промышленности независимой республики, - эти трудности можно было бы преодолеть. Но такой цели не было.

- Недавняя конференция 'Образ Латвии: что сказать, если нечего сказать?' озвучила популярную точку зрения: ну и славно, что советские заводы-фабрики развалились, для Латвии они были чужеродны. Зато теперь у нас зеленая страна с талантливыми людьми, которые будут делать продукт с высокой добавленной стоимостью.

- Это очень наивный взгляд на жизнь. В этой зеленой стране люди хотят жить хорошо, а без экономической активности и индустрии это невозможно. Надо выбирать. Или жить, как горное этнографическое село с натуральным хозяйством, куда иногда наезжают туристы посмотреть экзотику. Или мы хотим город с развитой инфраструктурой и высоким уровнем жизни. Увы, зеленое не идет вместе с благами цивилизации.

Исследователи провели сравнение двух городов - Цесиса и Валмиеры.

Из Цесиса, где власти продвигают концепцию зеленого и народного, люди уезжают: не хватает работы, не на что жить. Валмиера, где царит индустриальный и рациональный подход, понравилась предпринимателям. Они создают рабочие места и развивают город.

Экономика Латвии сейчас напоминает болотце, в котором барахтается куча всякой мелкой и не знакомой друг с другом живности. Ей было бы гораздо легче выживать, если бы в воду погрузили некий большой корень или дерево, к которому могла бы прикрепиться хоть часть хаотичных обитателей. Поэтому важно, чтобы в экономике были большие предприятия.

В Латвии всегда была политика поощрения малых и средних предприятий. Это идет из Европы. Но там это делают потому, что большие предприятия и так уже есть. У нас - наоборот. Так что если бы в свое время не потопили ВЭФ и другие, было бы легче.

И все же некоторые кочки надежды в нашем болотце имеются.

- Что это?

- К примеру, сейчас я исследую возможности кооперации латвийской индустрии с мировыми военными поставками. У нас есть немало небольших предприятий, которые не поддаются панике и рационально смотрят на ситуацию. Они могут выпускать продукт с высокой добавленной стоимостью, но им надо попасть в систему общих военных заказов.

Для начала было бы неплохо, если бы их поддержали наши вооруженные силы, которые пока, кроме одежды и носков, у отечественного производителя ничего не покупают. А ведь есть потенциал в электронике, металлообработке, химии, фармацевтике... Именно военный рынок всегда был стимулом для развития науки и инноваций.

- А что сейчас делать? В чем спасение Латвии?

- Даже не хочу говорить! Нет духа, который услышал бы меня и донес до нужных ушей благую весть! Впечатление такое, что наши политики надели на голову мешки и бредут, куда им нашептывают. Сами ничего не видят.

Ясно одно: спасение и будущее в промышленности. Наша экономика очень пестрая, так что развивать можно почти любую отрасль. Надо лишь критически посмотреть на те виды предпринимательства, которые являются основными сейчас, - вывоз дерева и текстиль с низкой добавочной стоимостью. За этими отраслями точно нет будущего!

Надо сперва договориться в целом, что брать за стержень, а потом обсуждать детали. Потенциальные инвесторы не хотят слышать об аистах, старых домах и морских камнях. Бессмысленно говорить о талантливых людях и больших умах - они утекают.

Если мы хотим, к примеру, представить Латвию как страну финансовых услуг, нужно провести ряд мер, которые повысили бы доверие к нашей финансовой системе, принять законы по системе контроля, создать режим благоприятствования... Так делают в Швейцарии.

Хотим стать медцентром Европы - рассказываем, какие у нас врачи, больницы, услуги, цены...

Хотим быть морской страной - говорим, что у нас есть судостроительный завод, который строит корабли для латвийской армии, выполняет зарубежные заказы... А не на чаек любуемся, в то время как суда нам поставляет Германия.

- Есть версия, что от нас ничего не зависит. Мол, Америка назначила нам роль яблока раздора между Европой и Россией. Им выгодно, чтобы тут были междоусобицы и неустроенность...

- Но почему мы должны подчиняться этим намерениям?! Увы, сейчас судьбу страны решают индивиды. Они поощряют систему, которая ставит Латвию в эту неудобную роль. Вот мы и имеем то, что имеем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.