В ночь с 7 на 8 августа 2008 года 58-я российская армия пересекла международно признанные границы Грузии. Так началось давно подготовленное вторжение, направленное на то, чтобы свергнуть мое правительство и усилить контроль Москвы над регионом, который все больше уходил из-под ее влияния.

Год спустя приходится признать, что это вторжение не принесло тех результатов, на которые рассчитывал Кремль. Последствия этих нескольких дней войны были тяжелыми: 410 грузин убиты, более 1 700 ранены, и примерно 170 000 человек вынуждены покинуть свои дома; десятки тысяч из них пытались таким образом избежать этнических чисток, проводившихся в селах Южной Осетии и Абхазии. Экономический ущерб от вторжения составил несколько миллиардов долларов.

В нарушение мирного соглашения, подписанного президентом Медведевым, российские военные не ушли на позиции, которые они занимали до конфликта, и более 10 000 из них по-прежнему расквартированы на территории двух оккупированных грузинских регионов. Сегодня их усиленное присутствие представляет собой все большую угрозу, потому что Россия недавно помешала продлению мандата наблюдательных миссий Организации Объединенных Наций и ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе), задача которых - защищать права человека и контролировать передвижение войск.

Тем не менее, Грузия восстанавливается. Наша демократия крепнет, иностранные инвесторы возвращаются, а мир теперь признает, что то, что Россия творила в августе 2008 года, представляло угрозу не только для Грузии, но и для всех стран региона, приверженных идеалам свободы и демократии.

Стремления Грузии просты и в то же время дерзки. Со времени "революции роз" 2003 года мы работали не покладая рук, чтобы превратить разваливающееся, насквозь коррумпированное и закабаленное государство в нечто совершенно новое для нашего региона: в современное, ответственное государство, союзника Запада, соответствующее европейским стандартам и решительно идущее по пути демократии и рыночной экономики.

Через двадцать лет после падения Берлинской стены эти стремления должны были бы стать чем-то естественным. Даже Россия должна была бы радоваться тому, что у нее есть стабильный, динамичный и процветающий сосед. Вместо этого Москва чувствует себя оскорбленной нашими общими намерениями. Как будто появление на Кавказе нового поколения лидеров, ориентирующихся на Европу, представляет собой экзистенциальную угрозу российскому государству. Подобное восприятие событий, унаследованное от времен "

холодной войны, в большой степени объясняет события августа 2008 года. Нам было трудно, но мы все же пережили эту войну. Когда она закончилась, мы встали перед жизненно важным выбором.

Большинство стран, сталкивающихся с такими серьезными угрозами, имеют тенденцию замыкаться в себе. Мы же, наоборот, решили пойти дальше по пути продвижения свобод и ценностей, которые мы разделяем с Западом. Эти ценности - мы знаем это - в итоге станут для нас лучшей защитой, гарантией того, что мы никогда больше не вернемся в мрачные времена советского гнета. Во время апрельских манифестаций, например, - даже тогда, когда российские танки были в 32 километрах от нашей столицы (где они по-прежнему и находятся) мы избрали политику открытости и сдержанности. Полиция не вышла на улицы и позволила манифестантам незаконно в течение трех месяцев блокировать главный проспект Тбилиси.

Отказываясь использовать российскую оккупацию как предлог для ограничения свободы в выражении тех противоречий и антагонизмов, которые существуют в грузинском обществе, я лично следил за тем, чтобы силы правопорядка охраняли палаточные лагеря оппозиции. Затем мы предложили предводителям протестующих начать диалог с целью глубокого реформирования нашей конституции, избирательной системы, СМИ и системы правосудия.

В июле этот диалог интенсифицировался, когда я взял на себя обязательство провести серию реформ по четко определенному графику: проведение прямых выборов мэров в мае 2010 года; введение нового избирательного кодекса и избрание по широкому соглашению председателя Центральной избирательной комиссии; сокращение полномочий президента в пользу парламента; введение более жестких санкций против представителей государства, попытавшихся оказать давление на судей; укомплектование Совета попечителей Общественного вещания в равной пропорции членами оппозиции и представителями власти.

Мы удвоили усилия для увеличения открытости нашей страны. Международное сообщество это заметило, и мы благодарны ему за это. Нам было обещано более четырех миллиардов евро на устранение нанесенного войной ущерба и заботу о вынужденных переселенцах. В страну снова потекли иностранные инвестиции. Международное сообщество осудило многочисленные случаи нарушения Россией соглашения о прекращении огня. В июле в Москве президент Обама решительно поддержал нашу территориальную целостность и наше стремление вступить в НАТО.

Сегодня Грузия сталкивается с новой ситуацией, в которой, однако, прослеживается нечто знакомое. Так же, как когда-то Берлинская стена отделяла свободный мир от коммунистического пространства, сегодня колючая проволока отделяет нас от двух наших оккупированных территорий. Международные наблюдатели были изгнаны из этих регионов, СМИ заткнули рот, а грузинским гражданам помешали вернуться в свои дома. В это время Россия продолжает строить там новые военные базы.

Эта угроза касается не только нас. Это угроза всем странам свободного мира, разделяющим принцип, согласно которому межгосударственные границы нельзя изменять силовыми методами. Если мы не будем противодействовать подобной практике - идет ли речь о трансграничных нападениях, "замороженных конфликтах", имеющих целью дестабилизировать суверенные государства, или о прекращении энергопоставок в политических целях, - никто из нас не будет в безопасности. Вот почему, вместе с нашими западными друзьями, мы решили применять те методы, которые позволили мирными средствами положить конец холодной войне.

Мы призвали все государства уважать территориальную целостность Грузии и не признавать независимости оккупированных территорий. Мы с радостью констатируем, что такой подход разделили почти все члены международного сообщества. Мы полны решимости, но терпеливы. Мы не стремимся вернуть эти территории силой, но и не забываем о правах грузин - вынужденных переселенцев. Прежде всего мы будем продолжать строить открытую демократию и экономику. Как нам заявил в июле американский вице-президент Джо Байден (Joe Biden) в ходе своего визита в Тбилиси: "Все прогрессивные страны мира, в особенности страны этого региона, заинтересованы в вашем успехе".

Двадцать лет назад благодаря привлекательности свободного и процветающего Запада пала Берлинская стена. Мы убеждены, что пример свободной и процветающей Грузии в конце концов восстановит наш суверенитет и восстановит справедливость после российского вторжения августа 2008 года. С помощью наших друзей в Соединенных Штатах и Европейском Союзе, которому мы вечно будем признательны за ту роль, которую он сыграл в 2008 году и играет до сих пор, Грузия продолжит свое восстановление и движение навстречу семье европейских демократий.

Михаил Саакашвили - президент Грузии

Обсудить публикацию на форуме

____________________________________________________________

В поисках русской агрессии ("The American Conservative", США)

Журналисты на российско-грузинской войне ("BBCRussian.com", Великобритания)

Москва обвиняет США в том, что они вооружают Грузию для "агрессии" ("Liberation", Франция)

Снова август и снова война? ("Delfi", Эстония)

"Саакашвили готовится к новой войне", говорит грузинский дезертир ("Russia Today", Россия)

Россию обвиняют в переносе границы ("The New York Times", США)