Объединенные демократические силы голосуют за политический диалог с властями. Это не конъюнктура, это позиция. И она сформулирована в резолюции Конгресса демсил в 2007 году, когда для Европейского союза Лукашенко все еще оставался 'последним диктатором Европы'. Однако Красный дом взял курс на полное игнорирование своих политических оппонентов. Лукашенко сделал ставку на переговоры с теми, кто кредитоспособен. То, что может дать оппозиция - ценности, новую экономическую политику - не представляет интереса для Лукашенко как товар. Его интересуют деньги, кредиты, инвестиции и политическое признание сильными мира сего.

Тем не менее, в международные организации официальный Минск запустил информационный вирус, утверждающий, что на возведенные властью площадки, типа консультативного совета при администрации Лукашенко, приглашена оппозиция. Параллельно, внутри страны, официальная пропаганда старательно раскручивает тезис, что 'враги народа' против диалога.

Однако если обратиться к фактам, то приходится констатировать, что внутриполитического диалога нет. Ни одна оппозиционная структура не получала официального приглашения ни к разговору, ни к переговорам.

То, что сегодня существует как процесс и называется диалогом, на самом деле есть переговоры Брюсселя с официальным Минском. Но это не дело двоих, это вопрос, касающийся всех. А значит, политикам не обойтись без позиции и комментариев.

Я полагаю, что Европейский союз заложил свою репутацию в политический ломбард, владельцем которого является Александр Лукашенко. Слабеющий белорусский правитель навязал свои правила проведения переговоров политически сильной Европе. Это парадоксально, но факт. Нужны доказательства? Пожалуйста!

Лукашенко сказал: 'диалог без посредников', то есть без представителей демократического сообщества. И Брюссель согласился без всякой дискуссии. Лукашенко заявил: 'диалог без условий', это означает - без обсуждения неприятных для белорусской власти вопросов, касающихся ситуации с правами человека. И Брюссель снова одобрительно отмолчался. Лукашенко возмутился предложением ОДС сформулировать повестку дня диалога. И голова Соланы опять согласительно кивнула Красному дому.

А еще стало ясно, что диалог может идти под аккомпанемент спецназовских дубинок и перезвон связки ключей тюремного надзирателя. Приезд Хавьера Соланы в Минск в этом плане оказался тестовым. И Красный дом, и его оппоненты ждали реакции верховного комиссара на провокационный разгон акций и появление новых политзаключенных. Красный дом не без удовлетворения зафиксировал границы дозволенного. Они вполне комфортны и совсем не напоминают смирительную рубашку.

Вообще, визит Соланы может претендовать на событие-разочарование 2009 года. Что увидела страна? Солану, томящегося в ожидании в приемной Лукашенко. Что услышала Беларусь? Солану, заявляющего, что покидает Беларусь с оптимизмом.

Как результат, по прошествии шести месяцев ситуация там же, где и была. Ни по одному принципиальному вопросу нет прогресса. Та же система власти, тот же правовой беспредел, то же законодательство и та же правоприменительная практика. У страны по-прежнему нет перспективы проведения честных выборов в 2010 году, у большинства граждан все так же нет доступа к альтернативной информации. Не поменялась даже риторика правителя. Своими недавними заявлениями его Величество Хамство фактически объявил очередной крестовый поход против 'врагов народа'. А в Европе отдельные политики изображают искусственную радость от того, что находящийся в благостном расположении духа правитель выпускает на свободу трех политзаключенных и позволяет печататься в Беларуси одной газете. А если завтра у него будет плохое настроение?

Риски и угрозы диалога по правилам Красного дома очевидны. Европа теряет своих приверженцев. Сторонники перемен в Беларуси пребывают в растерянности. Они дезориентированы. У них отбирают веру в европейские ценности. Брюссельский маяк уже не горит для 35% убежденных сторонников евроинтеграции. Он всего лишь тускло мерцает. Куда двигаться, на что ориентироваться? То, что не сделала за 15 лет пропаганда, перед чем оказались бессильны репрессии, может сделать диалог 'без посредников и условий'. Создается впечатление, что Брюссель не имеет плана действий по Беларуси. Бросается в глаза разброс позиций и мнений среди членов ЕС. Если к этому добавить отсутствие внятного информационного сопровождения действий Брюсселя, то неудивительно, почему так агрессивен и неуступчив Красный дом.

Диалог Брюсселя и Минска не стал консолидирующим для сторонников перемен в Беларуси. Противоречия есть, и они нарастают. Но не по вопросу содержания антикризисной программы или внешнеполитических ориентиров Беларуси. Нас разделила красная дорожка, которая может быть раскатана, а возможно, и нет, перед Лукашенко в Праге.

Все гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Приезд белорусского правителя на пражский саммит будет означать подписание Европой акта политической капитуляции. Это значит, что в 13-летнем противоборстве двух 'Д', демократии и диктатуры, последняя торжествует. Лукашенко получит индульгенцию за прошлое и карт-бланш на его повторение в будущем. По крайней мере, так это будет выглядеть со стороны.

Лукашенко нужны европейские деньги. Но не только. Ему нужно унижение своих оппонентов, 'вшивой оппозиции'. Ему необходим лавровый венок победителя и политическая компенсация за 13 предшествующих лет. Для этого нужна соответствующая телекартинка, общее фото с Меркель, Саркози, Брауном, Барозой. Ему нужны их аплодисменты, даже если они и не предназначены ему. События такого формата питают правителей. К тому же это позволит укрепить положение Лукашенко внутри страны. По принципу - победителей не судят.

Символично, что вояж белорусского правителя в Чехию может произойти в год 20-летия пражской весны. В десятую годовщину похищения и убийства одного из лидеров демократической оппозиции Юрия Захаренко. Кто в Европе после 'пражского братания' станет публично вспоминать об 'эскадроне смерти' или рискнет утверждать, что белорусская власть болеет диктатурой?

В этой игре все делают ставки. ОДС ставит на европейские ценности и мораль. Лукашенко - на европейские деньги. А на что ставит Брюссель? Кажется, на Лукашенко как 'гаранта суверенитета', охранника газовой трубы и контролера ситуации. А еще на акции неприватизированных белорусских предприятий, которые, образно говоря, хранятся в его персональном сейфе. Не все об этом в Европе скажут вслух, но многие так думают. Об этом приходится только сожалеть.

Ведь на самом деле кризис, который все глубже засасывает Беларусь, - это шанс для перемен. Рейтинг Лукашенко свалился к 30% отметке. У власти нет эффективного плана антикризисных действий. Ей нужна 12-миллиардная долларовая заплатка, чтобы закрыть бюджетную дыру на этот год. Почти половина торговли Беларуси приходится на страны - члены ЕС. Стоит принять во внимание и тот факт, что политические, экономические объятия Москвы в период кризиса существенно ослабли.

Лукашенко искусно играет на геополитических интересах Запада и Востока. Тактика шантажа, используемая белорусским правителем в отношении Москвы и Брюсселя, приносит не только политические дивиденды, но и финансовые выгоды. Я не удивлюсь, если в 2010 году Кремль и Европейский союз выступят спонсорами президентской кампании Лукашенко. Мотивация у каждого будет своя, но на победный результат белорусского правителя будет работать и российский рубль, и евро.

Возникает вопрос: а о чем с властью во внутриполитическом диалоге хотят говорить ОДС? Мы предлагаем обсуждать Антикризисную платформу, мы готовы дискутировать о содержании Малой Конституции, мы хотим говорить о развитии предпринимательства, о формах общественного и гражданского контроля над властью, о возвращении избирателям права на свободные выборы.

Что делать? Нужна перезагрузка диалога. Необходимо отказаться от формулы 'без посредников и условий'. Без 'домашнего задания' замораживание санкций в отношении чиновников станет повторением, ксерокопией уже прошедших шести месяцев. Необходима 'дорожная карта' перемен. Без этого не следует ждать изменения ситуации. Скорее, наоборот - произойдет ее консервация. Если власть все время кормить пряником, у нее исчезает мотивация что-то менять. Разве что вывески. А это значит, что период жесткого авторитарного правления может смениться этапом 'управляемой демократии'. Но от этого не станет легче и лучше ни стране, ни большинству людей. К примеру, Красный дом снова назначит 110 депутатов Палаты. И все отличия от предыдущей кампании сведутся к тому, что из них 90 будут представлять партию 'Белая Русь', десяток правильных коммунистов, еще столько же из какой-нибудь организации с хорошим демократическим прошлым. Спрашивается, за что боролись?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.