Год назад между Россией и Грузией разразилась война. Небольшая по стандартам современности - длинной всего в пять дней, с умеренными потерями, - она, тем не менее, вызвала в Европе крупнейший кризис с тех времен, как Слободан Милошевич начал в девяностые этнические чистки на Балканах. Впервые после советского вторжения в Афганистан Москва вторглась на территорию соседней страны. Было нарушено ключевое правило европейской безопасности, установившееся после окончания 'холодной войны', которое гласит, что границы в Европе нельзя перекраивать силой оружия. Москва продемонстрировала уродливую империалистическую сторону своей политики, которая, как надеялся Запад, отошла в историю.

Истоки войны коренятся не только в борьбе за территории или в разногласиях по поводу статуса двух сепаратистских провинций. Целью войны было помешать Грузии сблизиться с Западом; конфликты Кремль просто использовал в рамках более широкой стратегии по подрыву западных планов Тбилиси. Москва боялась эффекта, который прозападный демократический эксперимент Грузии мог оказать на Южный Кавказ и потенциально на саму Россию.

Впрочем, изучая мотивы Кремля, следует помнить, что это не снимает с Грузии ответственности за ее ошибки.

Решение президента Михаила Саакашвили начать войну, принятое 7 августа стало отчаянной реакцией на опасность навсегда потерять сепаратистскую провинцию, и нависшую над десятками тысяч грузинских жителей Южной Осетии угрозу этнических чисток. Кроме того, существовал риск нападения на Тбилиси, а сам Саакашвили просто боялся, что бездействие кончится для него политической смертью. Он начал войну, несмотря на то, что ключевые союзники неоднократно говорили ему не делать этого, войну, в которой он не мог победить. Войну проще начать, чем остановить, и Тбилиси убедился в этом, когда ему пришлось, чтобы выжить, заключить несправедливый мир.

Западу тоже стоило бы посмотреть в зеркало. Его раздробленность и политические ошибки ускорили путь к конфликту. Годами он поддерживал сомнительную миротворческую деятельность, манипулируя которой Москва привела дело к войне. Признание независимости Косово делало Грузию более уязвимой, но никаких шагов, чтобы смягчить эту ситуацию, предпринято не было. Решение, принятое НАТО по вопросу о приеме в альянс Украины и Грузии весной 2008 года на саммите в Бухаресте, подтолкнуло Москву начать эскалацию. Настоящая ошибка заключалась в том, что Запад не вмешался в то время, когда конфликт еще можно было предотвратить. Мы не смогли утвердить основополагающие принципы и нормы европейской системы безопасности, которая якобы должна защищать маленькие страны от хищнических аппетитов больших. Эта система также потерпела в августе крах.

Технически, эта война была небольшой, но она поднимает крупные политические вопросы. Верим ли мы все еще в основополагающие принципы, закрепленные в 1990 году Парижской хартией, и готовы ли их защищать? Или же мы уступим президенту Дмитрию Медведеву, который намерен переписать правила европейской безопасности, чтобы Москва получила сферу особого влияния? И как мы будем 'перезагружать отношения с Россией, сохраняя верность нашим ценностям и целям мира и демократии в Европе? Конфликт, приведший к войне, не завершен. Ключевые вопросы не разрешены. Грузия все еще стремится на Запад, а Москва по-прежнему хочет ей помешать. Именно поэтому из Москвы вновь слышатся отзвуки бряцанья оружием.

В любом случае из событий прошлого августа следует извлечь два урока. Во-первых, Западу следует проявить единство и подчеркнуть, что нарушение правил игры в Европе не может так просто сходить с рук, и что дальнейшая агрессия по отношению к Грузии приведет к переосмыслению отношений с Россией, которое в прошлом году произведено не было. Можно выступать за прием Грузии в НАТО или против него, но мы должны единогласно заявить, что 'перезагрузка' отношений с Москвой возможна только в том случае, если она вернется к принципам Парижской хартии.

Второй урок относится к Грузии. Тбилиси должен прекратить фокусироваться на конфликте с Россией, отложить на время в сторону вопрос о будущем статусе Абхазии и Южной Осетии и с прежним пылом взяться за демократические реформы. Это - единственный способ вернуть себе политическое и моральное превосходство, привлечь иностранный капитал и убедить Запад в возможности более тесного сближения. В этом случае останется надежда, что однажды Абхазия и Южная Осетия мирно вернутся в состав единой Грузии.

Рональд Асмус - исполнительный директор трансатлантического представительства американского Фонда Германа Маршалла в Брюсселе, автор книги 'Маленькая война, которая потрясла мир: Грузия, Россия и будущее Запада' ('The Little War that Shook the World: Georgia, Russia and the Future of the West'), выходящей в издательстве Palgrave Macmillan.

_________________________________________________________

Обсудить публикацию на форуме