Ровно год назад между Россией и Грузией разразилась война. Многие главы государств, включая бывшего российского президента и нынешнего премьер-министра Владимира Путина, а также экс-президента США Джорджа Буша, были в тот момент в Пекине на церемонии открытия Олимпийских игр. Похоже, боевые действия застали их врасплох.

Многие обвиняют импульсивного президента Михаила Саакашвили в том, что это он приказал начать масштабное наступление, обрушив ночью 7 августа шквал артиллерийского огня на столицу сепаратистской провинции Южная Осетия город Цхинвали.

Стороны все еще спорят по поводу точной последовательности событий. Грузия утверждает, что ее войска отвечали на обстрелы грузинских сел. Но совершенно ясно, что за считанные часы российские танки и бронированные машины в подавляющем превосходстве пересекли грузинскую границу и быстро подавили сопротивление грузин.

Но то, что вызвало удивление у друзей Грузии в США и странах Евросоюза, было совершенно очевидно и лежало на поверхности. Россия на протяжении месяцев наращивала свою военную группировку в Абхазии и Южной Осетии, а также по ту сторону границы на Северном Кавказе. За два с лишним года до войны Москва ввела полное эмбарго на торговлю с Грузией, а также прекратила все транспортное сообщение с этой бывшей советской республикой, когда Тбилиси арестовал российских офицеров, подозреваемых в шпионаже.

По словам главного экономического советника Путина во времена его президентства Андрея Илларионова, те решения, которые превратили войну между Россией и Грузией в неизбежность, были приняты гораздо раньше - в период между сентябрем 1999-го и июнем 2003 года. Они предшествовали "революции роз", которая привела Саакашвили к власти в 2004 году.

Следует сказать, что Илларионов стал активным критиком российского правительства. В декабре 2005 года он прекратил работать на Путина, и сейчас является старшим научным сотрудником либертарианского Института Катона (Cato Institute) в Вашингтоне. Он экономист, а не военный аналитик.

Тем не менее, в своей статье, появившейся в новой публикации о войне*, Илларионов собрал массу подробностей в подтверждение собственнной точки зрения.

По его признанию, он не знает " существовал ли грандиозный план начала войны против Грузии с самого начала, или он появился : только после провала бесконечных попыток российского руководства ослабить, подорвать и уничтожить грузинскую сторону невоенными средствами".

Его тезисы совпадают с выводами других высокопоставленных российских руководителей, которые в неофициальном порядке заявляли, что грузинские лидеры сами напрашивались на неприятности.

"В 90-е годы у них был шанс стать лучшими друзьями Москвы, но они предпочли этого не делать, -заявил один бывший высокопоставленный кремлевский помощник, - и это бросило нас в объятия Абхазии".

Другой рассказывает об отношении Саакашвили к Путину на одной из их первых встреч. "Я никогда не слышал, чтобы глава государства с таким неуважением говорил с российским президентом", - заявил он с очевидным отвращением.

Рассказывая о тех годах и месяцах, что предшествовали началу боевых действий, Илларионов признает, что "грузинское правительство : не было исключительно пассивным".

Вместе с тем, он возлагает основную вину за "провокации" на Москву, рассказывая о событиях, в которых он, видимо, принимал личное участие. Так, в декабре 2005 года глав российских энергетических компаний, имевших деловые связи с Грузией, вызвали в Кремль и спросили, "возможно ли прекратить поставки энергоресурсов через границу". Те сказали "нет". Спустя несколько дней в результате загадочных взрывов был нанесен серьезный ущерб двум газопроводам и линии электропередач, что привело к прекращению подачи энергии "посреди одной из самых холодных за десятилетие зим".

Вопрос о том, кто начал войну, не имеет большого значения для Москвы. Россия изменила расклад сил на местах: ее войска контролируют оба анклава, и она показала, что является единственной значимой силой на постсоветском пространстве.

Но в жизни ввергнутых во мрак невежества народов Абхазии и Южной Осетии особых перемен к лучшему не произошло. Цхинвали по-прежнему находится в руинах. Российская помощь исчезает в черной дыре печально известной своей коррумпированностью бюрократии. Обе территории полностью зависят от субсидий из Москвы.

По чувству собственного достоинства Грузии, может быть, и был нанесен болезненный удар, но ее экономика справляется намного лучше. В страну потоком идет американская и европейская помощь. Грузия проиграла в войне, но она побеждает в мирное время.

*"Августовские пушки 2008-го. Российская война с Грузией" ("The Guns of August 2008. Russia's War with Georgia") под редакцией Сванте Корнелла (Svante E. Cornell) и Фредерика Старра (Frederick Starr).

_____________________________________________________________

Грузия, год спустя ("The New York Times", США)

Гори. Фонтан на линии фронта ("Radio Free Europe / Radio Liberty", США)

Обсудить публикацию на форуме