Медведев и Бердымухамедов подписали целый ряд соглашений, среди которых большинство было посвящено взаимодействию спецслужб. Конфликт вокруг 'Набукко' продолжается.

Алексей Миллер буквально ушел от ответа. Когда журналисты поинтересовались у него судьбой газопровода 'Восток - Запад', председатель правления 'Газпрома', тихо молвив сопровождающим 'уходим', направился к выходу. И прессе оставалось лишь гадать о том, почему Миллеру захотелось уйти, вместо того чтобы дать обычный в таких случаях обтекаемый ответ на вопрос, который пока не имеет решения.

Это была не единственная тайна, связанная с трехдневным визитом президента Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова в Россию.

Вот, например, в Москве в присутствии лидеров РФ и Туркменистана были подписаны документы, выражаясь шершавым языком протокола, по 11 позициям. Среди них шесть касались сотрудничества между спецслужбами обеих стран. Между ФСБ и Комитетом национальной безопасности Туркмении, между МВД и Генпрокуратурами. Однако содержание их не разглашается.

Над ними парит зловещая тень покойного Туркменбаши. Как известно, президент Ниязов немалую часть своей жизни посвящал охоте на оппозицию. В том числе и на тех своих граждан, которые бежали из страны и обретали убежище за границей. А стать оппозиционером, даже 'предателем родины', согласно не отмененным до сих пор ниязовским законам, было легче легкого. Достаточно было просто усомниться в правильности политики, проводимой полоумным Туркменбаши.

За эти преступные сомнения по самой страшной цене расплатились многие. Самый известный пример - Борис Шихмурадов, бывший министр иностранных дел Туркмении, который имел неосторожность вернуться домой, чтобы тут же оказаться в застенке, выступить с чудовищными покаянными речами на местном ТВ и получить пожизненный срок. Позже за гражданина РФ и Туркмении Шихмурадова попытался вступиться российский омбудсмен Владимир Лукин. Ответ, который он получил со Смоленской площади, был однозначен: говорить о судьбе политзаключенного сегодня 'нецелесообразно', поскольку это может подорвать 'позитивный настрой на сотрудничество' со стороны Ашхабада.

Размышляя о подписанных ныне в Кремле секретных 'позициях', эксперты предполагают, что судьбу Шихмурадова могут разделить другие туркмены, проживающие в России и невосторженно отзывающиеся о политике Бердымухамедова. Их, заподозренных в нелояльности к Ашхабаду, будут задерживать в РФ и передавать туркменским чекистам. Если уж Россия, столь болезненно относящаяся к нарушениям прав русскоязычных где-нибудь в странах Балтии, легко сдала русских в Туркмении, то выдавать туркменов будет еще легче. Ибо газ - превыше всего, а эта тема является определяющей в отношениях между Москвой и Ашхабадом.

Между тем, газовая проблема на встрече президентов Медведева и Бердымухамедова также осталась нерешенной. Проведя много часов в дискуссиях на самые разнообразные темы и достигнув взаимопонимания по многим вопросам, они так и не подписали соглашение по строительству газопровода 'Восток-Запад'. Миллер отмолчался, помощник президента РФ Сергей Приходько коротко объяснил, что документ еще находится в стадии доработки, но тайна осталась тайной. Что же случилось?...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.