Президент Грузии Михаил Саакашвили настолько жаждал заручиться поддержкой со стороны только что приступившей к обязанностям администрации Обамы, что он, не получив приглашения выступить на очередной Мюнхенской конференции по вопросам безопасности в феврале нынешнего года, тем не менее примчался туда, чтобы встретиться с почетным гостем - вице-президентом США Джо Байденом (Joe Biden). Очевидцы рассказывали, что 'второе лицо' администрации Обамы изо всех сил старалось не только избежать рукопожатия с Саакашвили, но даже не встречаться с ним взглядом. Однако бесцеремонность грузина взяла верх, и Байден вынужден был согласиться на беседу.

Выкрутив таким образом руки американцу, грузинский президент заявил журналистам: 'Несомненно, на любых переговорах между США и Россией Грузия будет одним из важнейших пунктов в повестке дня'. Ничего подобного. После июльского визита Обамы в Москву стало очевидно: вооруженный конфликт между Грузией и Россией в августе прошлого года не только не привел к новой 'холодной войне', но и не повлиял на укрепление сотрудничества между Москвой и Вашингтоном, обеспечить которое Обама обещал в ходе предвыборной кампании. Грузинский же вопрос явно имеет для Америки второстепенное значение.

Причины этого понятны. Сегодня, через год после Пятидневной войны, правительства большинства европейских стран и администрация Обамы пришли к окончательному выводу: именно Саакашвили несет главную ответственность за это кровопролитие. Как выразилась Нино Бурджанадзе - некогда ближайшая союзница грузинского президента - в статье, напечатанной вчера в Guardian, 'Саакашвили, крайне непопулярный в стране, в отчаянье развязал обреченную на провал военную авантюру в Южной Осетии, дав тем самым России предлог для возврата баз, которые она утратила всего три года назад'.

Последняя по времени встреча Байдена с грузинским президентом, состоявшаяся в Тбилиси в июле, стала новым подтверждением того, что с бушевских времен тональность Белого дома изменилась. Хотя вице-президент выступил с дежурными заявлениями насчет территориальной целостности Грузии и неприемлемости наличия у России собственных сфер влияния, никаких официальных соглашений в ходе визита подписано не было. Единственная цель поездки заключалась в том, чтобы продемонстрировать: в Вашингтоне все-таки не совсем забыли о Грузии. Если не было каких-либо тайных договоренностей, до сих пор не стпавших достоянием гласности, Байден несомненно разочаровал Саакашвили отсутствием четких обещаний помочь с перевооружением разбитой грузинской армии. Выступая в грузинском парламенте, он подчеркнул: США помогут с модернизацией вооруженных сил страны, но 'главным образом в плане обучения, планирования и организации'. В переводе с дипломатического языка это означает ужесточение надзора и контроля американцев над грузинской армией, чтобы избежать нового безрассудного поступка по образцу прошлогоднего.

Кроме того, американские чиновники, сопровождавшие Байдена, также воспользовались визитом для того, чтобы опровергнуть намеки Саакашвили насчет скорого присоединения американских наблюдателей к миссии ЕС, патрулирующей границу Грузии с 'отколовшимся' регионом Южной Осетией. ЕС также заявил об отсутствии подобных планов, и о том, что вопрос об участии американцев если и будет обсуждаться вообще, то не раньше осени. Это известие можно только приветствовать. Российские официальные круги, конечно, крайне негативно относятся к включению американцев в состав миссии, но у Брюсселя есть и более веская причина отказаться от этой идеи. ЕС должен действовать независимо от США, и миссия в Грузии - хороший способ продемонстрировать эту способность, тем более, что прекращение огня в прошлом году было достигнуто при посредничестве европейцев, а не американцев.

Призыв Байдена к проведению демократических реформ и его встреча с оппозиционными политиками в Тбилиси - также нечто новое по сравнению с бушевским периодом. Если Буш добивался вступления Грузии в НАТО, не обращая внимания на покушения Саакашвили на демократические свободы, то новая американская администрация добивается прекращения репрессий внутри страны, не обращая внимания на стремление Тбилиси присоединиться к НАТО.

Патовая ситуация в отношениях между Саакашвили и оппозицией сохраняется, а положение в зоне конфликта остается тупиковым. Грузинские села на территории Южной Осетии подверглись этнической чистке и были сожжены. Исход грузинского населения из Ахалгори - последнего района со смешанным населением - продолжается. В дипломатическом плане россияне осуществили свою цель, добившись вывода наблюдателей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, работавших в самой Южной Осетии и на окрестных территориях, а также миссии ООН, действовавшей в другом 'отколовшемся' регионе Грузии - Абхазии.

В теории это может повысить риск пограничных столкновений, но пока они исключены. Этот конфликт на постсоветском пространстве вновь переходит в категорию 'замороженных'. Россия добилась всего, чего хотела (за исключением разве что отставки Саакашвили), и провоцировать новые столкновения - не в ее интересах. В то же время армия Саакашвили слишком ослаблена, чтобы предпринимать активные действия.

Что можно сделать, чтобы улучшить ситуацию? Том де Вааль (Tom de Waal), признанный эксперт по Кавказскому региону, рекомендует Западу наладить контакты с Абхазией, не признавая ее официально - за счет таких 'нейтральных' шагов, как поддержка открытия прямого судоходного маршрута между Абхазией и Турцией, и соответствующие демарши, призванные убедить Тбилиси также поддержать эту идею. Это не поможет Грузии вернуть контроль над Абазией, но ослабит связи Сухуми с Москвой.

Подобные шаги, несомненно, были бы полезны, но общую картину они не изменят. Факт остается фактом: сотни людей погибли, и десятки тысяч остались без крова в результате войны, развязанной Саакашвили, за которую он - пусть даже Байден и Обама периодически 'дают ему по рукам' - не поплатился ничем серьезным.

______________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме