Руководство Литвы еще в 2006 году прекрасно знало, что станет со страной через несколько лет. Оказалось, что для этого не надо быть экстрасенсом - причины кризиса лежат на поверхности, а его последствия можно рассчитать математически. Это наглядно продемонстрировано в рассекреченных на прошлой неделе справках Министерства финансов Литвы. Всего рассекречены выдержки из двух справок: от 10 ноября 2006 года и от 16 октября 2007 года.

Должен знать каждый

 

Возможно, выдержки из этих документов кому-то из читателей покажутся тяжеловесными и скучными, но, несмотря на местами специфический язык, они из серии 'должен знать каждый' - пирамида, которая была создана в последние годы, просто не могла не рухнуть. Единственное, что могли и должны были сделать власти - это подстелить солому, чтобы падение не было таким болезненным. Но руководство Литвы в лице ныне оппозиционных социал-демократов тогда упивались надутым ростом внутреннего валового продукта (ВВП), который рос не благодаря чьим-то заслугам, а из-за бесконечных вливаний кредитных денег в Литву. Любопытно, что некоторые события, описанные в сценариях двух рассекреченных справок, еще не произошли, но первые предпосылки уже появились. Возможно, описанные события нас ждут еще впереди. Но обо всем по порядку.

 

Предупреждены заранее

 

'Международный валютный фонд, Комиссия Евросоюза, независимые аналитики публично констатируют макроэкономическую уязвимость стран Балтии и других новичков ЕС, а также указывают на необходимость немедленно приступить к реализации взвешенной фискальной политики. Вероятность мировой рецессии возрастает. Сохраняются инфляционные давления и глобальные дисбалансы, образовавшиеся из-за высоких цен на нефть и низкого курса азиатских валют по отношению к доллару, поэтому сохраняется предпосылка для дальнейшего повышения процентных ставок США. Высокие процентные ставки в Соединенных Штатах могут вызвать кризисы недвижимости как в США, так и в странах Евросоюза (что в итоге и произошло в 2008 году. - Прим. ред.). Комиссия ЕС указывает на дополнительные риски в развитии хозяйства, связанные с неблагоприятными геополитическими и протекционистскими последствиями для глобального развития. Складываются внешние обстоятельства, в которых уязвимость хозяйства Литвы, углубившаяся из-за зависимости от рекордных приростов кредитов, должна быть управляемой, чтобы сохранить макроэкономическую и финансовую стабильность.

 

Рост процентных ставок, ухудшение перспектив присоединения к зоне евро для Вышеградских и Балтийских стран, рост курса евро по отношению к доллару, кризис недвижимости в США и нескольких странах - членах ЕС, неуправляемая коррекция хозяйства других стран Балтии - это события, в результате которых может резко прекратиться прирост кредитов. Если заранее не подготовить фискальные меры, которые способны амортизировать замедление экономической деятельности в результате резкой и неожиданной нехватки кредитов, предприятия должны будут проявить исключительную гибкость, чтобы выполнить свои договоры' (из справки Минфина Литвы от 10 ноября 2006 года).

 

'Диагноз застарелых проблем Литвы'

 

'Ускоряющийся с четвертого квартала 2002 г. прирост кредитов предопределил, что в 2006 г. спрос опасно превышал производственные мощности, а хозяйство оказалось в сильной зависимости от прироста кредитов. Превентивное сочетание мер по стабилизации хозяйства, позволяющее справиться с последствиями этой зависимости, просто необходимо для того, чтобы было обеспечено равномерное приближение спроса к производственному потенциалу и чтобы избежать дальнейшего перегрева хозяйства, который может закончиться непрогнозируемой рецессией.

 

В последние годы в Латвии и Литве прирост кредитов финансирует более одной четверти ВВП, а объемы кредита по отношению ВВП быстро приближаются к 90 проц. ВВП. В Литве прирост кредита составляет более одной седьмой ВВП, и если не замедлить темпов прироста кредита до 60 проц. ВВП, то предел будет превышен. В 2007 году в странах Балтии структура прироста кредита ориентирована на непродуктивные инвестиции в недвижимость и потребление. Доля расходов Литвы на формирование основного капитала остается самой низкой в ЕС, а значительную его часть составляют непродуктивные инвестиции в недвижимость, временно дающую спекулятивные прибыли. В последние годы сформировался разрыв между производственным потенциалом и спросом, из-за которого растут не только прибыли, но и заработная плата.

 

Недостаточность инвестиций в производственные мощности, нехватка рабочей силы, впечатления от успехов последних лет и ошибочные надежды на быструю конвергенцию - все это сформировало разрыв между кредитным спросом и производственным потенциалом средней продолжительности.

 

Макроэкономическую ситуацию Литвы могут резко ухудшить кризис в других странах Балтии, резкое сокращение прироста кредита, неуправляемая коррекция цен на недвижимость, быстро увеличивающийся краткосрочный внешний долг частного сектора, который и без того уже большой' (из справки Минфина Литвы от 10 ноября 2006 года).

 

Как создалась рухнувшая пирамида

 

'Долгосрочное ослабление роста хозяйства может вызвать волна эмиграции рабочей силы, которая ищет большей зарплаты, необходимой для возврата кредита, взятого в результате ошибочной оценки краткосрочных перспектив хозяйства Литвы. Все опасности связаны с резким приростом в последнее время кредита, предназначенного на потребление и спекулятивные инвестиции в недвижимость.

Спекуляции недвижимостью не только накаляют спрос хозяйства, но и ослабляют производственный потенциал. Высокие спекулятивные прибыли и временно возросшая в соответствующих секторах зарплата ограничивают развитие секторов, производящих экспортную продукцию: не хватает рабочей силы, не хватает мощностей для реализации проектов, повышающих продуктивность. Спекуляция землей и недвижимостью может подтолкнуть к уничтожению существующих производственных мощностей, расположенных на временно подорожавших земельных участках.

 

Перегрев экономики проявляется в росте цен и ухудшении дефицита текущего счета. Ухудшение дефицита текущего счета платежного баланса Литвы началось в 2003 г., сразу после того, как в четвертом квартале 2002 г. ускорился прирост кредита. До 2004 г. прирост кредита в большей мере стимулировал рост ВВП, чем инфляцию.

 

Однозначное воздействие прироста кредита на реальный рост ВВП закончилось в 2004 г. и с 2005 года оно повышает инфляционный рост заработной платы, который с 2006 г. резко повышает инфляцию.

 

Сложившиеся проблемы в течение среднепродолжительного периода проявятся по одному или двум сценариям. Возможен сценарий, когда продолжается обоснованный на нерациональных надеждах перегрев хозяйства, а после этого происходит резкое падение, рецессия. Возможен второй сценарий, когда при формировании рациональных надежд удается сохранить умеренный и надежный рост, приближаясь к производственному потенциалу хозяйства. Альтернативные сочетания мер по каждому из этих сценариев будут иметь разную эффективность. Оценку эффективности мер осложняет то, что часть сформировавшихся хозяйственных проблем пока не предстала вполне четко' (из справки Минфина Литвы от 10 ноября 2006 года).

 

Предел долга

 

'Аналитики финансовых кризисов в Азии и Латинской Америке указывают, что сформировавшийся масштаб уязвимости хозяйства не известен до тех пор, пока не разразится кризис. Неожиданные сообщения об ухудшении краткосрочных перспектив хозяйства во время кризиса вызывают эмоциональный эффект 'волны' на финансовых рынках и еще более углубляют кризис. Важно обосновывать экономические решения, заранее учитывая еще не явные, но уже сформировавшиеся проблемы. Резкий инфляционный рост ВВП временно необычайно резко улучшает финансовые показатели предприятий, домашних хозяйств и государства, поэтому складывается опасное впечатление, что финансовое положение всех секторов улучшилось в корне и на все времена; поэтому рынки поджидает неприятный сюрприз.

 

Прогнозы коммерческих банков показывают, что расходы, финансируемые за счет прироста кредита в 2006 г., составят около 15 проц. ВВП. Значительно превышающий 4 процентных пункта ВВП стимул за счет одолженных средств - не является надежным для общего спроса. Раньше или позже будет достигнут предел долга, превышать который финансовым рынкам будет невыгодно, и тогда даваемый приростом кредита стимул для роста ВВП исчезнет. Резкое сокращение спроса на уровне более 10 проц. ВВП сильно и неожиданно может ухудшить прибыльность предприятий.

 

Пока щедро тратятся взятые в кредит деньги, предприятия получают большие прибыли. Пока предприятия получают большие заказы, до тех пор не хватает рабочей силы для их выполнения. Пока предприятия получают высокие прибыли, до тех пор они повышают зарплату, чтобы привлекать недостающую рабочую силу. Если бы прирост кредита вдруг прекратился, то предприятия лишились бы прибылей, но все-таки должны были платить высокие зарплаты. Менее прибыльные предприятия понесли бы убытки или должны были уволить работников. При резком снижении прибыльности или с увеличением убытков, с ухудшением макроэкономических настроений банки еще больше бы сократили кредитование. Предприятия столкнулись бы с проблемой рефинансирования больших кредитов. Повысились бы процентные ставки. Предприятиям пришлось бы решать проблемы ликвидности. Платилось бы меньше налогов. Возрастал бы фискальный дефицит. При механическом подсчете потеря 15 проц. расходов ВВП означала бы потерю поступлений от налогов примерно на 5 процентных пунктов. Эту потерю частично может компенсировать повышающаяся заработная плата, однако при слишком быстром росте зарплаты перед предприятиями могут встать проблемы не только ликвидности, но и платежеспособности. Из-за проблем платежеспособности может начать резко снижаться занятость, поэтому высокая заработная плата не обязательно будет смягчать потерю доходов' (из справки Минфина Литвы от 10 ноября 2006 года).

 

Спасет фискальная дисциплина

 

'Ошибочное впечатление подъема экономика сформировалось в 1997-1998 годах, поэтому даже предварительное сокращение плана доходов 1999 г. в 1998 г. показалось недостаточным, чтобы гарантировать надежность финансовых рынков в отношении фискальной дисциплины и позволить сохранить низкие процентные ставки. Слишком резкое и большое сокращение объемов кредита было одним из основных факторов как замедления роста ВВП в 1995-1996 гг., так и рецессии в 1999-2000 гг. Резкое замедление в 1999 г. прироста кредита - около 2,6 проц. ВВП - вызвало дефляцию, на одну десятую сократило занятость и почти на одну четверть - примерно на 4 процентных пункта - повысило безработицу, уменьшило инвестиции, соответственно уменьшились поступления в бюджет от налогов. Номинальный фискальный дефицит, несмотря на урезанные на 2,3 процентных пункта ВВП текущие расходы государственного сектора, повысился на 0,6 процентных пункта - до 3,6 проц. ВВП. Номинальный фискальный дефицит ухудшался из-за почти вдвое (примерно на 1 процентный пункт ВВП) возросших издержек по обслуживаю долга и из-за сокращения объемов кредита за счет уменьшившихся налоговых поступлений. Наблюдаемый во время этого подъема хозяйства прирост кредита в несколько раз превышает размеры, наблюдавшиеся на предыдущих хозяйственных циклах, поэтому циклическое замедление будет соответственно более мощным.

 

 

В среднепродолжительный период планируется структурный дефицит в государственном секторе, поэтому этот сектор не сможет даже частично компенсировать резкого сокращения спроса. Единственной мерой государственного сектора по сохранению доверия инвесторов к долгосрочной финансовой стабильности может стать закон о фискальной дисциплине, переносящий в национальную юриспруденцию положения Пакта Евросоюза о стабильности и росте. Усиление ведомственных обязательств о фискальной дисциплине повысило бы качество долговых обязательств Литвы и надежно защитило бы от риска в условиях усилившейся международной финансовой нестабильности. Укрепление доверия финансовых рынков к долговым обязательствам Литвы гарантировало бы то, что процентные ставки Литвы по-прежнему отвечали бы Маастрихтским критериям, а расходы по обслуживанию долга не увеличат номинальный фискальный дефицит. Официальное утверждение фискальной дисциплины создало бы предпосылки для ликвидации в течение нескольких лет накопившейся кредитной зависимости, избегая при этом макроэкономического шока в какие-то отдельные годы (из справки Минфина Литвы от 10 ноября 2006 года).

 

Сценарий 'бума и взрыва'

 

Уже через год, в октябре 2007 года, тон финансовых аналитиков был не таким спокойным и больше напоминал легкую панику. Целый год ситуация была пущена на самотек, и власти практически ничего не делали, чтобы избежать краха, а Литва медленно заняла место в своем ряду с другими странами, оказавшись между молотом и наковальней.

 

'Самую лаконичную характеристику ситуации в регионе дает член правления ECB Бини Смаги (Bini Smaghi): 'требования к бюджетной политике и структурным реформам, которые необходимо выполнять при связывании валютного курса с евро, могут быть слишком жесткими, чтобы нейтрализовать цикличный эффект очень низких реальных процентных ставок. Это может окончиться сценарием бума и взрыва, с потенциально очень болезненными издержками перестройки экономики, которые могут затянуть реальную конвергенцию' - эта мысль о Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе высказана на конференции 1 октября 2007 г. Цитату можно перефразировать в литовском контексте: если из-за отсутствия доминирующей политической воли не удастся осуществить меры, необходимые для формирования в 2008 г. в государственном секторе профицита в размере 4% ВВП, то издержки по реорганизации хозяйства возрастут настолько, что приближение прожиточного уровня к европейским стандартам будет происходить намного медленней, чем того хотелось бы большинству граждан Литвы. В случае оптимистического сценария издержки запоздалой консолидации составят: возрастающий в течение нескольких лет на несколько процентов от ВВП бюджетный дефицит и очень быстро растущий долг, которые образуются в результате неосуществившихся планов доходов, спада ВВП и возросших издержек по обслуживанию долга.

 

Оптимистический сценарий может осуществиться только в результате хорошей подготовки. В случае пессимистического сценария прожиточный уровень будет отброшен на уровень 2000 года' (из справки Минфина Литвы от 16 октября 2007 года).

 

Анализ уязвимости

 

'Хозяйство Литвы уязвимо в силу возраставшей в последние годы внешней несбалансированности: если резко прекратится поступление новых потоков иностранного финансирования, а еще в более худшем случае, если иностранные инвесторы примут решение вернуть свои средства, то хозяйство Литвы лишится одной пятой потребностей для финансирования внутреннего рынка. Такие сценарии вероятны в Эстонии и особенно в Латвии. В таком случае рынки сузятся примерно на 20 процентов и для экспорта литовских товаров; такая часть всего экспорта в первом полугодии 2007 г. была продана в Эстонии и Латвии.

 

Опыт кризисов платежного баланса Турции показывает, что рост от 7 проц. в одном квартале сменяется падением уже в следующем квартале, после того как запаниковавшие иностранные инвесторы вслед за доминирующими инвесторами начинают забирать свои инвестиции. В результате такого внешнего шока неизбежно будет подорвано доверие потребителей и инвесторов, поэтому экономическая активность скатится на уровень, который был несколько лет назад. При дополнительном кризисе рынка недвижимости уровень безработицы приблизится к 10 процентам и поэтому ускорится отток рабочей силы за рубеж. Поэтому целесообразно наметить меры, необходимые для смягчения нежелательных социальных последствий в случае худшего сценария.

 

Такого экстремального сценария можно избежать, только заранее консолидируя финансы государственного сектора и укрепив доверие иностранных инвесторов в том, что государственный сектор Литвы способен сохранить доверие к перспективам быстрого развития хозяйства. Чтобы избежать последствий возможного в 2008 г. международного финансового кризиса, нужен бюджет, который в условиях 8-процентного номинального роста ВВП обеспечил бы 4-процентный профицит государственного сектора. Планирование такой фискальной задачи позволит рассчитывать на поддержку и помощь международных организаций, поэтому позволит уменьшить риск того, что в 2008 году придется срочно брать долг в иностранной валюте на неблагоприятных условиях для того, чтобы сохранить достаточные резервы иностранной валюты и обеспечить необходимую для роста хозяйства ликвидность' (из справки Минфина Литвы от 16 октября 2007 года).

 

Кредиты нужно было регулировать

 

'Признаков перегрева можно было бы избежать, осуществляя в более широком масштабе меры, которые указаны в постановлении правительства Литовской Республики за ? 54 от 21 января 2005 г. 'О программе конвергенции Литвы': 'при помощи налогов управлять спросом на кредиты по недвижимости, все дополнительные доходы и сэкономленные расходы направлять на уменьшение фискального дефицита и формирование профицита, добиваться сбалансированности бюджета, снижение подоходного налога с населения согласовывать с хозяйственным циклом'. В 2005-2007 гг. зависимость хозяйства от прироста кредита усилилась и достигла такого масштаба, что применение предлагавшихся в 2005 г. превентивных мер по избеганию перегрева хозяйства были уже запоздалыми.

 

В настоящее время зависимость хозяйства от прироста кредита и акселерация роста заработной платы сформировали такой большой дефицит текущего счета, который превышает уровень, бывший перед коррекцией, вызванной российским кризисом и хозяйственным спадом 1999 года. Чтобы сохранить доверие к макроэкономической стабильности, следует реализовать сложную программу экономической политики, в которой оптимально согласовались бы масштаб и время мер. Программа позволила бы в течение нескольких лет снизить зависимость от прироста кредита и уменьшила бы дефицит текущего счета платежного баланса Литвы. Если не подготовить такую программу, то сохранится риск рецессии хозяйства Литвы.

 

Литва является малой открытой экономикой, имеющей фиксированный валютный курс, зависящий от потоков иностранного капитала, поэтому реально денежную политику Литвы определяют находящиеся за рубежом материнские банки литовских банков - это они решают, сколько средств можно выделять на кредиты в государствах Балтии. Процентную ставку базовой валюты - евро - устанавливает Европейский центральный банк вообще для всех государств ЕС, входящих в зону евро и участвующих в Механизме валютного обмена. Банк Литвы в качестве члена системы центральных банков Европы не имеет автоматического права регулировать процентные ставки, поэтому эта мера денежной политики использоваться не может.

 

В условиях Литвы политика бюджетных расходов и налоговая политика - единственная мера, способная обеспечить последовательное осуществление осмотрительных фискальных задач государственного сектора и 'регулирование' перегрева экономики' (из справки Минфина Литвы от 16 октября 2007 года).